Cвятых выноси

Мы решили не искать Настоящего Мужчину, а попробовать описать Настоящую Женщину — почти святую, и сформулировать свое отношение к подобным особам.

Cвятых выноси

Мы решили не искать Настоящего Мужчину, а попробовать описать Настоящую Женщину — почти святую, и сформулировать свое отношение к подобным особам.

Моя свекровь — монстр, убедитесь сами


Где тебе еще
погладить,
милый?

Она встает раньше всех и ложится позже всех. Она стирает, гладит, чистит и убирает. Она выращивает цветы. Она готовит борщ и фаршированные перцы, лепит котлеты, солит огурцы и печет пирожки. Она заботится обо всех, и я никогда не видела, чтобы она сидела без дела.

Мало того — она три раза в неделю занимается спортом. И всегда прекрасно выглядит. Она смотрит передачи по культуре и искусству, читает книги по истории и этикету и бегает по всем интересным выставкам.

Но это еще не все. У нее, помимо прочего, прекрасный, покладистый характер, ровный темперамент и всегда хорошее настроение. А теперь скажите — разве это не ужасно?!

Есть женщины в русских (простите за избитый оборот) селеньях, про которых только одно и можно сказать: вот святая женщина. Они воплощают в себе все (и с позиции домостроя, и с точки зрения здравого смысла) женские достоинства и практически лишены недостатков. От их совершенства кровь леденеет в жилах, и те, у кого есть хотя бы одна такая знакомая, наверняка понимают, что я имею в виду.

Те же, у кого в окружении нет ни одной святой, слышали многочисленные мифы о святых женщинах. Ими земля полнится, и почему-то именно из них большинство мужчин черпают свои представления о том, какой должна быть женщина вообще. Хотя почему «почему-то»? Ведь мы, женщины, тоже черпаем свои представления о том, каким должен быть мужчина, из некоего идеального образа. Святая Женщина — все равно что Настоящий Мужчина (да-да, тот самый настоящий мужчина, который… ну ты понимаешь какой). И тот, и другая представляют собой малореальное, волшебное существо, почти отвлеченную идею. И при этом и святые женщины, и настоящие мужчины хоть крайне редко, но все же встречаются в реальности и тем самым путают нам все карты. Это как Синяя птица, которая то ли есть, то ли нет, но все хотят поймать именно ее. Лично я знаю двух — нет, трех! — по-настоящему святых женщин и одного настоящего мужчину. Пользуясь случаем, передаю ему привет.

Святые женщины и золотое сердце

Итак, святая женщина. Святая женщина — почти что библейское определение любви, применительно к человеку, разумеется, — это та, которая долго терпит, милосердствует, не превозносится, не ищет своего… чего-то она там еще не делает — не занудствует, что ли? — не требует награды, не жалеет себя, не заблуждается, не портит окружающим нервы, не унывает… А кроме того — все успевает. Именно умение все успевать и есть один из двух главных признаков святой женщины. Второй — хороший характер. Святой женщине, кажется, доставляет истинное удовольствие заботиться о других. А даже если не доставляет, то она никогда этого не покажет, тем более в хорошо известной всем нам (и любимой) форме:

— Ты меня не любишь, я уже три дня мою посуду, где мои цветы?!

И СВЯТЫЕ ЖЕНЩИНЫ, И НАСТОЯЩИЕ МУЖЧИНЫ ВСТРЕЧАЮТСЯ В РЕАЛЬНОСТИ
И ПУТАЮТ НАМ ВСЕ КАРТЫ.

Святая женщина всеми силами избегает конфликтов — и в особенности никогда не конфликтует с мужчинами. Иногда просто поражаешься: какой-нибудь самый обыкновенный идиотский муж делает ей какое-нибудь идиотское замечание (да еще и на повышенных тонах!), а она, вместо того чтобы посмотреть на него ледяным взглядом, выпрямить гордо спину и очень-очень убедительно поставить руки в боки: «Ты на кого это батон крошишь?!» — только тихо улыбается и меняет тему. Просто злость берет! Дать бы ему больно! А она ничего, как ни в чем не бывало. Святая женщина внимательна к другим, улыбчива и дипломатична — кажется, даже к сорвавшемуся с цепи злющему псу она подойдет с ласковой улыбкой и сахарной косточкой: «Наверное, устали?!» — и пес оцепенеет от умиления.

По отношению к себе и своим проблемам святая женщина обычно склонна к тому, что у англичан называется understatement, то есть «недостаточность утверждения», а у русских — «мягко сказано»:

— У меня тут небольшие неприятности, я ногу сломала. Да и обе руки. Немножко не повезло!..

Если же неприятность случается у кого-то из окружающих, пусть это даже просто комариный укус, святая женщина мгновенно реагирует и предлагает весь арсенал спасательно-выручательных средств:

— Не волнуйся, сейчас смажем «Спасателем», у меня вот тут как раз завалялся, а вот, кстати, и пластырь… — и все это так естественно, не демонстративно, ненавязчиво, что отказаться просто невозможно.

Святая женщина очень редко позволяет себе резко судить о людях. Это значит, что человек совершил что-то по‑настоящему непростительное. Если же вы явитесь к ней в гости босиком, в комбинезоне химзащиты и с кастрюлей на голове, она только доброжелательно заметит:

— Батюшки, какой оригинальный туалет! Не поддувает?

В каждой из нас есть немножко от святой женщины. Во многих святая женщина ненадолго поселяется в минуты успеха и хорошего настроения и почти во всех — во время свежей взаимной влюбленности. Только у нас приступы святости быстро проходят: дипломатичность заканчивается, толерантность слабеет, веселость и находчивость колеблются, шатаются и затем обрушиваются, а пресловутая чаша терпения переполняется-переполняется и наконец с треском лопается — бум, шмяк! И привет.

Святые женщины и бытовой героизм

Жития святых женщин обычно состоят из описаний бесконечных и ежедневных подвигов на ниве сурового быта: воду носила, печку топила, кашу варила, корову доила, козу поила, деток кормила, машину водила, шила, вязала…

Впрочем, как раз из подобных подвигов и состоит обычная жизнь обычной женщины. Только, в отличие от святой женщины, обычная будет роптать, жаловаться, мечтать об отпуске и требовать компенсации цветами и булавками. Святая же абсолютно добровольно принимает как основное дело своей жизни создание для окружающих комфортного быта и положительной моральной обстановки. Ухожены, обихожены, обласканы, и никто не уйдет обиженным.

ЖИТИЯ СВЯТЫХ ЖЕНЩИН СОСТОЯТ ИЗ ОПИСАНИЙ ЕЖЕДНЕВНЫХ ПОДВИГОВ
НА НИВЕ СУРОВОГО БЫТА

— Сидите, сидите, я все сама сделаю! — практически ее девиз.

Нереально? Кажется, такого не бывает? Еще как бывает, и не только в поколении наших бабушек, где удельный вес святости на душу женского населения был значительно выше, чем в нынешние годы. Есть и совсем молодые, даже юные святые женщины, вызывающие искреннее изумление: и хороша собой, и умна, и образованна, и необыкновенно приятна в общении, а ведет себя как уродливая деревенская дурочка — то есть скромно, покладисто и совершенно неамбициозно. И без единого жалобного писка терпит… нет, даже не терпит, а просто искренне боготворит того не сильно достойного такого отношения мужчину, который, как правило, свесив ножки, садится ей на шею.

— Нет, все-таки правильно я сделал, что женился на Ирке! И сама недорого обходится, и столько всего приносит бесплатного! Молодец!

Так говорил Сережа, один знакомый мне скромный гений, который в жизненной лотерее выиграл себе в жены святую женщину. Пока он, преимущественно лежа на диване, вынашивал грандиозные творческие планы, его совсем еще юная жена Ира сама, без чьей-либо помощи обеспечивала существование семьи, попутно выращивая ребенка. Брала какие-то подработки, выбивала какие-то пособия, варила какие-то малобюджетные супы, откуда-то действительно добывала бесплатную детскую обувь, игрушки и одежду. И пекла вкусные пирожки с уцененными некондиционными персиками, устраивала с подрастающей дочкой веселые домашние спектакли. И разрисовывала старые, облезшие обои в детской яркими сказочными картинками. И еще раз повторю: без единого жалобного писка! Заметим, кстати, что, прежде чем по милости своего супруга погрузиться в исполненную святости жизнь, Ирина закончила факультет пиар одного из престижнейших вузов, что, в общем-то, гарантировало ей безбедную профессиональную деятельность. Но и это еще не все. Одной из Ириных подработок была съемка для недорогих рекламных каталогов — в качестве модели. То есть у нее были все основания для больших амбиций. Однако ее семейная жизнь предусматривала только труд и песни. Все же амбиции достались ее гениальному, но, увы, непонятому супругу. И что же? Классический книжный сюжет в стиле Татьяны Устиновой предполагал бы принца, который в один прекрасный день увидел бы Иру где-нибудь, например на рынке с авоськой уцененных персиков, влюбился в нее без памяти, вырвал бы ее из лап неплохого, в общем-то, но совершенно никчемного мужа и увез на белом пароходе с алыми парусами туда, где белоснежные ковры на полу, ремешки от Гуччи и яйца Фаберже сплошь в бриллиантовой росе. Но нет, ничего подобного. Когда дочке исполнилось три года, Ира отправила ее в садик, а сама устроилась на работу — скромным секретарем в большое и знаменитое креативное агентство. А через полтора года она была уже арт-директором. И мужа своего, гения, на работу пристроила, и он уже почти что нормальный человек.

Святая женщина!

Святые женщины и мы

Да, время от времени все мы бываем немножко святыми женщинами. Особенно — в самом начале. Когда с удовольствием приносим кофе в постель, до трех часов утра гладим рубашки, драим сантехнику, распевая во все горло «Феличита», и способны радостно определить в разряд не стоящей внимания ерунды пивную лужу на нашем любимом шелковом покрывале. А потом нас еще лет сто этим попрекают:

— А ведь когда-то ты каждый день варила суп и не считала, что компьютерные игры — прямой путь к размягчению мозга!

У многих из нас в сложные жизненные моменты возникает желание при помощи железной воли и раскаленной кувалды выковать из себя святую женщину. Например, когда рождаются дети и ты говоришь себе:

— Я должна быть идеальной матерью, я должна быть идеальной женой, я должна быть, я должна…

ИНОГДА МЫ ПРИ ПОМОЩИ ЖЕЛЕЗНОЙ ВОЛИ И РАСКАЛЕННОЙ КУВАЛДЫ ВЫКОВЫВАЕМ ИЗ СЕБЯ СВЯТУЮ.

Но ничего хорошего из этого, как правило, не получается. В течение нескольких месяцев ты — скрепя сердце (и скрипя зубами) — моешь ночью полы и поднимаешь себя в семь утра в воскресенье, а потом ты громко и противно кричишь:

— Ты мне всю жизнь попортил, ты — свинья, все из-за тебя, ты, ты, ты!..

А в остальное же время мы просто живем под пятой их гибельного авторитета. Ведь где-то они есть, святые женщины, и нам постоянно приходится оправдываться, что мы — не они. А если уж судьба столкнула нас с мужчиной, который не понаслышке знает, что такое святая женщина — например, она его мать или, не дай бог, бывшая жена, — это значит, что можно рассчитывать, по крайней мере, на венец мученицы.

— Ну почему моя мама никогда не говорила нам, что восемь утра — это рано, блины — это сложно и вообще у нее аллергия на пыль?

Риторический вопрос.

Точно так же мужчины всегда видят впереди себя остывающий след Настоящего Человека. И вынуждены доказывать нам, что, хотя они и не имеют к нему никакого отношения, они все равно не хуже. Ну или, по крайней мере, мы лучшего не заслуживаем.

Святые женщины и злопыхатели

Святых женщин часто не любят другие женщины. Во‑первых, потому, что завидуют. Ведь на самом деле святые женщины от их кротости и неконфликтности никогда не проигрывают. Мужья, казалось бы, оседлавшие их, в результате не могут ступить без них ни шагу и находятся в полной их власти. Дети, казалось бы, избалованные ими, считают их главным авторитетом. Родственники, друзья и знакомые, которые так сочувствуют, так сочувствуют бедной Ольге Петровне, которая вертится как белка в колесе, и одновременно с удовольствием принимают ее заботу, образуют вокруг них (Ольг Петровн!) тесный и надежный круг.

А кроме того, это только кажется, что святая женщина заботится только о других и совсем не думает о себе. На самом деле и на себя у нее находится достаточно времени и душевных сил. Все потому, что она экономит их за счет конфликтов, выяснения отношений и утверждения своих прав. Потому что она, как никто другой, понимает: все равно все придется делать ей. Так не проще ли быстренько сделать и забыть, чем искать правду и мучиться от несправедливости. В этом есть рациональное зерно: лучше помыть посуду и полчаса посмотреть телевизор, чем полчаса выяснять с мужем, кто в доме хозяйка, а потом помыть посуду.

Точно так же и в отношениях. Мужчинам, по большому счету, все равно ничего не докажешь — так, может быть, не стоит и доказывать? Не лучше ли гладить их по шерстке и делать свое дело, не истощая своих сил в домашних баталиях?! Ведь святые женщины, как правило, всегда добиваются своего, и все выходит по их… по‑ихнему… в общем, к обоюдному удовольствию!

Злопыхатели не зря подозревают, что святая женщина — далеко не тот мягкий и беззащитный комочек любви, которым часто кажется. У святых женщин обычно жесткий и последовательный характер, отличная самодисциплина и здравый базовый принцип: «Назвался груздем — полезай в кузов». Назвался клизмой — полезай… А что толку переживать? Все равно придется!

Вместо заключения и поучения

Вот так я и утешаю себя, когда кажется, что надо быть просто святой, чтобы справиться со всей этой жизнью. Ничего, постараемся, поднажмем. Все сможем, все успеем, все там будем. Вон спина уже чешется — крылышки режутся. Только в награду нам, пожалуйста, подавайте Настоящего Мужчину. Без подделок, с гарантией качества. И побыстрее!

КОММЕНТАРИЙ АЛЕКСЕЯ ЧУМАКОВА:
К описанному в статье типу женщин лучше всех определений подходит слово идеал. У каждого он свой. И отношение людей к нему может быть разным: одни примутся описывать идеальную женщину с иронией, сарказмом, другие — с восхищением. Автор статьи Вера Градова решила в своем материале соединить и то и другое. А на мой скромный взгляд, «святая» жена не та, которая готовит тебе яичницу в удобное время и моет посуду, а та, которая тебя понимает. Ведь яичницу может приготовить и кто-то другой.

EAST NEWS
ИЗ АРХИВА А. ЧУМАКОВА

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить