Дог-шоу

— Он такая прелесть! Такой душка! — вопила Наташка. — Такие глаза синие, такие плечи широкие! А хвост калачиком!
- Что?! — я едва не пролила чай. — Хвост? Калачиком?!
- Ну да! — подруга смотрела на меня укоризненно. — У лаек всегда хвосты калачиком! И уши торчком!

Дог-шоу

— Он такая прелесть! Такой душка! — вопила Наташка. — Такие глаза синие, такие плечи широкие! А хвост калачиком!
- Что?! — я едва не пролила чай. — Хвост? Калачиком?!
- Ну да! — подруга смотрела на меня укоризненно. — 
У лаек всегда хвосты калачиком! И уши торчком!

А я-то была уверена, что она завела себе кавалера! Синие глаза, широкие плечи… Не мужчина, а просто мечта! Но оказалось моя лучшая подруга потеряла голову от лайки по имени Звонок. Вчера друзья прокатили ее на собачьей упряжке — и вот результат. Теперь она требует, чтобы я разделила ее восторги.

Скажу честно, я не любитель уличных зимних забав. Что при нашем климате неудивительно — ну какие могут быть прогулки, если за бортом почти минус тридцать?

Но отговаривать Наташку от затей — пустая трата времени, в этом я убедилась еще в шестом классе. И поэтому в морозное субботнее утро я обреченно напялила стеганые штаны, пуховик и отправилась в неизвестность.

От Иркутска до Листвянки, где расположен Центр ездового спорта, оказалось всего час пути. Ехали на маршрутке. За окошком — и «ель сквозь иней зеленеет», и «речка подо льдом блестит» — все в точности, как у Пушкина. Я бы так в машине и осталась. Но Наташка была неумолима. Она безжалостно выволокла меня на мороз и потащила знакомить со своим «душкой».

Вместо синеглазого красавца с хвостом калачиком я увидела очень симпатичного мужчину. «Я тут самый главный, — объявил он. — Меня зовут Олег». Улыбка у него была такая, что… В общем, на Наташкином месте я бы на всяких там лаек не отвлекалась.

«Самый главный» оказался директором Центра ездового спорта и по совместительству каюром. Пока мы шли «к собачкам в гости», он мне так живописал прелести катания на нартах, что я начала уже верить в то, что ничего прекраснее просто быть не может.

Беседа наша была прервана заливистым собачьим лаем. «Сейчас будем знакомиться!» — и Олег распахнул передо мной калитку. Всюду, насколько хватало глаз, стояли собачьи будки. Вокруг них прыгали, скакали и гавкали лайки, и у всех хвосты калачиком. Интересно, где тут Наташкин «душка»?

А вот и он! Через секунду у меня на плечах уже лежали мохнатые лапы, а щеку облизывал горячий шершавый язык. И прямо передо мной — два совершенно синих глаза с маленькой черной точкой зрачка.
- Это Звонок, — услышала я голос Олега. — Он вожак, лидер в упряжке и зверь с характером.
- Привет, Звонок. Кажется, мы с тобой сегодня покатаемся. Если ты, конечно, будешь так добр. И я не перетрушу.

Дальше знакомство пошло быстрее — члены коллектива представлялись без таких фамильярностей, как их вожак: Аврора, Ночка, Джаз, Балу, Адмирал, Волчок, Герда… Боже мой, да я ж их всех не запомню!
В тот момент, когда мы подошли к нартам, собаки подняли уже просто невообразимый лай. «Меня! Меня!!!» — рвалась вперед каждая из них. Как объяснил мне Олег, встать в упряжку — их мечта, вершина счастья. Те, кого отбирает каюр, мчатся к нартам сломя голову и, подвывая от нетерпения, с готовностью строятся парами.

Разобравшись с упряжкой, Олег объяснил мне, как держаться на нартах. Я неуверенно встала на полозья и вспомнила про вопрос, который не давал мне покоя всю дорогу. Ведь, наверное, есть какие-то специальные команды — как же мне рулить всей этой веселой компанией? Олег смеется: «Просто проси собак повернуть направо или налево. Они знают трассу намного лучше тебя, так что можешь им довериться. И не забывай их хвалить. В этом случае поездка доставит удовольствие и тебе, и им».

После этого мы вместе с инструктором немножко поучились контролировать корпус. Мой, естественно. Оказалось, что при каждом повороте его нужно наклонять в противоположную сторону, чтобы нарты не опрокинулись. Есть и ножной тормоз, но, как мне сказали, на него лучше особо не нажимать — запросто можно перелететь через упряжку.

В коленках легкая дрожь. «Готова?» — спрашивает Олег. Ну не отвечать же «нет», в самом деле! Вперед! И мы срываемся с места.
Ух! В лицо ветер со снегом! Нарты ощутимо болтает. Перед глазами проносятся пейзажи, но любоваться ими сейчас нет никакой возможности. Все мое внимание сосредоточено на том, чтобы не упасть. Вроде стою. Пока. Упряжка мчится по знакомым просторам. Та-ак. Надо наладить контакт. «Молодцы, мои собачки, — неуверенно начинаю я. — Хорошие собачки!»



Ой! Упряжка мгновенно откликается — леса и сугробы начинают мелькать с удвоенной скоростью. Но мне уже почему-то совсем не страшно. «Давай, Звонок, давай! Ай, хороший пес!» — уже кричу я во все горло. И вижу, как подрагивает от удовольствия его пушистый хвост!

Сейчас будем поворачивать. Скомандовать я забыла, но моя упряжка и сама справилась с этой задачей, пока я справлялась с собственным корпусом. Ура! Получилось! Я все еще на ногах! Собаки несут меня по снежной целине, над горизонтом встает апельсиновое солнце. «Ура-а-а! Лети-и-и-им!» — вырывается из груди.

Еще несколько мгновений я наслаждаюсь скоростью и красотой природы и вдруг вижу впереди… Листвянку. Как? Мне же говорили, что длина трассы 5 километров! А я, кажется, и двух не проехала. Но нет никаких сомнений: посреди снежного поля я начинаю различать человеческие силуэты, это Олег и Наташка меня встречают у базы.

Финишировала я, судя по аплодисментам зрителей, очень эффектно. Попытка «слегка развернуть корпус и тормозить», как меня учили, завершилась приземлением в сугроб.

«Ну как? Понравилось?» — был первый вопрос Олега. «ДА-А-А-А!» — завопила я, начисто забыв про свой скепсис, и принялась вытряхивать снег из-за шиворота. Он расхохотался: «Ну вот, я же говорил, что это здорово!»
Тут, счастливый и ни капли не уставший, к нам подлетел и сам герой дня. Звонок! Ах ты мой хороший! Я чмокнула его прямо в мокрый холодный нос. Зверь смутился и отошел. А Наташка, наблюдавшая мой порыв, фыркнула в ладошку.

Домой мы вернулись в наилучшем расположении духа, попарившись в бане и попив вкуснейшего чая. А ночью мне приснился Звонок. Никаких сомнений — я тоже потеряла от этого красавца голову.

КАЮР — человек, который управляет собачьей упряжкой.

ХАСКИ — особая порода ездовых собак. Главное, что отличает их от сородичей, — хаски не кусаются. Никогда. Вообще.

НАРТЫ — легкие сани, на полозьях которых стоя едет каюр.

ШЛЕЙКИ — кожаные ремешки, которыми запрягают собаку.

ПОТЯГ — объединяет все шлейки и собирает собак в упряжку.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить