Эффект чучела

В 80-е годы прошлого века фильм Ролана Быкова «Чучело» всколыхнул умы: «Ах, как, оказывается, жестоки подростки!» Подростки действительно жестоки. Каким-то звериным чутьем они выбирают самого слабого или просто непохожего — и превращают его в жертву. «Больно умные», очкарики, тихони — им трудно выжить в школе. Они не вспоминают детство как самую счастливую пору своей жизни. Но детство, слава богу, когда-нибудь кончается…

Эффект чучела

В 80-е годы прошлого века фильм Ролана Быкова «Чучело» всколыхнул умы: «Ах, как, оказывается, жестоки подростки!» Подростки действительно жестоки. Каким-то звериным чутьем они выбирают самого слабого или просто непохожего — и превращают его в жертву. «Больно умные», очкарики, тихони — им трудно выжить в школе. Они не вспоминают детство как самую счастливую пору своей жизни. Но детство, слава богу, когда-нибудь кончается…

ЕЛЕНА (36 лет), предприниматель, владелица двух рекламных фирм

В моем классе было много детей военнослужащих, выведенных из Германии. У них были красивые заграничные вещи и благоустроенный быт. А у меня — необставленная квартира и вечная нехватка денег в семье. Вещи мы с мамой перешивали из старых. Естественно, это вызывало бурю насмешек у одноклассников. Я пыталась доказать всем, что внешность и достаток не главное, главное — мозги. Но это было нелегко. Почему-то я категорически не нравилась многим учителям. Например, когда я победила в шестом классе на городской математической олимпиаде, наша математичка утверждала, что это случайность, и при всем классе предрекла мне будущее «помощника сельского бухгалтера». Директор школы на своих уроках категорически запрещала нам высказывать собственное мнение — все только по учебнику. Мои детские протесты заканчивались плачевно: однажды меня выволокли из класса за ухо, а я пыталась укусить директрису за руку. Она была убеждена, что мое место в спецприемнике для трудных подростков.

Была у нас учительница по литературе — умная, любящая свое дело и учеников. К сожалению, она влюбилась в нашего одноклассника. Он был мальчик затюканный — поэтому она начала формировать вокруг него группу сильных учеников, чтобы помочь ему раскрыться. Но это я сейчас понимаю, а тогда я просто почувствовала, что нами манипулируют. И я весьма громко заявила об этом своим одноклассникам… В результате мне же объявили бойкот. Никто со мной не разговаривал, никто не сидел со мной за одной партой. А потом вдруг меня пригласили на тематический вечер — «чтобы в классе воцарился мир». Но одна девочка не выдержала и предупредила меня, что главной темой обсуждения при учительнице станет мое плохое поведение и каждый даст мне пощечину… А вскоре мама того мальчика нашла письма учительницы — разразился грандиозный скандал, литераторшу выгнали из школы, одноклассники передо мной извинялись. Но было поздно. Я была обижена и зла.

Время было тяжелое — мама лежала в больнице с раком груди, помочь мне особенно не могла. А тут еще меня завуч предупредила, что директор намерена выдать мне вместо аттестата просто справку. Пришлось прикинуться больной и получить отвод от экзаменов. На выпускном учителя и директор пожелали мне «найти свое место в подворотне». А я пошла и поступила в Финансово-экономический институт. С ходу, ни дня не готовясь. А на втором курсе выскочила замуж, бросила учебу и укатила в Прибалтику. Мой муж был военным моряком, в стране началась перестройка, и мы буквально голодали. Я начала перешивать старые кожаные вещи и стала зарабатывать первые деньги. Через 5 лет мы с мужем тихо развелись. Я вернулась в Питер, где тут же услышала от бывших одноклассников: «Муж объелся груш, а ты все та же». Я опять должна была что-то кому-то доказывать.

Это был 95-й или 96-й год, Cosmo появился в продаже, и я увидела прообраз своего будущего: элегантных, богатых, независимых женщин на иномарках, в красивых платьях и дорогих чулках. Выйти замуж за миллионера мне как-то в голову не пришло, поэтому я решила открыть свою рекламную фирму. Арендовала 12 метров офиса и взяла денег в долг. Потом случился кризис, я все потеряла. И я вновь пошла к своему кредитору. Я была очень отчаянной, он тоже — дал еще денег. А дальше — все как в сказке. Пришел первый заказ. Потом еще. Мы раздали долги, и я реализовала первую мечту — поехала в Париж. А потом купила свою первую иномарку. Разъезжала на «Мерседесе» в красном пальто, на шпильках и в дорогущих чулках. И чувствовала себя победительницей. Так хотелось подъехать к школе и посмотреть директрисе в глаза. Но я решила быть выше этого.

Питер дал мне финансовую состоятельность, а Москва подарила любовь. Здесь я встретила мужчину своей мечты. Десятого декабря мы поженились. Теперь я потрясающе счастлива. В планах у нас как минимум двое, а если хватит сил, то и трое детей. Пришлось открыть вторую фирму в Москве.

ЕВГЕНИЯ (20 лет), сотрудник информационного интернет-портала, менеджер по продаже рекламных площадей, студентка

Я в школе была самая высокая. Из-за этого и комплексовала. Я себя считала даже не человеком, а существом каким-то несуразным. Только мама мне всегда твердила, что я у нее красавица. Жаль, что ее мнения не разделяли одноклассники: меня называли дылдой, а еще «трупиком» или «синяком» из-за бледного цвета лица и «женьшенем» — из-за неправильных пропорций тела. Не ладились и отношения с учителями: я панически боялась выходить к доске. Письменные работы выполняла хорошо, а у доски испуганно молчала. «Значит, списывает», — логично заключали учителя. Мама никогда не ругала меня за отметки, даже после родительских собраний, где ее стыдили и убеждали, что я учусь нечестно.

Сразу же после школы поступить в институт не удалось. Зато пришло понимание, что я очень даже ничего: все модели в глянцевых журналах были такие же худые дылды, как и я. И я пошла завоевывать модельный бизнес. Окружающие твердили, что для этого необходим либо папа-дипломат, либо куча денег, либо постельные отношения с кем-либо из сильных мира сего. Мне крупно повезло: несмотря на то что ни денег, ни папы-дипломата у меня не было, торговать собой тоже не пришлось — я создала свой образ, получила заказы на съемки в польских каталогах нижнего белья и купальников, работала и на российском модельном рынке. Не ради денег — просто хотелось самоутвердиться. Это было как лекарство от комплексов.

Но страсть к учебе оказалась сильнее. Я практически отказалась от работы моделью, как только поступила в университет. Сейчас учусь на втором курсе экономического факультета МГУ, через год буду получать одновременно второе высшее (математический анализ), а также планирую поступить в аспирантуру Финансовой академии. В итоге из меня должен получиться неплохой специалист в области внешнеэкономической деятельности. Сейчас я продаю рекламные площади в Интернете и горжусь своей финансовой независимостью. А полгода назад я, кажется, нашла свою любовь… Скоро встреча выпускников — и мне будет чем их удивить.

НАДЕЖДА (24 года), менеджер дилерского отдела крупного международного компьютерного концерна

В школе на мне как-то сразу поставили клеймо: тупая. Даже если я знала ответ на вопрос, то из-за жуткой застенчивости предпочитала промолчать. Учителя были уверены, что я просто двоечница. Хорошие оценки мне ставили крайне редко, да и то из сострадания — когда уж вызубришь все дословно… Внешне я была гадким утенком, просто уродиной: маленькая, худенькая, очкастая. Очки я носить стеснялась, прятала в портфеле — сколько раз мне их ломали, топтали ногами! Особенно издевались надо мной мальчишки. В красках помню и представляю: у меня отнимают курточку и перекидывают ее друг другу высоко над моей головой, а я бегаю в босоножках по снегу и, как собачка, пытаюсь ее поймать. От такой жестокости у меня нередко случались самые настоящие истерики.

В дворовые и школьные компании меня не принимали, поэтому я искала утешения в книгах. Я читала круглосуточно: в тех вымышленных мирах мне было гораздо комфортнее, там у меня были друзья.

В десятый класс я не попала, так как не получила на экзамене заветной четверки по английскому языку. А с тройкой в старшей школе делать нечего. Поплакала — и пошла поступать в колледж. Профессию себе выбрала секретарь-делопроизводитель… И как будто новая жизнь началась! Никто не знал о моей «страдательной» школьной роли, меня выбрали старостой курса, я смогла с каждым найти темы для общения. В итоге я получила красный диплом. Очки заменила на линзы, очень коротко подстриглась, начала краситься. Появился в моей жизни молодой человек — и его уверенность передалась мне. Я стала дерзкой, настойчивой, порой даже наглой. После неприятного расставания с возлюбленным во мне появилась стервозность. И в такой скорлупке мне удобно: кого нужно я подпущу ближе, для остальных я фурия.

В 20 лет я впервые устроилась на работу и за три года преодолела путь от секретарши до менеджера дилерского отдела. На этом, естественно, мои честолюбивые планы не заканчиваются. Руководство гордится тем, что вырастило меня «с нуля», к моему мнению прислушиваются, со мной считаются. К тому же я материально независима. Мой нынешний мужчина такой же трудоголик, как и я, поэтому о тихом, уютном гнездышке пока думать не приходится. Но когда-нибудь у нас непременно будет ребенок. А пока у меня более конкретные цели: я пообещала себе, что к 25 буду водить собственную машину. Поэтому сейчас самое время пойти учиться в автошколу.

Социальное положение и доходы у меня сейчас выше, чем у любого из моих бывших одноклассников. Что было, то прошло, а бои с ними закалили мой характер…

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить