Губительные отношения

Как разорвать роман, который не приносит радости? Поможет психолог.

Губительные отношения

…это был мой второй мужчина. Первым был муж. Мы прожили десять лет, все эти годы он был в меня влюблен, заглядывал в глаза и угадывал желания. Это бесило больше всего".

«Он как поддельная драгоценность, — делилась я, молодая идиотка, с подругами, — блестит, но не радует». В общем, я ушла и сразу бросилась в новые романы. Мне казалось, что у других мужчин есть все то, что было у моего мужа (включая любовь ко мне), плюс еще масса восхитительных достоинств.

И тут появился Аркадий. Он был абсолютно такой, как я себе представляла. Там, где мой бывший муж был задумчив и нерешителен, он шел напролом. Мне так не хватало вот этого: «Я все решу сам». Он дарил мне цветы ведрами, водил в невероятные рестораны, осыпал sms-ками и признаниями в любви. А секс с ним был… В общем, то, что было до него, сексом и не было. Меня смущало, что Аркадий слишком быстро начал перевозить ко мне свои вещи… Но при этом сама же себя ругала за эти мысли: мне так невероятно повезло, а я еще и капризничаю.

Проблемы начались сразу после того, как он переехал. Аркадий сказал, что у него большой кредит, который мы должны отдавать вместе: «Ты же никогда не отказывалась от подарков и ресторанов… А откуда, ты думала, я брал деньги?» И я не нашлась, что ответить: я и впрямь не отказывалась. Потом он стал устраивать скандалы, если я встречалась с друзьями. То есть скандалами это стало позже, началось все с аккуратного: «Красивым девушкам опасно ходить по заведениям в одиночестве, лучше пригласи подруг к нам». Но мало кто из подружек был готов вечером ехать за МКАД пить чай. Аркадий хмыкал: «Вот видишь, им сложно даже зайти к тебе в гости». И я перестала ходить на встречи, лишь бы мы с любимым не ссорились.

Как меня взяли на работу

Кульминация наступила в тот момент, когда меня внезапно взяли на очень хорошую работу в международную компанию. Вот просто так: нашли мое резюме на сайте, позвонили и прямо во время собеседования сказали, что я им подхожу. Таких денег я не видела никогда в жизни!

Я сразу позвонила Аркаше, чтобы поделиться радостью. Он молча выслушал, сказал, что мы обсудим это дома, и сбросил вызов. Дома я услышала, что таких чудес не бывает — чтобы человека с таким опытом, как у меня, взяли на подобную позицию. Что он не знает, какие способности я продемонстрировала на собеседовании. Что я не подхожу для этой работы, и, соответственно, меня взяли для каких-то иных целей. Я рыдала и оправдывалась. Дала ему пароли от моей почты и «аськи», дабы он убедился, что в нашей переписке с будущим начальником и хедхантерами нет ничего стыдного. Потом выяснится, что Аркадий практически с самого начала поставил на мой компьютер программу-шпион и отслеживал каждый мой шаг. Я до сих пор не могу объяснить, почему я с ним не рассталась, как только все это началось. Единственное объяснение — это то, что Аркадий начинал меня продавливать потихоньку, в мелочах, а я постепенно привыкла быть виноватой.

Как я искала компромиссы

Я не послушалась и вышла на работу. Начался кошмар: мне надо было рано выезжать, а Аркадий будил меня в три ночи, чтобы заняться сексом: «Почему это вдруг ты перестала меня хотеть?» Или чтобы обсудить что-то, вычитанное в моем почтовом ящике: «Почему тебя шеф называет Анютой?»

Мне казалось, что я просто не нахожу правильных слов, чтобы достучаться до Аркаши. Я долго, очень долго пыталась искать компромиссы, оправдывала его. Однажды после ночи выяснения отношений я заснула за рулем и врезалась в грузовик. Я сидела в машине, ждала ГИБДД, плакала и просматривала газету. Увидела объявление службы психологической помощи женщинам, пострадавшим от насилия. Аркадий никогда не поднимал на меня руку, он даже голос повышал редко, все гадости он говорил размеренно и тихо… Но я чувствовала себя изнасилованной и опустошенной. И я набрала номер. Долго рассказывала о том, что я уже не понимаю, что у нас происходит, что не знаю, кто прав и кто виноват. Что очень люблю его, но не представляю, как дальше жить. Человек на проводе меня выслушал и сказал, что они занимаются немного не такими случаями, но если я хочу, то могу прийти к нему домой на частную консультацию.

Я пыталась скрыть от Аркадия свой поход к психологу, но это была безумная идея: уйти куда-то на три часа так, чтобы он не знал, не звонил и не приехал меня встречать, было нереально. Мне пришлось во всем сознаться, и он отправился к доктору вместе со мной: «Неизвестно, что он там тебе наговорит и что он с тобой сделает — ты его ни разу не видела, а уже собралась в гости».

Как мне помо плохой специалист

Квартира психолога была покрыта книгами и пылью. Владимир Эдуардович освободил нам кусочек дивана, сел напротив и спросил, в чем проблема. Три с лишним часа мы с Аркадием, перебивая друг друга, рассказывали о своих обидах. Я о скандалах и контроле, он — о моем подозрительном поведении и желании его унизить и обмануть. Психолог кивал и молчал. Я ждала, когда он все это прекратит и скажет хоть что-нибудь. Он молчал и слушал. Я недоумевала: может, в этом основной метод семейной терапии — дать паре высказаться?.. В какой-то момент мне даже показалось, что Владимир Эдуардович задремал. А Аркадий продолжал: «И я все время чувствую, что ее родители меня презирают из-за моей национальности!» Психолог проснулся: «А какая у вас национальность?» — «Я русский!» — сказал Аркадий. Доктор задумчиво пожевал губами и перевел взгляд на меня. «Я армянка, — предупредила я его вопрос, — просто голубоглазая».

«Ну, что же вы раньше не сказали?! — возмутился Владимир Эдуардович. — Я бы тогда совсем иначе проводил сеанс! Моя третья жена была армянка, они действительно крайне избалованы и способны подавить любого мужчину. Вы должны учиться быть скромнее!»

И в этот момент у меня в голове что-то взорвалось: я поняла, насколько сюрреалистично все, что происходит сейчас вокруг меня и что происходило со мной весь последний год. Что эти люди все время несли бред, а я пыталась найти в этом бреду какой-то смысл. Я взяла сумочку, оставила на первой попавшейся книжке деньги за свою половину сеанса и вышла за дверь. Аркадий догнал меня в коридоре. Я ему сказала, что иду учиться быть скромнее. Назавтра папа поменял замки в квартире и отвез Аркадию на работу его вещи. Конечно, я еще долго плакала и сомневалась в своем решении. А еще через год я вышла замуж — не по безумной любви, но за очень хорошего человека.

Потом я сталкивалась с самыми разными психологами и поняла, что тот, первый, был просто прохиндеем. Но ни один профессионал самого высокого уровня не помогал мне так быстро, как Владимир Эдуардович, я до сих пор очень ему за это благодарна.

Записала Алина Фаркаш
ФОТО: EAST NEWS

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить