Фотосессия в стиле ню: личный опыт

Наш самый отчаянный автор Валерия Кристовская решилась на участие в арт-проекте — абсолютно обнаженной фотосессии. Без грима, скрывающего недостатки света и ретуши. Скорее сеанс психотерапии, чем полного разоблачения.

Фотосессия в стиле ню: личный опыт

Заходи за ширму и раздевайся", — бодрый мужской голос заставляет меня выйти из оцепенения. Не так я представляла себе съемку обнаженной. Больше похоже на первый визит к гинекологу — неудобно, холодно, тревожно, а в голове жилкой бьется мысль о не совсем гладкой эпиляции.

Я соглашалась на съемку без ретуши и осознавала, что, возможно, испытаю шок, когда увижу результат. Хотя я-то воспринимаю свое тело более чем спокойно. Если взять в расчет, что у меня четверо детей, надо признать — оно не сильно меня подвело. Мы отлично сработались. Хоть у меня есть и небольшие царапины, впадины и выбоины, но в целом я ретромодель с пробегом по хорошим дорогам, не битая. Мотор отличный. Масло в норме. Много не жру.

Я обнаружила себя третьей в очереди таких же моделей — «простых русских женщин» без комплексов. Они заходили в студию, ключ поворачивался, и наступала зловещая тишина минут на 30. Самое безобидное, что рисовало мое воображение: там Ганнибал Лектер вышивает крестиком на коже своих жертв портреты звезд кино. Еще моя подруга Женька трагическим шепотом в телефон велела мне выслать ей адрес и сделать пару снимков помещения. «Возможно, это твои последние фотографии, — тревожно сказала она. — Я бы ни за что не стала ходить без трусов перед чужим мужиком. И зачем тебе это нужно?»

И вправду зачем? Чтобы посмотреть на себя со стороны? Можно подумать, я не вижу себя в зеркале и не знаю, где что свисает, а где торчит. Конечно, я в курсе. Видела. Оплакивала. Скорбила. Прикладывала усилия, лед, кремы. Но вдруг взгляд со стороны поможет мне наконец принять то, что есть, и я оставлю попытки переделать и без того хороший природный материал? Или я просто решила проверить себя на «слабо»? Именно по этой причине я сделала тату. И теперь их у меня десять. Главное, остановиться с ню-фотографиями до того, как меня позовут на обложку журнала «Флирт».

Я стою напротив незанавешенных окон телестудии и мечтаю, как проходящий по коридорам Ургант увидит меня голой и пригласит соведущей.

Когда настала моя очередь взорвать мир фотоискусства белым тельцем, я поняла, что процесс совсем не так страшен и, увы, не так и романтичен, каким он мне представлялся. Ни шороха стилистов, ни шампанского, ни парикмахеров интимных стрижек, ни Ганнибала Лектера с ниткой и иголкой.

Просто студия, фон и ширма, за которой я приобрела свой естественный голый и в тот месяц довольно синий вид. Я стою напротив незанавешенных окон телестудии и мечтаю, как проходящий по коридорам Ургант пригласит меня соведущей, когда увидит мой голый зад, ведь даже по нему читается явный талант и чувство юмора.

Всего десять минут в естественной позе — и все. Мы жмем с маэстро друг другу руки. А кажется, что вот так было всегда: я без штанов, а все остальные люди в джинсах и майках. То ли слова «Отлично! Потрясающе!» так меня подбодрили, то ли вопрос «У тебя точно четверо детей?» И сомнение, и восхищение одновременно на мой ответ «Да».

Я не считаю себя фотогеничной, и тех, кто со мной согласен, немало. И вот смотрю сейчас на свои «голые» фотографии, где я не поворачиваюсь выгодным ракурсом, не прячу складки и впадины позой, и мне кажется, на этих снимках без прикрас видно то, что внутри. И это почему-то важнее всего остального, всех недостатков, подчеркнутых наготой. В эти секунды перед камерой я была не просто без одежды — я была настоящей, собой.

И во мне зреет уверенность, что это не последние мои фотографии обнаженной.

Правила съема

Ню-фотографы рассказывают о тонкостях своей работы

Я выбрал жанр ню по двум причинам: во‑первых, каждый раз я играю в непредсказуемую игру, главное правило которой — найти и выдержать баланс между мужским желанием завладеть женщиной и фотографией. Делать снимки высокого градуса, но не пошлые — та грань, которую я не перейду. Во‑вторых, с помощью фото стараюсь помочь женщине раскрыть сексуальность. Она есть в каждой, но в некоторых спрятана так глубоко, что мужчинам не всегда хочется тратить силы на ее поиски.

Мужчины и женщины воспринимают обнаженное тело по‑разному. Мужчины смотрят на него как на сексуальный объект, если возбуждает — нравится. Я же могу любоваться им, но без желания. Люблю свое тело, особенно ключицы, иногда снимаю автопортреты обнаженной.

Мы не на обеде в ресторане, где я мог бы сказать, что у курицы мне нравятся крылышки или грудка. Я считаю женщину божественным созданием, в которой прекрасно все. Сексуальность — это «химия», происходящая между женщиной и мужчиной в тот момент, когда их взгляды пересекаются.

Сексуальность — это игра эмоций, мимики, поведения, но никак не визуальный образ, внутреннее состояние. Самое сложное — это помочь модели раскрепоститься. Какой бы красивой ни была девушка, стеснение — главный враг откровенной фотографии. Каждую часть женского тела можно красиво подать, а рамки зависят только от договоренности с моделью.

В фокусе

Лера стала участницей проекта Александра Павлова «Обнаженная натура». Перед объективом разделись 40 женщин. Саша уверен: его сыновьям будет приятно унаследовать негативы.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить