Делай как мы

Чтобы выяснить, какой путь избавления от стресса наиболее эффективен, мы решили испробовать два из них.

Делай как мы

Чтобы выяснить, какой путь избавления от стресса наиболее эффективен, мы решили испробовать два способа: экстремально-брутальный и тихий-мирный.

Бокс

Алина Фаркаш,
редактор Cosmopolitan

Когда-то я задавала один вопрос девушкам и юношам: «Что бы вы сделали, если бы на день стали человеком другого пола?» Все мальчики ответили: попробовал бы получить множественный оргазм. Все девочки ответили: подралась бы! И я пошла драться. В антистрессовых целях. А почему нет? У меня ведь даже несколько справок есть: от окулиста, невролога и мануального терапевта. И везде: стресс, хроническая усталость. Ее и будем выбивать. А то у всех приличных людей болезни от любви, а у меня от работы.
Я надела черные широкие штаны с тремя полосками, легкие кроссовки и розовую тенниску. Заниматься боксом можно в спортклубе, куда я полгода назад купила абонемент и сходила почти два раза (второй — на тесты к доктору). Так что первый бой — он трудный самый, и я к нему почти готова. Я оказываюсь единственной девушкой в нашей боксерской группе. Мои будущие соратники по борьбе заметно оживляются и перемигиваются: «Смотри, девушка! Ути-пути». Я принимаю вид независимый и воинственный. Подпрыгиваю и машу в воздухе руками. Типа тоже не лыком шита. Знаю, как разминаться. Кто-то из мужчин пришел со своими, видавшими виды сильно потертыми перчатками и, поигрывая тугими мускулами, бинтует кисти, прежде чем надеть на них перчатки. Кто-то, такой же зеленый, как я, берет с полок общественные, клубные перчатки.
Входит инструктор, помогает мне зашнуровать перчатки и делает вид, что все нормально и он не замечает ни моего пола, ни розовой тенниски, ни пятого размера груди… Начинаем тренировку. Бегаем по кругу, машем руками и ногами, приседаем, ходим на носках и на пятках… В общем, все примерно как во втором классе. Я тоскливо поглядываю на окружающих, старательно вытягивающих носочки, и жду, когда мы начнем ДРАТЬСЯ! Наконец тренер дает команду разделиться на пары. Раз! Все уже скучковались. Одна я посреди зала в одиночестве. Никто не хочет со мной сражаться. Трусы. Улыбаюсь и стараюсь не расплакаться. Что тут антистрессового, если ты не можешь найти мужчину даже для того, чтобы как следует получить от него по носу?!
Тренер неодобрительно вздыхает, берет специальную плоскую подушку, надевает ее на руку, закрывает ею лицо и туловище и извиняющимся тоном басит: «Бей прямо в середину. Кисть держи ровно, на одном уровне с запястьем. Руку за спину не уводи. Вкладывайся в движение всем весом». Я замахнулась (с прямым запястьем!) и ка-а-ак хряпну по подушке всем весом. Вот вам, мужчины-шовинисты! Вот вам, московские пробки! Вот тебе, тетенька из жэка!
Видимо, удар удался: тренер внезапно покачнулся и чуть не потерял равновесие. Расставил ноги чуть шире, посмотрел с уважением и посоветовал: не заводи руку далеко за спину и все время переноси вес с правой ноги на левую, подпрыгивай, так будешь устойчивей. Я тридцать минут воодушевленно колотила сначала подушку с инструктором, а потом грушу. Вот тебе, хам, который меня «подрезал» так, что я чуть не свалилась в кювет! Вот тебе, соседка, которая сказала, что мой трехлетний Пух в очках выглядит ужасно! Вот тебе, врач, который сказал моей маме, что жить ей осталось три месяца, а через неделю позвонил и сказал, что ошибся! И даже не извинился! Вот тебе, автор, который пишет отвратительные тексты и уже полгода преследует меня с требованиями их напечатать! Вот тебе, груша!
Я почти задыхалась, прыгала все выше и выше, но продолжала азартно и беспорядочно колотить ни в чем не виноватую грушу. В конце занятия у нас был спарринг. Тренер назначал пары, они выходили в центр зала и боксировали. И опять со мной никто не хотел сражаться! Они жалостливо смотрели на тренера и тянули: «Ну, Ми-и-иша, ну девушка же…» Тренер был неумолим. В результате мой спарринг-партнер скакал от меня по всему залу, прикрыв лицо и солнечное сплетение перчатками, а я за ним с упоением гонялась, пытаясь догнать и стукнуть. О технике боя было думать недосуг, я жаждала победы! Удачно зажав своего дядю в угол, сделала обманное движение коленкой, быстро подпрыгнула и стукнула его в ухо. Наверное, это было неправильно и меня не возьмут на соревнования и даже не дадут первый юношеский. Но я победила! Группа, увлеченно наблюдавшая за нашим боем, весело заржала и захлопала. Я от неожиданности разулыбалась и сделала книксен. Про то, что я тут не просто так, а на задании, я забыла. Мне было хорошо. Хотелось завести дома грушу и перчатки. Или хотя бы вот такого вот смешного и неловкого дяденьку. Он, кстати, меня поджидал на выходе из раздевалки: «Скажите, вас кто-нибудь обидел?» Я удивилась, и он пояснил: «Вы с таким лицом били грушу.» Я пожала плечами: «Да нет…»

Баня

Самая настоящая. Не Сандуновская, но тоже с историей. Туда нас с подругой повела ее опытная мама, и мы за ней следовали непонятливыми гусятами.
В женский день концентрация голых грудей, поп и ног на один квадратный метр зашкаливала. Посетительницы были разные — молодые, пожилые, полные, худенькие. У всех головы завязаны платочками, сверху вязаные шапочки, у некоторых соски залеплены мокрыми кусочками газеты — чтобы не обжечься. Настоящая русская баня на дровах — это не то что какая-то электрическая фитюлька из SPA-центра.
Женщины неторопливо обмазывали друг друга медом и спитым кофе, наносили на лица маски, а на локти — толстый слой крема. Тут явно думали о пользе, а не об эстетике. В парную заходили степенным гуськом и разговоры вели о паре и о банщике, который сегодня протопил «легко и чисто», молодец. Вообще-то, я в бане бывала. И не один раз. Имею представление. И все же оказалась совершенно не готова к встрече с суровой реальностью.
Зашла в парную и тут же выскочила с диким визгом. Там было горячо! Дико горячо. Вот оно как, оказывается… С непривычки даже дышать невозможно. Вернулась в раздевалку, намотала на голову полотенце, выдохнула и пошла в парилку еще раз. Очень горячо! Даже на нижней полке я еле терплю. Дыхание из носа почему-то обжигает кожу. Стараюсь дышать потише. Это совсем не похоже на весь мой предыдущий банный опыт. Там, видимо, были суперлайт-версии, а сейчас мне достался уровень экстрахард. Выдерживаю две минуты, обжигая пятки, выскакиваю из бани и — была не была! — прыгаю в крохотный бассейн. Тут стоит отметить, что я не экстремал. В проруби не купаюсь, стринги зимой не ношу и перед машинами на красный не бегаю. И из бани я всегда выходила под прохладный душ. Я, конечно, знала, что вода в бассейне холодная, но чтобы настолько!
Было ощущение, что у меня мгновенно оцепенело все. От холода и неожиданности я не смогла сразу всплыть, наглоталась ледяной воды, попыталась дотянуться до ступенек, соскользнула, снова ушла под воду… В результате меня, как котенка, за шкирку вытащила мама подруги.
Оставшийся час я сидела в раздевалке и, завернувшись в три халата, грелась. Болели обожженные пятки. Болела голова, которую сжимало, как тисками. То ли сосуды не привыкли к таким нагрузкам, то ли просто от ужаса. Что может быть унизительней, чем утонуть в бассейне при бане? В свое оправдание хочу сказать, что потом я заметила, как банщица высыпала в воду два мешка с кусочками льда. Так что вода была без шуток ледяная. На обратном пути за руль села подруга: у меня перед глазами плясали разноцветные пятнышки.

Вывод: Собираюсь завести дома свои собственные грушу и перчатки. Очень расслабляет! А что до бани — никакого антистресса! Настоящая русская баня — для закаленных жизнью женщин в вязаных шапочках, которые и коня на скаку остановят, и в горящую баню войдут. Изнеженный гламурными стрессами организм лучше утешать в самой обычной теплой электрической баньке — их немало на каждом шагу. И, главное, никаких бассейнов с ледышками!

Скалолазание

Екатерина Бабкова,
постоянный автор Cosmopolitan

В тот вечер никакого экстрима мне не хотелось. С утра шел дождь, было беспричинно грустно, и в мечтах то и дело всплывали диван, горячий чай и легкая книжка. Но именно поэтому я и отправила себя на скалы.
По скалам я лазила всего один раз, в Крыму, когда мы с друзьями спустились к морю по длинной пологой тропинке, а поднимались коротким путем начинающих альпинистов. Тогда я, оказавшись наверху благодаря помощи спутников и отдышавшись, поклялась себе, что ни на что подобное в жизни не соглашусь. Но скалодром совсем другое дело: если и упадешь, то не на камни, а на мягкие маты. В общем, я не сильно волновалась.
Скалодром — это стены, на которых от пола до потолка закреплены выступы: большие, размером с булыжник, и совсем маленькие, как галька. Есть стены прямые, есть наклонные — для усложнения задачи. И на потолке тоже выступы. Но это для суперпрофессионалов.
Я переоделась (сказали, что подойдет любая удобная одежда — спортивный костюм, джинсы, главное, чтобы было не жалко испачкать магнезией, — а обувь дадут специальную). Затем инструктор повязала мне пояс, сзади него болтался мешочек. Я не поняла для чего, а тратить время на вопросы не стала. Начали мы с обычной разминки: вращение руками, наклоны, приседания — следовало разогреть мышцы во избежание растяжений. И только потом задание: переместиться по горизонтали от начала стены до конца — примерно метров пять. Высоко подниматься нельзя. На уровне двух метров от пола черта, которую запрещено пересекать без страховки.
Первые «поползновения» дались мне легко, но уже к концу первого метра я почувствовала, как сильно напряжены все мышцы. Ко второму ощущения были такие, будто я уже минут 30 провела на силовой тренировке в фитнес-клубе, хотя прошло минут пять. Дойдя до конца и страшно гордясь, что ни разу не сорвалась, я спрыгнула на маты… и почувствовала боль в предплечье, какую не чувствовала после тренировок с гантелями. А еще казалось, что руки не слушаются. Инструктор подсказала пару упражнений, как снять болевые ощущения: по очереди потянуть на себя запястья, сильно встряхнуть руками.
- Наверх? — бодро спросила она.
Я чуть менее бодро согласилась. Полезла… Но одно дело искать опоры, когда маты под тобой в 50 сантиметрах, и совсем другое, когда вас разделяет больше двух метров! А опоры-то на стене все разные! Есть такие, на которые можно твердо встать ногой или ухватиться всеми пятью пальцами, а есть настолько маленькие, что держаться за них можно, только напрягаясь всем телом. Но самое трудное, когда нужного выступа нет вовсе. Ни под рукой, ни под ногой. В принципе он есть, но дотянуться до него не получается.
- Поставь левую ногу на зеленую ракушку, — слышу откуда-то снизу.
Это ошибка! Мне нужна более массивная опора! Я же свалюсь! Сжимаю зубы, перемещаюсь на ракушку и чувствую себя героем. Но аплодисментов снизу почему-то не слышно. Только новые команды. В какой-то момент у меня сильно вспотели ладони, пальцы соскальзывали теперь даже с основательных опор, и я поняла, что дальше ползти не смогу. Жалобно сообщила об этом, и меня спустили вниз на тросе — мягко и быстро.
- Испугалась?
- Сначала сильно, а потом страх почти прошел, но тут вспотели ладони и начали соскальзывать с выступов.
- Так у тебя же есть мешочек с магнезией! За спиной.
Так вот зачем он, оказывается! Сама я не догадалась, а инструктор была уверена, что я не первый раз на скалодроме, слишком уверенно выглядела.
Отдохнув, попробовала подняться снова. Уже без страха, но и без того количества сил, которые были в начале урока. Мешочком с магнезией пользовалась регулярно, но каждый раз с визгами — держаться одной рукой было страшно.
Добравшись, наконец, до потолка, я с чувством выполненного долга спустилась на землю и… попросилась домой. Руки от магнезии отмывала минут 20 — пальцы уже не слушались даже после реабилитационных упражнений. И все мышцы болели. Но все равно было очень хорошо и радостно. Казалось, будто я училась летать.

Гончарное мастерство

«По сравнению со скалодромом гончарная мастерская — спокойное место», — думала я, направляясь на занятия по гончарному ремеслу. Именно это мне и требовалось: день выдался нервным.
Как и на скалодроме, урок начался с переодевания — от пятен глины фартук может не спасти, и здесь советуют надеть что-то, чего не жалко. Мастер подвел меня к гончарному кругу и… сам сел за него: смотрите и запоминайте. И вылепил из глины колобок. Потом поставил шарик на круг, что-то нажал, круг завертелся и начал превращать колобок то в башенку, то в мякиш — так перемешиваются слои глины. Через пару минут кусок глины стал цилиндром. Мастер нажал пальцем в середину — вышел стакан. Через несколько оборотов — кружка, а потом кувшин. Гончар поднес к нему плоскую железку и начал выравнивать стенки, хотя, на мой взгляд, и так все было идеально. Круг остановился, кувшин отделили от него с помощью проволоки.
Все действия показались предельно простыми, но было в них какое-то волшебство. Кувшин появляется будто сам по себе. И я к этому волшебству прикоснусь! Мастер уступил мне место и встал рядом. Слепить гладкий шарик у меня получилось. А дальше… Чтобы запустить круг, нужно одновременно (а порой и попеременно) нажимать ногой на педаль газа или тормоза под столом. Вертеть и прижимать глину на круге сложно — требуются сильные руки. Глина не должна высыхать, поэтому ладони периодически нужно окунать в стоящий рядом тазик. Словом, никакого волшебства, одна сноровка! Но все равно было интересно, хоть и трудно. Превратить мякиш в цилиндр у меня получилось только с помощью учителя. А проделать в нем дырочку и вовсе не удалось. Глина сорвалась. Пришлось все начать заново.
После того как слои глины перемешаны, физические усилия больше не нужны. Наоборот, требуются мягкость и плавность движений. Чтобы вылепить чашку, нужно медленно и аккуратно формировать стенки, вытягивая их выше и выше. По словам мастера, я очень торопилась, хотя мне казалось, что действовать медленнее невозможно. С плавностью тоже было туговато. Кувшинчик получился, но только потому, что после тщетных попыток мои руки оказались в руках учителя и стали все делать в его ритме.
- Ну, теперь давай сама, — предложил он, подавая мне новый кусок глины.
Со второго раза дело пошло лучше, и я даже начала подумывать о том, чтобы завести гончарный круг дома. Очень антистрессовое занятие это гончарное мастерство! И такое захватывающее, что все плохие мысли из головы улетучиваются. В мастерскую я пришла колючей и взъерошенной, сейчас же чувствовала себя спокойной и попросту счастливой. Отдельный восторг, когда думаешь, как дело своих рук украсить. Можно палочкой расписаться на глиняной поверхности. Или даже откусить кусочек от свежеслепленной кружки, что, говорят, и сделала одна девушка.

Вывод: И на скалодроме, и в гончарной мастерской нужны сильные руки, умение сосредоточиться и одежда, которую не жалко испачкать. И там и там удается отвлечься от невеселых мыслей и сосредоточиться на происходящем. Но у меня антистрессовый эффект длился гораздо дольше после скалодрома. Уйдя из гончарной мастерской, я вскоре начала перебирать текущие вопросы и нерешенные проблемы. А возвращаясь «со скал», все время улыбалась, и даже многокилометровая пробка не испортила настроения.

Экстремальное вождение

Юлия Рейснер,
редактор Cosmopolitan

Перед занятием в автошколе я ужасно волнуюсь. C того момента, как я получила права, ни один человек, сидящий рядом, не смеет говорить мне, как рулить моей машиной (хотя некоторые пытаются). А еще на полигоне наверняка табунами ходят крутые мужчины, гонщики и экстремалы. Поэтому готовлюсь тщательно: надеваю самое красивое белое платье и самые длинные дизайнерские серьги. А то вдруг опозорюсь… Хотя бы выглядеть буду хорошо! В общем, к тому моменту, как в комнату входит инструктор школы Driving Art Валерий Парфенюк (похожий на Вигго Мортенсена), я пребываю в состоянии крайнего нервного возбуждения, как и предписывают условия Cosmo-эксперимента. Валерию мое настроение не нравится. «В состоянии стресса нельзя садиться за руль, — строго говорит он, — это даже в правилах записано». Я успокаиваюсь с помощью дыхательных упражнений, и мы идем к машине. Mitsubishi Colt скромно стоит на стоянке среди напористых Lancer’ов и ничем не напоминает тачку для экстремального вождения.
На бывшем летном поле Валерий предлагает мне сесть за руль. Пульс подскакивает, ладони мокрые. А вдруг мне сразу предложат сделать «полицейский разворот»? Но вместо этого я проезжаю метров 300, и мы меняемся местами. Начинается разбор полетов. Вообще-то одно занятие в школе экстремального, или, как правильно говорить, безопасного, вождения — это до смешного мало. Ведь только перехватыванию руля учат минимум час, да и то самых талантливых. Базовый курс — три полноценных двухчасовых урока, а дальше — до бесконечности.
- А есть такие люди, которые вообще не могут водить?
- Практически нет, — улыбается Валерий, — разве что пожилой человек по состоянию здоровья.
- А женщины?
- Женщины вообще водят лучше мужчин, потому что стремятся избежать проблем на дороге.

Приятно слышать! Теперь можно и погоняться. Но Валерий опять остужает мой пыл: сначала небольшой урок. И тут, к моему бешеному восторгу, жестом фокусника инструктор достает из кармана игрушечную машинку и начинает катать ее по приборной панели, наглядно демонстрируя все силы, действующие на автомобиль при разгоне, торможении и поворотах. Вот где стресс: лихорадочно пытаюсь запомнить все, что говорит Валерий, но удается с трудом. Уловив мой умоляющий взгляд, он сдается, и мы переходим к практике, если можно назвать практикой руление на месте.
Пока я учусь перехватывать руль, Валерий рассказывает, как важны эти доли секунды, которые я выиграю, если научусь не делать лишних движений. После 20 минут мучений я готова к новому испытанию — нужно разогнаться как можно сильнее, а потом резко затормозить по сигналу. «Даю 1000 евро, если сломаешь педаль тормоза», — обещает Валерий. Окрыленная перспективой финансовых благ, я стараюсь из всех сил. Но ABS тоже не дремлет, и я торможу более чем плавно. Длина тормозного пути приводит меня в уныние, и дело здесь даже не в упущенной выгоде: моя реакция не впечатляет. Впрочем, есть вещь и поважнее — принятие решения. Все упирается именно в это: решишь ли ты затормозить или объехать препятствие, и если объехать, то справа или слева? Валерий легко вписывается в узенький коридор из дорожных конусов. Несколько моих попыток — я ничуть не ближе к цели. Инструктор выходит покурить. Я снова отгоняю машину на стартовую позицию и внезапно начинаю злиться. Где тут снятие стресса? Сплошные мучения!
Вдавливаю в пол педаль газа и устремляюсь к препятствию, повторяя про себе: «Правильное решение, правильное решение». В этот момент Валерий бежит мне наперерез. ABS? Я про нее и не вспоминаю, впервые полностью понимая выражение «ударить по тормозам». Уф… коленки дрожат, руки наливаются свинцовой тяжестью. Зато в сознании абсолютная ясность! Дальнейшие инструкции Валерия я схватываю на лету. Очевидно, пройден переломный момент. «Змейка» на скорости не представляет сложности, но наше занятие подходит к концу. Напоследок Валерий показывает класс: мы носимся по полигону на жуткой скорости, выполняем «полицейские развороты» и лихо вписываемся в коридорчики, выстроенные на мокром асфальте. Сумка на заднем сиденье выполняет акробатические кульбиты. Ощущения невероятные! Хочется вернуться сюда не раз и тоже так научиться. Конечно, до Валерия, мастера спорта и чемпиона раллийных гонок, мне не дорасти, но…

Тайский массаж

В SPA-салоне «ОблакаStudio» тепло, уютно и приятно пахнет благовониями. Правда, настроение у меня не очень: в офисе много работы, у машины спустили разом два колеса и вообще все так себе. Неохотно облачаюсь в микроскопическое подобие трусиков, способное лишить самообладания даже Элеонору Рузвельт, и укладываюсь на массажный стол. Маленькая улыбчивая тайка, дотронувшись до моей заледеневшей коленки, ахает, накрывает меня дополнительным полотенцем… Пока меня разминают теплые сильные руки, я стараюсь не заснуть: в комнате полумрак и горят свечи, а я накануне опять до полуночи читала. Первой свою порцию внимания получает левая нога. Когда барышня, наконец, перестает ее поглаживать, конечность ощущается как чужая: ей спокойно и хорошо. Полностью остаться в сознании не удается, и когда мастер просит меня перевернуться на живот, я понимаю, что успела заснуть. Замечаю изменения в своем настроении. Вместо нервной готовности «вскочить и бежать» во всем теле ленивая истома. Панические мысли об авторах, просрочивших все дедлайны, растворились в ароматном сумраке. Им на смену пришли самые оптимистичные размышления о новых нарядах и даже — не шучу! — об отпуске. Поразительно. Для чистоты эксперимента изо всех сил стараюсь подумать о чем-то тревожном, например о финансовом кризисе. Но волшебные руки массажистки делают мои попытки бесполезными. Потом массаж становится чуть жестче. Острые локотки тайки вставляют на свое место каждую маленькую косточку моего тела. Если бы не часовая расслабляющая прелюдия, я бы, наверное, уже орала от боли. А так я чувствую только легкий дискомфорт и отстраненный интерес к происходящему.
К моменту окончания процедуры я ощущаю себя огромным воздушным шариком, заполненным ярким светом любви и спокойствия. Чудесный эффект в полной мере сохраняется до вечера… На следующий такой эксперимент я буду первой в очереди!

Вывод: В качестве инструмента для снятия сиюминутного стресса школа безопасного вождения не подходит. Зато опыт, приобретенный здесь, поможет стрессовых ситуаций избегать в принципе — по крайней мере, на дороге. А это не так уж и мало! Во время массажа мне действительно удалось расслабиться, и все проблемы стали казаться менее значительными. Правда, после него моя реакция в целом стала более спокойной (если не сказать — замедленной), так что окружающие немного надо мной подшучивали. Но дело того стоит!

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить