Фингальный тур

Представь: корреспондент с телеканала задает прохожим вопросы. Позади нее оператор с камерой. Вроде ничего необычного. За исключением одного — под левым глазом журналистки сияет… огромный фингал! Какая у людей будет реакция? Готова проверить на себе!

Фингальный тур

Ловкость рук визажиста плюс «киношный» грим — и фингал готов!

Представь: корреспондент с телеканала задает прохожим вопросы. Позади нее оператор с камерой. Вроде ничего необычного. За исключением одного — под левым глазом журналистки сияет… огромный фингал! Какая у людей будет реакция? Готова проверить на себе!


ПРИМЕРНО ДЕНЬ ТРЕТИЙ
Илья очень сочувствовал ежикам…
Юля и Арсений — медведям…
Ира и Дина переживали из-за подснежников…
И только мне почему-то никто не сочувствовал и не сопереживал!
Узнав про розыгрыш и фотосъемку из засады, Аня и Катя разулыбались.
Появляение Василисы и ее агрессивность испугала больше меня.
Первые секунды прохожие вслушивались в наш с ней диалог…
…а потом тихонечко разворачивались и уходили. Молча…
В финале розыгрыша фото на память — все шутники в сборе!

Раннее утро. Я в квартире у Маши Железновой, нашего фотографа. В очередной раз ей предстоит следовать за мной по пятам, сидеть в засаде и вести съемку скрытой камерой. Ей не привыкать, поэтому она деловито перебирает объективы: какие из них брать. Здесь уже и визажист Женя. Обычно ей звонят с просьбой накрасить «красиво», я же накануне обратилась с другой просьбой:

— Женя, ты фингал можешь нарисовать? Но только чтобы смотрелся натурально. И пострашнее.

Женя не стала задавать лишних вопросов (видимо, ее уже ничем не удивишь), лишь уточнила:

— Тебе надо, чтобы синяк уже заживал или глаз только подбили?

Хороший вопрос. Мне, к счастью, ни разу глаз не подбивали:

— А как заметнее?

— Тогда будем делать примерно третий день: отечность уже спала и гематома сияет всеми цветами радуги!

Звучит заманчиво. Даже романтично. И откуда только у нее такие познания? Надо будет как-нибудь спросить. Но сейчас мне не до любопытства — настраиваюсь на эксперимент. Женя раскладывает косметику и «киношный» грим.

Спустя полчаса под моим левым глазом проявилась нездоровая краснота. Еще через десять минут — синева. А потом местами поплыли зеленовато-желтые разводы.

— Маша, у тебя жесткая мочалка есть? Хочу сделать царапинки, — спрашивает Женя.

А это еще зачем? Неужели придется яростно тереть лицо? Работу, конечно, я свою люблю. Но кожу тоже. Оказывается, с помощью мочалки и красного грима можно имитировать кровоподтеки. В сочетании с царапинами гематома смотрится очень натурально. И мне себя уже жалко. Хорошо, если эту «красоту» я заработала случайно, скажем, в спарринге (могла же я заняться боксом!), а если все намного хуже и дело не в спорте, а в личной жизни…

Впрочем, какое я произведу впечатление, мне и предстоит выяснить. По сценарию я буду изображать корреспондента канала РЕН ТВ (узнав о готовящемся розыгрыше, канал с радостью согласился нам помочь). Для достоверности в руках у меня будет фирменный рыжий микрофон, за мной будет стоять профессиональный оператор с камерой. Я буду задавать серьезные (и не очень) вопросы. Ожидается, что люди, глядя на мой фингал, не смогут сохранить серьезное выражение лица и «расколются». А если будут демонстрировать равнодушие, тогда у меня припасен небольшой сюрприз…


ГАДАЮ ПО РУКЕ
— Выглядит как настоящий! — улыбается Юра Петров. На несколько ближайших часов он станет моим оператором.

Вкратце объясняю ему суть эксперимента и диспозицию участников: мы с ним рядом — все внимание на прохожих, в отдалении от нас — фотограф Маша снимает общую картинку.

— Таня, не волнуйся! Я все понял. Снимем в лучшем виде!

— А тебя не смущает, что рядом с тобой такая… странная корреспондентка?

— Тань, я и не такое видел…

Успокоил. У Юры звонит мобильный, но он сбрасывает звонок: работа прежде всего. Я сразу расслабляюсь и проникаюсь к нему симпатией. А главное, верю, что все будет в лучшем виде.

— Микрофон держишь уверенно, — проводит Юра мастер-класс, — представляешься так: «Новости 24″ канала РЕН ТВ» и — вперед… Готова? Толя, доставай аппаратуру!

Из машины выходит ассистент оператора, достает громоздкую камеру, штатив и еще огромную сумку с каким-то оборудованием. Присоединяется к нам, представляется и… бросает быстрый взгляд на мою правую руку.

— Прохладно что-то сегодня, — многозначительно замечает он.

— Ага, и снег некстати пошел, — решаю я поддержать беседу. — Как бы мой синяк не потек…

И смотрюсь в стекло на автобусной остановке.

— А он что, ненастоящий? — Толя заметно веселеет.

Оказалось, Юра был в курсе, что предстоит снимать, а он — нет. Сказали: на съемку, а на какую, не пояснили. Чуть позже мы сделаем перерыв на кофе и Толя признается: «Смотрю, девушка с фингалом. Тут же взгляд на руку: обручальное кольцо есть. И мысль: неужели муж бьет?» Нет, муж у меня хороший. Это Жене спасибо за профессиональный грим!

ПЕСНЯ ПРО ЕЖИКОВ
— Добрый день! «Новости 24″ канала РЕН ТВ», — бегу я наперерез девушке Лене, студентке, 19 лет. За мной шаг в шаг поспевает Юра.

Сегодня я произнесу эту фразу больше 20 раз. И почти каждый раз она (вместе с оранжевым микрофоном и камерой) будет действовать на прохожих магнетически. Они будут останавливаться (почти все!), отвечать на вопросы, без проблем назовут свое имя, возраст и профессию. И даже не спросят, когда выйдет сюжет.

Степень открытости «жертв» эксперимента была максимальной. Их не смущал падающий снег, морозец и уж тем более мой фингал. Нет, его, конечно же, замечали! Кто-то старательно отводил глаза в сторону, дабы сохранить серьезность. Кто-то улыбался лишь глазами. Но никто не спросил в лоб: «Ой, а что это у вас под глазом?» Один молодой человек вообще сам попросился в кадр: «Хочу попасть в телевизор!» Школьники, пришедшие на Красную площадь на экскурсию, обступили меня, выкрикивая в камеру названия конкурирующих спортклубов: «Локомотив», вперед!", «Спартак» — чемпион!". Один сложил пальцы рокерской «козой» и заявил: «ТВ — это круто!» Да, телевидение действительно страшная сила.

Сначала я задавала прохожим вопрос: «Как следует относиться к резкой перемене погоды этой зимой (долго было тепло, а потом вдруг ударили сильные морозы)?» Мое лицо, отливающее синевой, на серьезность ответов граждан не влияло. Ни грамма юмора:

— Экология нарушена. Надо сократить вредные выбросы в окружающую среду!.. Сельское хозяйство страдает! Посевы мерзнут!.. Перепады температуры влияют на людей с нестабильным давлением!

Тогда я поменяла тактику и начала спрашивать… про ежиков, которые из-за теплой зимы проснулись и теперь не могут уснуть.

— Давайте все отправимся в лес и укутаем их одеялами! Или споем им колыбельную песенку, — призывала я прохожих. Ну теперь-то можно было почувствовать подвох!

Но работающая телекамера делала свое дело. Прохожие не сдавались: упорно давили авторитетностью в вопросах экологии. Арсений и Юля припомнили проснувшихся медведей — им тоже несладко приходится. Подружки Ира и Дина пожалели расцветшие подснежники: «Погибнут ведь!» 28-летняя Катерина постаралась меня убедить, что перепады погоды — явление временное, ежики сами спокойно заснут, нет повода для переживаний. И только 25-летний Илья из Климовска, кажется, уловил мой веселый настрой:

— Да, я слышал, что ежики проснулись! И теперь им, кажется… — на секунду задумался, подыскивая нужное слово, снимают все-таки, — крышка!

— И вы по этому поводу совсем не переживаете?

— Страшно переживаю! Поэтому предлагаю брать ежиков из леса домой, разводить в комфортных условиях, а потом отпускать на волю!

Я призналась, что это был Cоsmo-розыгрыш, и спросила Илью, не смутил ли его мой синяк. Выяснилось, что ничуть:

— Я больше удивился, что ко мне с телевидения подошли.

А Ира (та самая девушка, которая переживала с подругой из-за подснежников), узнав об эксперименте, объяснила свое молчание так:

— Я сразу синяк заметила, про себя подумала: «Странно как-то». Но ведь это — ваше личное дело, а спрашивать вроде неприлично…

ПРАВОВАЯ СТОРОНА
С экологией и ежиками все было понятно. Люди не «кололись», участия к моему фингалу не проявляли. Поэтому я решила их немного спровоцировать:

— Как вам кажется, насколько в России защищены права женщин?

Но не тут-то было.

— Исторически в России права женщин были ущемлены. Но последние 10−20 лет ситуация заметно улучшилась. Прогресс налицо.

И молодой человек ясным взором смотрит в мое лицо.

— Хорошо, а актуальна ли сегодня пословица: «Бьет значит любит»? — иду я ва-банк.

— Нет! И никогда не была. Хотя вот смотрю на вас, и мысли не самые приятные…

Какие именно, он не пояснил. Решила поискать сочувствия у девушек. Студентки Катя и Аня сразу согласились дать интервью. Не испугались и моего предупреждения, что вопрос будет серьезный.

— Права защищены плохо! Поведение некоторых мужчин оставляет желать лучшего! — эмоционально заявила белокурая Катя.

— Хотя в странах Востока все гораздо хуже, — философски добавила рыжеволосая Аня.

— А что вы думаете, когда видите девушку с фингалом?

— Если гематома серьезная, подумаю, что ее избил мужчина. — Аня участливо смотрит на меня. Чувствуется, что внутри у нее идет борьба: спросить напрямую или все-таки ограничиться намеками.

— Мой диагноз? — давлю я.

— Мне вас очень жаль! — в итоге женская солидарность победила корректность.

— Вас что, избил муж? — восклицает Катя. В ее взгляде ужас. Еще чуть-чуть, и она кинется меня утешать.

Я не стала их больше мучить. И рассказала про Cosmo-эксперимент. Девушки облегченно вздохнули и радостно помахали фотографу Маше, сидящей в засаде.

НЕШУТОЧНЫЕ РАЗБОРКИ
Мысленно делаю выводы. Корреспондентка с фингалом никого не удивляет, ей спокойно дают интервью. Это раз. Никто не задает некорректных вопросов по поводу ее внешности (выдержке прохожих можно позавидовать!). Это два. Одних синяк вообще не смущает, другие допускают избиение. Но вслух о своих догадках не говорят. Это три. Четвертый вывод я сделаю буквально через полчаса.

В начале статьи я говорила про сюрприз. Мы его припасли к финалу эксперимента. Заключался он в следующем: в процессе интервью в кадре вдруг появляется девушка. На камеру ей наплевать. Все ее внимание сосредоточено на мне. И она рассержена. Очень рассержена:

— Опять ты? Я же говорила тебе, чтобы ты больше не попадалась мне на глаза. Тебе что, одного синяка мало? Что ты к нам привязалась?

— Послушай, я работаю. Закончу интервью, и мы поговорим, — это я изо всех сил стараюсь контролировать ситуацию. Не очень успешно.

— Нет, мы сейчас поговорим. Журналистка фигова! Я тебе русским языком сказала, еще раз увижу…

И все в таком духе. Главное, чтобы от ее слов мурашки по коже побежали.

Роль рассерженной девушки исполняла наша читательница Василиса Земскова. Это был ее актерский дебют. Но сыграла отлично! В первый выход даже по‑настоящему напугала меня. А когда для пущего эффекта еще толкнула, я окончательно поверила в наш с ней конфликт. Юра, конечно же, все снимал, особенно реакцию прохожих, ставших нечаянными свидетелями женских разборок.

А реакция была однотипной. Первые секунды они вслушивались в наш с Василисой диалог, а потом, понимая, что здесь все серьезно, разворачивались и уходили. Молча. Позабыв про прерванное интервью. Только одна девушка перед уходом сообщила:

— Что-то холодно. Я пойду, ладно?

И, не дождавшись ответа, ретировалась.

А какой реакции мы ждали от этой инсценировки? Во‑первых, не исключали, что кто-то попытается нас с Василисой разнять. Или помирить: «Девочки, не ссорьтесь!» Или… Да мало ли, как можно отреагировать на девушку с фингалом и ее соперницу. Вывод четвертый: женские разборки никого не волнуют.

ЗА КАДРОМ
После эксперимента поехала в редакцию. В метро все пассажиры меня разглядывали, но стоило встретиться с кем-то взглядом — тут же отводили глаза. Но любопытство было сильнее приличий, через секунду они снова смотрели на меня…

В маршрутке заняла место ближе к проходу. Соседнее кресло было неудобным (там в ногах какой-то железный короб). Вскоре зашел мужчина. Протиснулся по проходу ко мне: «Девушка, вы не могли бы сесть к окну?» — «Нет, там неудобно». И подняла на него глаза. Спорить он не стал. А вскоре попросился на выход, зачем-то объясняя мне свой маршрут: «Мне на Рижский вокзал надо, я от этой остановки пешочком добегу. Разрешите выйти». Интересно, что бы он сделал, если бы я ответила: «Не разрешаю!»?

В редакции царила привычная суета. Прежде чем дать коллегам устный отчет (те, кто был в курсе эксперимента, с нетерпением ждали подробностей), включила компьютер. И тут же на мониторе замигала «аська». Сообщение от менеджера редакции. Нас разделяет проход в два метра и куст какого-то растения. «Танюш, не знаю, удобно ли спрашивать… Но… У тебя все в порядке?» Поворачиваю голову — в глазах Айгуль море сочувствия и океан переживаний. «Он ненастоящий!» — успокаиваю я ее и подмигиваю «подбитым» глазом. Из-за зелени слышится вздох облегчения. Впредь буду предупреждать ее обо всех экспериментах!

Приношу извинения всем, кто, сам того не зная, стал участником моего розыгрыша. И напоминаю, что в ходе эксперименте ни один глаз не пострадал!

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить