Интроверсия: проблема или норма?

В семье нашего автора Алины Фаркаш интроверсия считалась чем-то средним между психическим заболеванием и проявлением дурного характера.

Интроверсия: проблема или норма?

В моей семье интроверсия считалась чем-то средним между психическим заболеванием и проявлением дурного характера. Долгое время я была с этим абсолютно согласна. И пыталась «вылечиться». Иногда даже получалось. Впрочем, счастья мне это не принесло. Оно, как обычно, подкралось с совершенно неожиданной стороны.


Звездочек не хватала

Мне восемь лет, меня только что приняли в октябрята. У всех дурацкие железные звездочки, и только у одной девочки — совершенно необыкновенная: крошечная, пластмассовая, а внутри фотография маленького Ленина. И я изнываю от желания иметь такую же звездочку. Мама носится по всей Москве в попытках купить эту прелесть, но никто подобного не видел. А на летние каникулы я еду к бабушке в Запорожье и там — не где-нибудь, а прямо в магазине около дома — лежат эти звездочки. Как ни в чем не бывало! Я вцепляюсь в бабушкин рукав, не помня себя от восторга. Бабушка дает мне рубль и предлагает попросить вожделенный предмет у продавщицы самостоятельно.

И я понимаю, что не могу этого сделать, просто не могу.

Вот прямо так, на глазах у всех, подойти, протянуть деньги через прилавок и попросить продать мне звездочку? Нет, это слишком стыдно. Не смогу ни за что и никогда. И тут нашла коса на камень: моей бабушке упорства не занимать, но и я не лыком шита… Так прошел час. Бабушка стояла у входа и всем видом показывала, что готова стоять неделю. Я маялась у прилавка с промокшим рублем в ладони и с каждой минутой все отчетливее понимала: нет, не смогу. Когда продавщица не выдержала, наклонилась ко мне и спросила, чего же я хочу, то нервы сдали окончательно. Я без слов развернулась и вылетела из магазина.

Бабушка потом вздыхала: «Она у нас такая бука, такая нелюдимая. Я просто не знаю, что делать, как ее научить общаться». Самое удивительное, что особой потребности в общении я никогда не испытывала. И от этого еще больше убеждалась в своей ненормальности. Нет, я очень любила поболтать — меня было не заткнуть рядом с подружкой, с которой мы общаемся еще с яслей. Или с сыном маминой подруги: в свое время мы лежали в одной люльке, и он мне почти как брат. С ним я тоже всегда была егозой и заводилой. Но вот никаких других людей мне было не нужно.

Во время каникул в моей семье действовало строгое правило: родители позволяли мне читать книги только после того, как я не менее двух часов погуляю во дворе. И я обреченно нарезала круги вокруг нашего дома, а секунды на моих электронных часиках отщелкивались так невыносимо медленно… Мои мама с папой очень надеялись, что если я стану поменьше читать и буду регулярно гулять, то немедленно социализируюсь. Но все случилось гораздо позже.

Впервые термины «экстраверт» и «интроверт» появились в знаменитой работе Карла Юнга «Психологические типы». Согласно Юнгу, экстраверсия проявляется в направленности либидо человека на внешний мир, интересы этого типа касаются социальных и практических аспектов жизни. Интроверт же предпочитает размышления и воображение операциям с реальными внешними объектами, он сосредоточен на своем внутреннем мире и не очень хорошо взаимодействует с действительностью.

Оставьте меня

Дело в том, что многие интроверты в узком и хорошо знакомом кругу — и шумные, и разговорчивые, и с виду очень даже коммуникабельные, и заводные. Из серии «Кто бы мог подумать!». Это сильно затрудняет самоидентификацию. В старших классах школы я уже была на двести процентов уверена в том, что я абсолютный, законченный экстраверт, — тогда я активно общалась со всеми вокруг и даже завидовала противоположному лагерю: им хорошо, они не страдают от отсутствия близкой дружбы. Мне и не приходило в голову, что подобная рефлексия и жажда «очень близкой дружбы» свойственна именно нам, интровертам. Наверное, можно считать, что мне в этом смысле повезло: я выросла среди коммуникабельных людей и отлично умела имитировать бурную общительность. Обычно у нас дома собирались большие вечеринки, меня приглашали в гости, это было весело… первые сорок минут. Потом я или забивалась с книжкой в какую-нибудь дальнюю комнату (чаще всего в ванную), или уединялась с одним человеком — болтать или целоваться. Усталость, головную боль и желание сбежать от всего этого веселья я списывала на низкое давление, табачный дым и множество других факторов. Признать в себе человека, который просто-напросто не любит вечеринки, я была совершенно не готова.

Примерно в то же время, в старших классах школы, я начала писать статьи в газеты. Звонить незнакомому человеку, брать у него интервью, задавать вопросы — все это оказалось и страшно, и мучительно. Я пыталась бороться с собой. Писала на бумажке шпаргалку: «Здравствуйте, меня зовут Алина Фаркаш, я корреспондент газеты „Вечерняя Москва“, мне бы хотелось поговорить с вами о безопасности дорожного движения…» И так далее, вплоть до заключительных слов «огромное вам спасибо, мне было очень интересно с вами беседовать, вы позволите, я позвоню вам еще раз, если у меня возникнут дополнительные вопросы?» Без этой шпаргалки я — на полном серьезе — не могла вспомнить, как меня зовут, испуганно мычала в телефон и, окончательно смутившись, бросала трубку.

Придуман не нами

Мир, в котором мы живем, создан исключительно для экстравертов, что неудивительно: в общей сложности их почти в три раза больше. Ты замечала, что если в пятницу вечером ты танцуешь на барной стойке без лифчика, то, с точки зрения общественности, твоя жизнь вполне удалась, а если сидишь дома и примус починяешь, то не очень? Давай посмотрим: если у тебя не сто друзей, а только один (и тот еще из детского сада); если на общих встречах ты всегда больше молчишь и сидишь в сторонке; если ты не умеешь повести бедром так, чтобы полбара мужчин онемели; если после приятного общения с подружкой чувствуешь себя выжатой как лимон; если внутри вся сгораешь от любви, но максимум, что можешь выдавить в ответ на пылкие признания, это «Та же фигня, Джульетта», то ты явно не вписываешься в тот самый образ веселой, компанейской и легкой на подъем — в общем, «идеальной» девушки.

Так считает большинство известных мне девушек-интровертов. И они через силу заставляют себя куда-то ходить, старательно учатся «зажигать». Только знаете, что я думаю? Глупо действовать на той территории, где мы совершенно точно окажемся в проигрыше. И нет смысла имитировать то, что нам не свойственно от природы. Да, возможно, у тебя никогда не будет целой толпы ухажеров, но ведь тебе нужна не толпа, а один-единственный?

Закон энергии

Сначала я изо всех сил старалась «соответствовать» и как можно скорее стать идеалом… Пока не начали появляться звоночки: гинеколог, который внезапно сказал, что мне надо беречь себя, потому что у девушек-интровертов часто «пляшет» цикл — не от медицинских проблем, а от переживаний. Помню, я тогда рассмеялась. Какой-то мужчина в баре: «Твоя подруга умеет говорить, а ты — слушать». Еще несколько подобных моментов. Людям со стороны было виднее, но я им не верила: считала, что они явно находились в плену каких-то удивительных фантазий, не имеющих ко мне никакого отношения.

А потом я случайно попала на тестирование в психологическую школу… и была признана непроходимым, махровым интровертом. И я не поверила снова: ну, кто верит каким-то там тестам? Тем более что по тем же тестам моя подруга — спокойная, немногословная и стеснительная девушка — была ярким экстравертом. Я же знала, что так не бывает!

А немного позже мы с этой девушкой оказались на большой вечеринке в клубе, и моя тихоня вдруг на глазах расцвела. Шум, толпа, пульсирующий ритм зала, которые вытягивали из меня все соки и вызывали единственное желание — убежать как можно дальше, — все это как будто заряжало ее энергией. Чем активнее и веселее становилась толпа, тем сильнее хотелось домой мне и тем ярче расцветала моя подруга. И в этот момент я наконец начала понимать, как это работает.

Общения мне хватает. С любимым, с сыном, с мамой, двумя друзьями…

Свои правила

После этого вечера я много читала и сравнивала, наблюдала за разными людьми и в результате изменила отношение к тем вещам, которые я раньше делала, потому что «так принято». Теперь, если что-то не приносит мне радости, я этого избегаю. Итак, новые правила моей жизни, которые сделали меня счастливее (если ты экстраверт, то некоторые из них тебя ужаснут, но, поверь, нам и правда так лучше).

  • Я никогда не приглашаю друзей и знакомых на день рождения толпой. Я встречаюсь с каждым из них поодиночке, и мы прекрасно проводим время. Празднование растягивается на целый месяц, что, кстати, очень приятно, — и никакого излишнего внимания и смущающих тостов!
  • Я не хожу на корпоративы. У нас на работе проходят зажигательные и очень необычные праздники. Но я четко помню, что ни на одном корпоративе в своей жизни я не выдержала больше часа.
  • Я перестала ходить на свидания. Мне там неловко и неуютно, я веду себя неестественно. К тому же у мужчин обычно довольно ограниченный набор историй: к пятому свиданию они начинают повторяться, и становится скучно. Я принципиально искала того, кто избавит меня от конфетно-букетного периода и сразу начнет чинить мои розетки, спать в моей постели и возить в сад моего сына. Как только я определилась с тем, чего мне хочется, я встретила своего мужчину.
  • Я не хожу ни на какие групповые занятия и тренинги. Да, частный преподаватель гораздо дороже, но и эффект — на порядок выше.
  • Практически все рабочие вопросы я обсуждаю в «аське» и по почте. В крайнем случае — по телефону, не тратя сил на личное общение, потому что общения мне хватает с любимым, сыном, мамой, двумя друзьями и тремя подругами. Даже этого иногда слишком много.
  • А когда мне не хватает социальной жизни (и с интровертами это тоже случается), я пишу в блог. У меня для этого даже есть специальный тег «с кем бы поссориться».
Так я сделала свою жизнь более комфортной, чем прежде. Осталось только научиться улетать куда-нибудь из Москвы в начале декабря и возвращаться после Нового года — и тогда наступит полное и абсолютное счастье.

Что делать, если твой молодой человек интроверт, а ты — нет?

  • Любого интроверта можно уговорить ходить вместе с тобой на вечеринки, как бы сильно он ни отбрыкивался. Техника безопасности: никогда не оставляй его там одного надолго. Или развлекай сама, или познакомь с каким-нибудь таким же тихоней — в толпе всегда найдется хотя бы один, подозрительно похожий на твоего мужчину.
  • Возьми за правило не устраивать сюрпризов, особенно романтических. Мы, интроверты, этого не любим, чувствуем себя глупо и неловко. Все должно быть очень спокойно и предсказуемо.
  • И от него, к сожалению, нет смысла ждать сюрпризов: лепестками роз выстилают дороги те мужчины, которые очень любят производить внешнее впечатление. Но не расстраивайся: если ты подробно объяснишь, чего именно тебе хочется, то он, скорее всего, постарается все сделать в лучшем виде.
  • Иногда давай ему побыть одному. Для него это жизненно необходимо. И помни: если он не разговаривает, это вовсе не означает, что обиделся, — просто думает.
  • Не заставляй его ревновать специально. Эффект, вероятно, будет обратный: он поверит, что ты полюбила другого, и решит не мешать вашим чувствам.
  • Если твой мужчина сам очень не любит никуда ходить и тебя не пускает, хотя знает, что тебе очень хочется выйти из дома, что называется, в люди; если у него совсем нет друзей и он вечно недоволен твоими; если его не устраивает то, что ты якобы ведешь себя так, что намеренно привлекаешь к себе излишнее мужское внимание, то никакой он не интроверт, а просто ревнивец. Нормальных интровертов восхищают общительные и яркие девочки. А вот если он и любуется тобой, и гордится — то это именно наш случай.

Алина Фаркаш
ФОТО: HMI

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить