Если тебя заставляют рожать

Репродуктивному насилию подвергаются все больше женщин. Но рассказывают о нем редко. Не так-то просто признаться, что муж шантажирует, угрожает, унижает или бьет, потому что хочет от тебя ребенка.

Если тебя заставляют рожать

Репродуктивное принуждение — это форма домашнего и сексуального насилия, при которой мужчина заставляет женщину беременеть. Оно может принимать разные формы, например:


отказ от использования презервативов;

саботаж контрацептивных средств, которые применяет женщина;


экономическое ограничение;


психологическое давление;

физическое насилие и изнасилование.

ТЕРПИ, ТЫ ЖЕ ЖЕНЩИНА

Согласно недавнему исследованию, опубликованному в журнале Contraception, каждая пятая женщина сталкивается с репродуктивным насилием. «В России, да и во всем мире, сам термин появился сравнительно недавно, — рассказывает Наталия Ходырева, директор кризисного центра для женщин. — В большинстве случаев принуждение к беременности проявляется вкупе с другими формами насилия. Начинается все обычно с ругани, придирок, унижений. Потом мужчина позволяет себе поднять на женщину руку. И в итоге насилует, чтобы показать свое превосходство и пренебрежение ее чувствами».

Все это в полной мере испытала на себе Алина. «Мы с Алексеем познакомились в Интернете и довольно скоро стали жить вместе, — вспоминает она. — Конечно, я замечала, что порой он едва сдерживает агрессию, но списывала это на излишнюю эмоциональность. Все-таки Леша из хорошей семьи, по профессии как-никак юрист. И вот однажды вечером он пришел домой, надел белые носки и начал ходить по всем комнатам. Когда он носки снял, и они оказались недостаточно чистыми, Леша стал кричать, что я никудышная хозяйка. С тех пор поводы повысить на меня голос находились постоянно. А через некоторое время в пылу особо горячей ссоры Алексей так ударил меня по лицу, что один глаз перестал видеть. Тогда я собрала вещи и уехала в другой город к маме.

Но Леша отправился за мной и был настолько убедителен в своем раскаянии, что я решила вернуться. Впрочем, после этого ситуация только ухудшилась: теперь побои стали нормой. Я пыталась говорить с его матерью, интеллигентной, умной женщиной, которая, как мне казалось, могла оказать на сына влияние. Но от нее я услышала лишь: „Терпи, деточка! Мой муж меня всегда бил, и ничего, мы уже тридцать лет женаты. Терпи, ты же женщина“. Эти слова с тех пор постоянно звучали у меня в голове, когда Леша кричал или распускал руки. Я думала, что, наверное, это я такая ненормальная, а не он. А потом я узнала, что беременна. Это было как гром среди ясного неба. Да, конечно, у нас был секс — тогда, когда хотелось мужу. Но он использовал противозачаточные средства — я на этом настаивала: это была моя последняя „подушка безопасности“, мой шанс уйти от него, когда станет невмоготу. Как оказалось, Алексей тоже это понимал и хотел лишить меня этого шанса. Однажды во время уборки квартиры я нашла в ящике Лешиного стола начатую упаковку презервативов, в центре каждого из которых была проделана аккуратная дырочка. Вот так я узнала, каким именно образом забеременела. Я не нашла в себе сил сделать аборт и взять грех на душу. Вернуться к маме — тоже, да и как бы мы жили втроем на ее пенсию в пять тысяч? У меня просто не было другого выхода, как остаться с ним».

Психолог Ольга Леонова утверждает, что репродуктивное принуждение так же часто завершает цепочку актов насилия в семье, как и становится первым шагом к ним. В любом случае, говорит эксперт, оно делает мужчину абсолютным хозяином положения: «Во время беременности женщина особенно уязвима и нуждается в поддержке. В этом состоянии легче всего сыграть на ее перепадах настроения, тревогах и сомнениях, убедить ее в том, что она никчемная и никому не нужна. То, чему раньше женщина могла дать отпор, сейчас выводит ее из равновесия и деморализует; она приходит в отчаяние и чувствует свою полную зависимость от мужчины».

Алина полностью согласна со словами психолога: «Беременность протекала ужасно. Муж не бил меня — боялся за сына, которого очень ждал, но ни дня не обходилось без оскорблений и криков, я постоянно находилась в подавленном состоянии. После рождения ребенка я фактически превратилась в заложницу. Муж не разрешал мне выходить из дома без сына, сам отказывался с ним сидеть. Снова начались побои, а когда ребенок немножко подрос и начал ходить, стало доставаться и ему — за то, что слишком громко топочет, балаболит или шумит. Мне хотелось дождаться, пока малышу исполнится хотя бы три года, тогда можно было бы отдать его в детсад, а самой попытаться найти работу. Но Алексей, видимо, догадался о моих планах и изнасиловал меня. Я поняла, что попадаю в замкнутый круг. Либо решусь уйти сейчас, либо рискую прожить всю жизнь с насильником, воспитав с ним детей с искалеченной психикой. Поэтому на следующий день, когда он ушел на работу, я взяла сына в охапку и отправилась к знакомому врачу, который дал мне экстренную контрацепцию. Он же посоветовал мне обратиться в центр помощи женщинам, пострадавшим от насилия в семье, куда я сразу же и направилась».

К счастью, Алине помогли, и теперь у нее есть хорошая работа и жилье, куда она может возвращаться без опаски. Но самое главное, что она сама смогла отказаться от роли жертвы и вновь почувствовать себя женщиной.

КОГДА ТЫ ПОДАРИШЬ МНЕ НАСЛЕДНИКА?

Иногда репродуктивное насилие в семье встречается и в «чистой» форме, принимая самый невинный вид. «Часто за романтическим поведением мужчина скрывает свою склонность к тирании, — рассказывает Ольга Леонова. — Он слишком тебя идеализирует? Ревнует? Заваливает подарками? Все это, проявляющееся в чрезмерной степени (в том числе и желание иметь совместных детей), — часть контролирующего поведения, которое должно тебя насторожить».

24-летняя Ольга говорит: «Обычно женщины стремятся привязать к себе мужчину при помощи ребенка, а те боятся этого как огня, — делится она. — Поэтому, когда после первого свидания Дима сказал, что хочет, чтобы у нас с ним были дети, такие же красивые, как я, я растаяла. Для меня это признание значило гораздо больше, чем банальное „Я тебя люблю“. Я переехала к Диме не раздумывая и согласилась выйти за него замуж. Однако детей заводить пока не собиралась. Мне было всего 20, я только устроилась в крупную компанию, где всегда мечтала работать, и Дима согласился подождать. Спустя пару месяцев я начала находить то у себя в сумке, то на столе разные книжки о воспитании детей и красивые фотографии счастливых семей. Тогда меня это только позабавило, да и подружки завидовали: ну надо же, какой парень, так настроен на серьезные отношения. Лишь один раз я насторожилась, когда обнаружила у себя в сумке брошюрку „Гендерные роли“, где утверждалось, что женщина должна сидеть дома и нянчить многочисленных отпрысков. Но я решила, что в книжном просто закончились все нормальные издания, вот Димка и купил первое, что попалось. Его массированная атака продолжалась несколько месяцев. А потом вдруг пропали мои противозачаточные таблетки. Перевернула всю квартиру, но так их и не нашла — пришлось покупать новые. На следующий день исчезли и они!

Я заподозрила мужа, только когда испарилась уже пятая упаковка. На мой вопрос он спокойно ответил: „Да, это я выбрасываю твои таблетки. Я хочу детей. Давай заведем детей!“ Я попыталась ему объяснить, что такие перерывы в приеме гормональных препаратов очень вредны и выбрасывать их вовсе не метод меня убедить. Тем не менее он и слушать ничего не хотел, только все повторял как заведенный: „Когда ты подаришь мне наследника?“ А на следующий день меня уволили: кризис, сокращение штата. Я принялась за поиски нового места, а параллельно работала на фрилансе. И вот в это время в полной мере ощутила, что подвергаюсь настоящему давлению. Дима говорил, что мое увольнение — это судьба, что нам давно уже пора задуматься о потомстве. Приехала его мама, которая подробно мне разъяснила, что фриланс не работа, а раз я не работаю, надо рожать детей, и чем больше, тем лучше. Они так долго меня обрабатывали, что я сдалась. Но из-за перерывов в приеме лекарств у меня появились проблемы со здоровьем, и врач посоветовал пока отказаться от подобной идеи. Муж, когда узнал, чуть с ума не сошел. Он начал орать, а потом вдруг неожиданно накинулся на меня и едва не изнасиловал: я каким-то чудом вырвалась и выбежала из квартиры. После этого я поняла, что не могу больше терпеть все это, переехала на время к подруге и подала на развод. Дима, конечно, звонил, пытался объяснить мне, что я ничего не понимаю в жизни, раз не хочу иметь детей. Но это он ничего не понимал: я просто не хотела быть машиной для рождения его потомства. Да, кстати, сейчас я беременна — от человека, который меня ни к чему не принуждал. Просто он действительно меня любит. И я его».

4 ВАЖНЫХ «ПОЧЕМУ?»

ПОЧЕМУ МУЖЧИНЫ ПРИБЕГАЮТ К РЕПРОДУКТИВНОМУ НАСИЛИЮ?

Ответов на этот вопрос множество: это маниакальное желание продолжить свой род и доказать свою мужскую силу, и отчаянная попытка завести семью, чтобы получить наследника, и стремление удержать женщину рядом с собой, установив над ней полный контроль. Всех этих мужчин объединяет одно: они не воспринимают свою партнершу как равноправную личность, не учитывают ее интересы и не уважают ее решения. Если подобное отношение проявляется уже на первых порах вашего романа, есть повод задуматься.

ПОЧЕМУ ЖЕНЩИНЫ НЕ УХОДЯТ ПОСЛЕ ПЕРВОГО ПРЕЦЕДЕНТА?

Причин несколько. Первая — страх: а вдруг, если я что-то предприму, будет еще хуже? Вторая — страх одиночества и ответственности: где найти деньги для самостоятельной жизни? Кто прокормит моего ребенка, и как он будет расти без отца? Может, лучше хоть такой муж, чем вообще никакого? Третья — страх огласки и всеобщего осуждения. Наше общество привыкло винить в семейных проблемах чаще женщину, чем мужчину. Именно она воспринимается как хранительница очага, ответственная за сохранность счастья в доме. И, наконец, четвертая причина — надежда: каждая девочка мечтает, чтобы благодаря ей хоть один плохой мальчик стал хорошим.

ПОЧЕМУ ПОМОЩЬ НУЖНА ОБОИМ?

Как ни парадоксально это звучит, иногда мужчины сами не осознают, что делают: их агрессивное поведение обусловлено порядком семьи и общества, в котором они выросли и чьи ценности усваивали с детства. Впервые это доказали американцы: только 5% насильников, посещавших группы реабилитации, снова принимались за старое после лечения. То есть их жестокость была заложена не на генетическом уровне, а на социальном. Подобные курсы сейчас с успехом действуют и в России.

ПОЧЕМУ ТЕМА РЕПРОДУКТИВНОГО НАСИЛИЯ НАСТОЛЬКО АКТУАЛЬНА В ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ?

По словам одного из американских экспертов, репродуктивное принуждение является самой секретной частью насилия, и на него обратили пристальное внимание только недавно. Ранее считалось, что для предупреждения нежелательной беременности и передачи ВИЧ-инфекции достаточно дать женщине контрацептивы. Но с осознанием того, что партнер может попросту избавляться или игнорировать эти средства предохранения, стало понятно, что требуются другие, более комплексные подходы, над которыми сейчас работает целая команда специалистов.

56% россиянок сталкивались с насилием в той или иной форме.

2000 женщин ежегодно сводят счеты с жизнью, не выдержав побоев и оскорблений.

5000 рублей — максимальная компенсация в российской судебной практике, которую получила женщина, подвергавшаяся домашнему насилию.

КУДА ОБРАТИТЬСЯ В СЛУЧАЕ НАСИЛИЯ

crisiscenter.ru — кризисный центр для женщин (есть возможность онлайн-консультации).

anna-center.ru — национальный центр по предотвращению насилия «Анна» (на сайте есть контакты соответствующих организаций в разных городах).

owl.ru/syostri — центр помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры».

ТЕКСТ: Анна Ступенькова

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить