Избавление от стресса

Корреспондент Лена Калинина из любопытства пошла на тренинг по рефлекторной психокоррекции, но сделала неожиданные и важные открытия.

Избавление от стресса

На тренинг я отправилась в очень беспокойном состоянии. Год назад переехала жить из Новосибирска в Москву. Сняли с мужем квартиру, нашли работу, освоились в столице. И все было неплохо. Но в сибирском городе остались родители, подруги. Когда спустя полгода поехала домой, то обнаружила, что каждая улица была безмолвным свидетелем моей жизни. В этой кофейне вместе с подругой Аней мы по пятницам пили кофе, обсуждали новые маркетинговые стратегии, мужчин и маникюр. На этом пешеходном мосту однокурсница Юля неожиданно устроила девичник. Мы пили шампанское и смотрели сверху вниз на проезжающие автомобили…

Покидала Новосибирск с мыслью «вы все здесь остаетесь, а я еду покорять Москву». За полгода не было возможности навестить родных и близких — испытательный срок на новой работе, не хватало денег на поездку. Честно говоря, скучала весьма условно. Но вскоре возникла необходимость слетать в родной город, чтобы забрать новый паспорт. Как только сошла с трапа самолета, воспоминания о «той» жизни захлестнули с головой. Только в этот момент поняла, как соскучилась! С родителями удалось провести только пару дней. И оба вечера, засыпая на своей родной кровати, думала о том, что совершенно не хочу возвращаться в Москву. Плакала от неосуществимого желания остаться у мамы, не делать никакую карьеру, а предаться тихой, размеренной провинциальной жизни.

В день отлета сидела в любимой кофейне и разбавляла сладкий латте солеными слезами. «Новосибирские каникулы» словно что-то изменили во мне. Заставили задуматься о том, что в этом городе можно остаться, родить ребенка. А в Москве меня ждет работа и весьма туманная перспектива когда-нибудь получить собственное жилье.

В таком состоянии вернулась в столицу. И никак не могла успокоиться. Знакомая мелодия, случайные прохожие, внешне напоминающие подруг — каждая мелочь пробуждала воспоминания и вызывала слезы. Было тяжело работать, не хотела никого видеть. Не могла говорить о переживаниях мужу, потому что сама не знала точно — хочется ли мне вернуться обратно в Новосибирск.

Очевидно, что оказаться на тренинге «Попасть в точку» мне было суждено. Один звонок из редакции Cosmopolitan Психологии — и я уже сидела в комнате Института групповой и семейной психотерапии, разглядывала других участников и с нетерпением ожидала начала.

Уравнение с двумя неизвестными

После того как ведущий объяснил основные принципы методики рефлекторной психокоррекции, решил продемонстрировать ее действие на практике. Спросил, есть ли среди присутствующих человек, который в данный момент находится в состоянии выбора и не может отдать предпочтение ни одному из имеющихся вариантов. Добровольцем вызвалась девушка Катя. Марк Сандомирский предложил ей сесть рядом с ним в центре круга. И объяснил, что попробует помочь принять решение, однако она не должна ничего рассказывать о своей проблеме вслух. Я удивилась — как такое вообще возможно? Не понимая сути, разрешить ситуацию. Но не стала задавать вопросов.

«Я попрошу вас мысленно определить оба варианта решения проблемы номерами 1 и 2», — попросил психолог. Выражение лица Кати стало сосредоточенным. В этот момент доктор достал обычную зубочистку и начал легко касаться поверхности ушной раковины Кати, словно пытаясь нащупать какую-то точку. Это было неожиданно, потому что, по моему представлению, психолог должен был воздействовать на активные точки рук или лица.

Любое напоминание о родном городе вызывало у меня слезы

Он же попросил «подопытную» сообщить всем, когда она почувствует, что в определенном месте прикосновение зубочистки станет более ощутимым. Вскоре девушка остановила терапевта: «Вот здесь. Появилось ощущение, что у вас в руках не деревянная палочка, а иголка». Ведущий тренинга зафиксировал прикосновение зубочисткой. И начал тихим, вкрадчивым голосом задавать вопросы: «Подумайте о варианте № 1. С чем будет сопряжен отказ от него? Насколько весомыми вам кажутся преимущества, если остановить выбор на нем? Опишите ощущения». Катя сообщила, что появилась тяжесть в коленях и сердце. Тогда психотерапевт попросил подумать о варианте № 2, задавал подобные вопросы, чтобы выяснить, меняется ли что-то. На лице девушки отразилась улыбка — было видно, что размышлять о втором варианте гораздо приятнее: «Не могу сосредоточиться на нем. Мысль убегает, но чувствую легкость в теле, головокружение». Пришло ли к Кате понимание, какому варианту лучше отдать предпочтение? Девушка на мгновение задумалась и сообщила, что появился третий вариант. Психотерапевт загадочно улыбнулся, убрал зубочистку и сказал: «Я не прошу вас сделать окончательный выбор. Но теперь вы знаете, что есть и другие возможности. Очевидно, оба варианта вас не устраивали, поэтому вы и не могли ничего решить».

Пока наблюдала, пыталась понять — в чем же секрет? Что происходит в голове и теле человека, который подвергается такому воздействию? Эти вопросы по‑прежнему оставались без ответа. Когда специалист сообщил, что ему нужен еще один доброволец, желательно человек, который недавно пережил стресс, я подняла руку. Стресс, который грозил перерасти в депрессию, у меня имелся.

Волшебная палочка

Когда я села рядом с психологом, он уточнил — как давно был стресс и насколько он был длительным. Честно ответила, что неделю назад пришлось пережить два сложных дня (как раз, когда находилась в Новосибирске и горевала о том, что придется скоро оттуда уезжать). Он кивнул и достал из кармана инструмент, похожий на вязальный крючок — с пластиковой рукояткой и металлическим стержнем. Только наконечник был выполнен в виде небольшого шарика, как у пишущей ручки. Психотерапевт попросил подумать о тех событиях. Вспомнила родной город, кровь прилила к лицу, и я покраснела. Подступили слезы, начала глубоко дышать, чтобы не расплакаться прямо здесь. Видимо, терапевт это заметил и сказал: «Сейчас я буду надавливать на точки в ушной раковине, а вы скажите, когда это прикосновение станет более ощутимым». Чувствовать прикосновение прохладного металлического наконечника было приятно. Однако вскоре в одном месте, практически возле слухового отверстия, появилось ощущение жжения. Там психотерапевт и зафиксировал «вязальный крючок». Все ухо целиком охватил жар. «Горят уши» — самое верное определение этого ощущения.

Марк Сандомирский позже объяснил, что выбирает определенные точки на ушной раковине в зависимости от того, какие эмоции испытывает пациент. В Катином случае это была самая верхняя часть уха, которую иногда прокалывают поклонники пирсинга. А «моя» точка располагалась внутри ушной раковины, возле слухового отверстия.

Так рефлекторное воздействие происходит на центры ствола мозга, а также через них на зоны, связанные с восприятием телесных ощущений (теменная кора). Делается это для того, чтобы нейтрализовать негативные эмоции, связанные с прорабатываемыми проблемами. Ведь именно невозможность мыслить логически мешает справиться со стрессом. При этом включается подсознательное, «альтернативное», мышление, которое и подсказывает выход из положения.

Когда волнение, страх, чувство обеспокоенности нейтрализуются (а психотерапевт называет это «эмоциональной анестезией»), защитные механизмы мозга начинают работать должным образом, способствуя проработке проблемы.

Когда моя «больная точка» была обнаружена, психолог попросил обратить внимание на ощущения во всем теле — туловище, руках, ногах, голове. Совершенно четко ощутила жар в груди. По просьбе психотерапевта попыталась представить и описать его: «Это пылающий шар в размер грудной клетки. Отчетливо вижу его раскаленное ярко-оранжевое ядро, а ближе к краям интенсивность цвета уменьшается — похоже на бледно-желтый пар». «Надо же, какая буйная у тебя фантазия!» — сказал муж, когда после тренинга поделилась с ним своими впечатлениями. Но этот образ был настолько реальным! Даже почувствовала, с какой тяжестью давит ядро этого шара. Позже кто-то из участников тренинга спросил: «А это ощущение всегда сопровождает вас в сложных ситуациях?» Задумалась и поняла: да, именно так и выглядит мой стресс.

Мой стресс выглядел, как огненный шар, пылающий в области грудной клетки

Ведущий попросил еще раз подумать о произошедших событиях, представить, что они могли бы развиваться по‑другому.

Интересно, что когда смотришь на рефлекторную психокоррекцию со стороны — не понятно абсолютно ничего: просто сидят два человека, один из которых касается другого забочисткой. Но когда испытываешь физическое воздействие на себе, все вопросы психотерапевта кажутся такими логичными и понятными! По просьбе Марка Евгеньевича пыталась «переиграть» все произошедшее. Искренне старалась представить, что на самом деле ничего притягательного в Новосибирске, как месте для постоянного жительства, нет. Что близкие люди, оставшиеся там, не так много для меня значат. Но тело протестовало — огненный шар в груди начал расти и пульсировать. Сообщила, что относиться по‑другому к событиям недельной давности не выходит. Тогда мне предложили просто принять эту ситуацию такой, как есть. Почувствовать, что ничего страшного в ней нет. И описать, как изменились ощущения в теле. Дальше произошло невероятное: я словно на время потеряла возможность трезво мыслить, потому что нахлынувшие ощущения были настолько яркими, что метаморфозы можно было «увидеть». Огненный шар начал уменьшаться, а вместе с ним утих и жар в груди. Вскоре он в буквальном смысле испарился. Воображение дорисовало ощущение так: в прохладных летних сумерках, над поверхностью небольшого пруда стелется туман. Еще заметила, что в руках и ногах появилась приятная слабость, как после пробежки. А в целом — пришло состояние легкости. Даже показалось, что раньше задерживала дыхание, а теперь получила возможность дышать. И глубоко вздохнула. Когда я описала все происходящее, специалист удовлетворенно кивнул и убрал металлический наконечник. Все произошедшее за последние несколько минут сильно напоминало волшебство. Но специалист объяснил, что все вопросы он формулировал, основываясь на тех зрительных образах, которые возникали. Для этого есть специальная методика телесно-интуитивного самоанализа, которая позволяет «говорить» с подсознанием.

Он попросил еще раз подумать о ситуации и рассказать — изменилось ли что-то. Я прислушалась к себе и поняла — да. Теперь вспоминала о поездке в Новосибирск слегка отстраненно, просто как о факте своей биографии. К горлу больше не подступал комок. Совершенно не хотелось плакать. Впервые за неделю улыбнулась, дышала свободно, полной грудью. Было ощущение, что комнату, где мы находились, только что проветрили. Я поняла, что не могла разобраться в себе из-за того, что мешали эмоции. Приземлившись в Москве, сразу поехала на работу, там начала решать накопившиеся вопросы. У меня не было времени пережить, проанализировать все, что произошло в поездке. И только на тренинге удалось погрузиться в себя. Поняла, что в Новосибирске прошла большая часть моей сознательной жизни: студенчество, первая работа, карьерный рост, замужество. Вспомнила, что этот город не мог предоставить больше возможностей, поэтому я и покинула его. И действительно хочу остаться в столице. А получить жилье и завести детей — всегда можно. Было бы желание, тогда непременно найдутся и возможности. Это понимание принесло мне долгожданное успокоение.

Самое удивительное, что вся процедура заняла буквально 10 минут. Хотя мне показалось, что она длилась довольно долго. Марк Сандомирский объяснил, что у каждого из нас есть внутренние ресурсы для того, чтобы справиться со всеми своими проблемами, но доступ к ним затруднен из-за обилия эмоций.

После «сеанса связи» с моим мозгом, было ощущение, что я словно ненадолго заснула. Может быть, это был гипноз? Однако психотерапевт опроверг мои догадки: «В глубокий гипнотический транс я не погружал. За счет рефлекторного воздействия на точки ушной раковины возник легкий транс, создавший основу для для формирования в мозге новых связей. Ведь в процессе психокоррекции мы получаем возможность „договориться“ с подсознанием. Проще говоря, „переучиваем“ мозг и „переделываем“ память». Я вернулась домой с опасением, что на следующее утро мое угнетенное состояние вернется. К счастью, этого не произошло. И неделю спустя я продолжала чувствовать легкость, готовность к новым свершениям, решительность преодолеть все трудности.

Принципы действия рефлекторной психокоррекции

Благодаря техническому прогрессу у ученых появились средства наблюдения за процессами мозговой деятельности (магнитно-резонансная томография). Теперь мы можем увидеть, как разные зоны мозга работают в процессе переживания различных эмоций. Марк Сандомирский объясняет основные принципы действия рефлекторной психокоррекции неразрывной связью психических процессов и мозговой деятельности. Он уверен, что мысль материальна, и, физически воздействуя на наше тело, мы влияем и на мозговую активность. А благодаря этому можем изменить эмоции и внутреннее психическое состояние. Проще говоря, нажимая на определенные точки на голове, руках, ногах, посылаем в мозг сигналы, которые и приводят к метаморфозам внутреннего эмоционального состояния. Отличие этого метода от традиционной психотерапии заключается в том, что мозг воспринимает прикосновения к телу как нечто естественное и именно поэтому так хорошо поддается физическому воздействию. Внутренние процессы «переучивания» мозга начинают происходить очень быстро. Таким образом, снять стресс можно за 10−15 минут.

Фото Fotobank (1)
Благодарим Институт групповой и семейной психотерапии и лично Марка Сандомирского за помощь в подготовке материала.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить