К станку!

Еще во время интервью для ноябрьского номера Cosmo Марика нам призналась, что в детстве хотела стать балериной.

К станку!

Еще во время интервью для ноябрьского номера Cosmo Марика нам призналась, что в детстве хотела стать балериной. На свой юбилей мы решили сделать подарок телеведущей — организовали ей занятие в студии «Балет для всех», а заодно сами приобщились к прекрасному… виду стройной девушки в пачке и пуантах.

Выступающая

Пока Марике закручивали на затылке волосы и рисовали стрелки, она успела поведать о своих отношениях с балетом: «Мама рассказывала мне про балет, а я говорила, что, когда вырасту, буду известной балериной, меня покажут по телевизору и напечатают фото в газетах! Конечно, меня привлекала не только потенциальная известность и огни рампы Большого театра — мне просто очень нравилось танцевать. Но в хореографическую школу меня отдали, когда мне было уже лет 10. Я прозанималась недолго, года три. В детстве я была девочкой рослой и объемной, и балерины из меня выйти, конечно, не могло. Насколько я знаю, если танцовщица весит больше 50 кг, партнер просто отказывается ее поднимать. Несмотря на то, что мои отношения с балетом так и не сложились профессионально, мне кажется, что для любой девочки занятия все равно важны — и для осанки, и для грации. Но воспоминания о хореографии у меня не розовые и безоблачные. Это было тяжело. Особенно мне мешала выдающаяся задняя часть моего тела. В балете нужно все втягивать в себя, а попа у меня выступала совсем не по-балетному. И мой преподаватель, приятный седовласый, но очень грозный мужчина с громким голосом, на каждом занятии оставлял на моей круглой попе внушительный красный след — она категорически отказывалась втягиваться!» (Смеется.)

«Левая нога на полупалец, и гнемся назад…» «И чего педагоги наседают с этой выворотностью!» «Ай, ой, я не могу, ой…»

Две пачки

«Бросала балет я без особого сожаления: опыт был получен, выдающаяся карьера мне не светила, и продолжать не было смысла. Но, пожалуй, желание стать балериной было самой яркой мечтой детства. Потому что позже времени мечтать у меня уже не было: я начала работать в модельном бизнесе и резко повзрослела. А балет до сих пор люблю. До недавнего времени часто ходила на спектакли. Правда, уже давно не была — все никак не могу затащить туда свою вторую половину. (Улыбается.)
Я всю жизнь мечтала надеть пачку! Но за все время занятий хореографией этого так и не произошло. Поэтому, когда вы спросили меня о моей детской мечте, я сразу предложила эту съемку в надежде, что мечта сбудется. На самом деле из всех видов танца, которые нам преподавали в школе, моим любимым был народный, но там не было пачек… (Смеется.) Кстати, пачка-то будет? Я всегда видела себя в образе лебедя — нежная, хрупкая, в белой пачке… (Мечтательно.) Хотя сейчас я, пожалуй, уже больше подхожу на роль черного лебедя. Кстати, пуанты меня никогда особо не манили. Я успела встать на них, но, к счастью, меньше чем за год до того, как завязала с балетом. Потому что это такая травма для ног…»

Я это сниму?!

И тут принесли костюмы: две пачки, черную и белую (радости Марики не было предела!), и… пуанты (что вызвало куда меньший восторг). Сначала она примерила белую пачку. Разумеется, в образе белого лебедя хочется порхать по сцене, скромно потупив глаза. Но педагог Евгений поставил Марику к станку. Первая позиция в неразношенных пуантах оказалась делом непростым. «А-а-а!» — кричала Марика, теряя равновесие, но Евгений всегда успевал поддержать ученицу. Минут через десять, освоившись, Марика перешла к деми-плие, батман тандю и растяжке, периодически интересуясь: «А что, вот здесь так и должно быть больно (указывая на твердую часть пуант)?» — «Так и должно», — улыбался Евгений, поправляя ученице руки и поворот головы. Еще минут через десять раздалось истошное: «Больше не могу! Можно я ЭТО сниму?!» Но Евгений непреклонен: «Все хорошо, Машенька, ты молодец. Давай попробуем встать на пальцы». И Марика героически терпела.

Так не носят!

Утомившись от перевоплощения в белого лебедя, она стала осторожно интересоваться: «Можно я примерю черную пачку? С черным купальником и черным трико должно быть очень красиво…» — «Под черную пачку все равно надевают белое трико, — заметил Евгений, — пуанты ведь светлые». — «Черная юбка с белыми колготками? Так ведь не носят!» — воскликнула Марика и побежала переодеваться. И через пять минут появилась черным лебедем — черные трико, купальник и пачка. (Пуанты остались в раздевалке — ввиду цветового несочетания…) Черный лебедь оказался более активным, чем белый. Марика продемонстрировала шпагат (и хотя она уверяла, что это не считается, до пола оставалось совсем чуть-чуть, лично я на такой шпагат садилась после четырех лет занятий балетом) и свободные прыжки. Напрыгавшись и устало облокотившись на станок, черный лебедь широко улыбнулся и заметил: «Уф, кажется, спортзал на сегодня можно отменить…» Но, отдохнув пару минут, снова встал к станку.
Особый восторг у Марики вызвала картина на стене — девушка замерла в прыжке-шпагате. «Сфотографируйте меня с ней! Ну пожалуйста! Я сделаю как она! Ну, может, не совсем так…» И Марика, бодро закинув ногу на станок, изобразила красивую растяжку, почти как на картине. «Правое бедро внутрь, правое колено согнуть, рука во второй позиции, левая на полупалец, и гнемся назад», — командовал Евгений. «Нет-нет, давайте что-то одно — либо согнуть, либо на полупалец», — испугался лебедь. «Ай, ой, я не могу, ой…» — левая нога на полупальце, правое колено согнуто, и Марика уже гнется назад. Оказывается, ничего невыполнимого нет!


Все оказалось значительно сложнее, чем помнилось из детства. «А что, вот здесь так и должно быть больно?» Не в пример белому, черный лебедь был очень активным.

Выросла

Отработав по‑честному полтора часа, черный лебедь присел отдохнуть и поделился впечатлениями: «Я очень довольна! Но все оказалось значительно сложнее, чем помнилось из детства. Что, в общем-то, не удивительно — в детстве у меня все-таки была большая растяжка, гибкость и выворотность. Помню, все время думала: „И чего педагоги наседают с этой выворотностью?“ А теперь поняла. Я уже не в состоянии встать в первую позицию, вся выворотность куда-то исчезла. Конечно, наше занятие скорее развлечение, чем настоящий балетный класс. Но уже после первого получаса я порядком утомилась. А что касается мечты, то я поняла, что, пожалуй, из нее выросла — во всех смыслах этого слова. (Смеется.) Но зато надела пачку! Это здорово!»
Пачка стала военным трофеем Марики. «Отдайте, продайте!» — воскликнула она, едва увидев черную пачку. И уговорила — балетный класс покидала, выпрямив спину и с пачкой в руках: «Я обязательно буду ее носить! Надену на ближайшую вечеринку!»

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить