Чужому добра

Слово «альтруизм» ассоциируется у меня с Горьким. С «Песнью о Буревестнике». Той самой, где «им, гагарам, недоступно» и «глупый пингвин робко прячет».

Чужому добра

Слово «альтруизм» ассоциируется у меня с Горьким. С «Песнью о Буревестнике». Той самой, где «им, гагарам, недоступно» и «глупый пингвин робко прячет». Может быть, это потому, что про альтруизм и Буревестника нам яро повествовала одна и та же учительница — грузная, красная, одетая в бирюзовый балахон с бантом, большая любительница котлет и высокой морали. Котлеты она ела из термоса на переменах, а о высокой морали не забывала никогда.

Нравственный гомункул
По мнению этой учительницы, все мы, школьники, представляли собой заранее разложившиеся личности, подгнившие корешки, испорченные яблочки. О том, что мы органически не способны к разумному, доброму, вечному и на эволюционной лестнице этического развития стоим чуть выше дрожжевых грибов, она напоминала нам при любом удобном случае. При этом приговаривала: «Нет, им, гагарам, недоступно…»
Однажды она задала нам сочинение «Чем альтруизм лучше эгоизма», в котором велела проанализировать всех известных нам героев из курса литературы и сделать выводы — альтруисты они или эгоисты. Помню, я глубоко задумалась: Курочка Ряба — альтруист или эгоист? В результате я всех симпатичных мне героев объявила альтруистами, а эгоистами остались те, которых было не жалко. А в то время, надо сказать, симпатичны мне были только те персонажи литературных произведений, которые были по книге хороши собой. Князь Мышкин, например, с его хилым телосложением, дурацкой бородкой и жидкими кудрями, так и не смог внушить мне достаточной симпатии. Болела я только за Настасью Филипповну и немного за Аглаю, а в конце ужасно разочаровалась. Таким образом, в список записных альтруистов попали все известные мне литературные красавцы плюс Александр Сергеевич Пушкин. Учительница была поражена силой и свежестью моей трактовки и даже посвятила этому добрый кусок классного часа.
- Ты нравственный гомункул, Нина Гечевари, у тебя нет будущего — рожденный ползать летать не может!
С тех пор я не выношу «Буревестника» и не верю в альтруизм.

Альтруизм с лицом перепончатокрылого
Альтруизм — противоположность эгоизму. Эгоизм от слово «эго» («я» — пер. с латыни), альтруизм от слова «альтер» (по-латыни «другой»). Эгоизм — все для себя, альтруизм — все для других. Согласно словарному определению альтруизм — это бескорыстная готовность действовать в интересах других. Про то, что ради блага других надо жертвовать собой, в словаре не написано, но подразумевается. В умных книгах также сообщается, что альтруизм свойствен человеку генетически, эволюционно. На нижнем уровне он встречается уже у перепончатокрылых, ос, пчел, муравьев и выражается в том, что рабочие пчелы и рабочие муравьи добровольно отказываются откладывать собственные яйца, чтобы ухаживать за общественными яйцами матки. У высших животных, особенно стадных, альтруизм процветает: одни защищают стаю, другие копают корешки, третьи отвлекают хищника, чтобы четвертые успели увести детей и слабонервных… Даже пресловутый Глупый Пингвин, скрепя сердце, подкармливает оставшихся без родителей птенцов — ох, представляю, как он их при этом попрекает!
Впрочем, в природе проявления альтруизма обусловлены инстинктом и жесткой необходимостью. Если часть стаи не будет защитниками, то сожрут всех. Если не отвлечь врага на себя, он съест тех, кто добывает пищу, и ты будешь сосать лапу, пока не помрешь. У перепончатокрылых, которых все хвалят (ах, трудолюбивые пчелки, ах, отважные муравьишки), в муравейнике/улье царит хоррор: чтобы рабочие пчелки или муравьишки начали бескорыстно заботиться об общих детишках, муравьи-полицейские (пчелы-милиционеры) съедают их собственные яйца. Чтоб не отвлекались.
И только человек, венец творения, а не какая-нибудь инфузория, способен на истинно бескорыстные проявления альтруизма — без всякой выгоды для себя, по-настоящему, от души. Или не способен?
Кстати, вопрос на засыпку: был ли альтруистом или эгоистом Муравей из басни про Стрекозу и Муравья? И чему она нас учит, эта басня?

Добрый по собственному желанию
Я уже сказала, что не очень-то верю в альтруизм. И вот по каким причинам (кроме того, что я нравственный гомункул, у которого нет будущего, как уже было сказано).
Большая часть того, что делается на благо других как бы от души и бескорыстно, делается либо:
* из эгоистических побуждений — ради самоутверждения, собственного пиара или уменьшения налогов;
* напоказ;
* за счет других.
Конечно, бездомному ребенку все равно, из каких соображений ему дадут еду и чистую постель. А одинокой бабушке в доме престарелых не так уж важно, кто именно оборудовал ей комнату с телевизором взамен обшарпанной палаты. Но когда речь заходит об отношениях между людьми, не находящимися в критической ситуации, мотивации, поверьте, все же важны.

1 История про Евгению
Евгения — актриса. Она очень красива, и, будь мне 14 лет, я бы обязательно болела за нее. В краях, где я живу, ее звезда восходит на публичный горизонт, и довольно стремительно. Евгения известна не только как талантливая молодая актриса и чертовски привлекательная женщина, она известна еще и как необыкновенно отзывчивая и добрая душа. Когда-то давно в свой выходной день она вместе с наперсницами бесплатно, на благотворительных началах помыла пол в сиротском приюте. Затем она отправилась в Дом культуры для слабозрячих и слепых и опять же абсолютно бескорыстно начитала своим красивым голосом под запись аудиокнигу. Тому минуло пять лет, но с тех пор упоминания о ее добрых делах появлялись в каждом — в каждом! — из ее интервью. «Я считаю, что человек не должен думать только о себе! - очень убедительно говорит она. — Когда я ощущаю, что давно не делала ничего для души, я отправляюсь в детский дом, засучиваю рукава, беру в руку тряпку…» Этот грязный пол в детском доме и книжка для слепых уже дали ей в десятки раз больше, чем они ей стоили! Евгения заслужила стойкую репутацию альтруистки. И если бы Евгения собственными руками за неделю до Нового года не вышвырнула с работы мою ближайшую не бездетную подругу (Евгения возглавляла одно время какую-то пиар-службу), не заплатив ей за последний месяц работы, и подруге пришлось продать мобильный телефон, чтобы отметить праздник, я бы, возможно, тоже верила в ее, Евге-
нии, искреннюю отзывчивость и доброту.

2 История про Елену Владимировну
Елена Владимировна делает очень, очень много добрых дел. Она делает их даже тогда, когда ты в них абсолютно не нуждаешься. Она делает их даже тогда, когда ты очень против того, чтобы она их делала. Она делает добрые дела буквально назло своим знакомым и соседям.
- Она очень, очень, очень самоотверженный человечек! — восхищаются те из соседей, кто еще не столкнулся с результатами ее альтруистической деятельности.
Однажды Елена Владимировна спустилась со своего двадцать второго этажа и увидела возле консьержки коляску с ребенком (консьержка, естественно, наблюдала за ребенком). Мама ребенка, Маринка, забыла дома кошелек и поднялась за ним. Ребенок скучал и недовольно похныкивал.
- Ах ты, бедненький! — вскричала Елена Владимировна, не обращая внимания на струхнувшую консьержку. — Ты же, наверное, весь мокрый! Ну мать, ну паскуда, как же можно быть такой жестокой! Ну ничего, сейчас тетя Ляля тебе поможет!
В мгновение ока ребенок был перепеленут. Вместо памперса Елена Владимировна великодушно положила собственный шейный платок. Вообразите себе «радость» вернувшейся мамаши. Все, все соседи узнали, что эта Маринка с шестнадцатого — жестокая, никудышная мать!
У многих, у многих есть свой зуб на Елену Владимировну. Я, например, не могу простить ей того, как она навещала мою больную гриппом бабушку. Она приносила ей лекарства. Назначала лекарства она тоже сама — те, которые назначил врач, у бабули, разумеется, были. Кроме того, она приносила болящей пирожные, шоколадные конфеты и виноград (у бабушки тяжелая форма диабета). А главное — она беседовала с бабушкой на отрадные сердцу темы, какие у нее жестокие родственники, особенно внучки, и как они бросают ее одну на одре болезни без всякой помощи. Моя бедная покладистая бабуля плакала… Она боится попадаться мне на глаза, эта Елена Владимировна, и правильно!

3 История про Ленечку
Ленечкино хобби — помогать людям. Чтобы удовольствие от помощи людям было сильнее, острее, он выбирает объектами своей доброты малознакомых и редко встречаемых людей. А не родных и близких, которые, как известно, бездонная бочка — сколько ни помогай, все равно никаких оваций. Родные и близкие, пожалуй, сырьевая база для Ленечкиного хобби — иногда ему приходится немножко взять у них, чтобы отдать другим. Как-то он встретил на вокзале знакомую девушку из другого города, которая плакала, потому что ее не встретил парень, и пригласил ее домой, уступив ей комнату и кровать своей жены. В другой раз он одолжил свою зарплату коллеге, который проиграл в казино всю собственную зарплату, и коллега проиграл зарплату Ленечки… Семья Ленечки осталась без денег. В третий раз он подрядился везти за город в непогодь знакомую молодую пару с коробками, котомками и собаками, хотя у его дочки в этот день был день рождения. Тенденция понятна. Со временем у альтруиста Ленечки не осталось ни жены, ни дочки. Они перебрались жить к полнейшему эгоисту, который совершенно не заботился о других и за свою семью порвал бы всякого.
Я не верю в альтруизм, если:
* результаты доброго дела приносят тебе конкретную выгоду;
* доброе дело делается в назидательных/поучительных целях;
* ты слишком много говоришь о том, что ты делаешь;
* от доброты есть пострадавшие;
* доброе дело тебе ничего не стоит.
Ведь это тоже доброе дело — сунуть делегации волонтеров, пришедших собирать вещи для бездомных, мешок рваных колготок, который и так давно занимает место в кладовке. Но вряд ли это повод, чтобы очень гордиться своим альтруизмом.


Во что я верю
Я верю в то, что мы на самом деле скорее инфузории, чем перепончатокрылые. Мы ленивы, неорганизованны, эгоистичны. Только мощный внутренний импульс может заставить нас зажужжать, подобрать ложноножки, набрать воздуха и подняться на какое-то доброе дело. Я верю в то, что нормальному человеку свойственно скорее не хотеть что-то делать, чем хотеть, и обстоятельства, заставляющие нас шевелиться, вызывают в нас раздражение.
Я верю в то, что человек склонен к абстрактным мечтаниям, а не к конкретному поступку, поэтому он с большим удовольствием будет рисовать себе красочные картины, как он уедет добровольцем в Пакистан лечить и учить бедных смуглых детей, чем посидит вечер с ребенком подруги, и гораздо охотнее проголосует в Интернете против издевательств над животными, чем накормит плешивую голодную собаку возле дома.
Поэтому мне вовсе не кажется, что ты плохой человек, если тебе совсем не хочется окунаться с головой в бескорыстную деятельность на благо общества.
Я верю в альтруизм через «не хочу» и верю в то, что добрые дела делаются неохотно. Если толстый грозный дядька с усами ругается и ворчит, клянет на чем свет стоит дорогу, непрогретую старую машину, людей, жизнь и свою супружницу и тем не менее тащится в снежную ночь в аэропорт встречать подругу жены из Хабаровска, потому что ее некому больше встретить — он добрый человек.
Если хорошо одетая красивая девушка втаскивает в свою машину грязную косматую собаку, и чуть не плачет, и презирает себя, и ругает эту собаку:
- Сдался ты мне, пес, ну кому ты нужен, мерзкий пес, ну зачем ты мне только попался!
Но тем не менее она везет ее к себе домой, потому что эту собаку просто некому больше взять, она добрый человек.
Если ты не веришь нищим и тебе стыдно и жалко давать им деньги, но ты даешь, потому что просто не можешь не дать, ты даешь от души. И если одна подруга собирается и едет в свой выходной день на другой конец города по лужам, по слякоти, на перекладных маршрутках в больницу к другой подруге не потому, что ее там ждет признательность и восхищение, а потому, что не может поступить иначе, — это на самом деле по‑дружески.
Я верю в то, что настоящий альтруизм — это то, что и так, без всяких любителей показной доброй деятельности, происходит каждый день и чего никто не замечает. И это вовсе не то, что отличает настоящего человека от ненастоящего или человека от инфузории. Это то, что отличает настоящих, клевых инфузорий от ненастоящих людей.

Мораль сей басни
Немногим ранее я задалась вопросом: чему нас учит басня про Стрекозу и Муравья? Моя учительница по литературе, разумеется, сказала бы (она, в сущности, так и говорила), что эта басня учит нас не терять время, заботиться о завтрашнем дне, потому что зима нашей жизни уже катит в глаза и уже кажет из-за леса край своего савана. На мой взгляд, басня учит нас однозначно тому, что этот Муравей — гад и падла. Примерно в то же время, когда дети болеют, читая книжки, за красивых, они дружно не понимают и ненавидят Муравья. C годами, вдоволь наобщавшись со всевозможными муравьями-моралистами и бескорыстными альтруистами, они начинают понимать, какой молодец Муравей и как он грамотно поступил с этим раздолбаем Стрекозлом.
Надо сказать, что басня Крылова — это не единственный вариант «Стрекозы с Муравьем». В то время, когда жил и творил Иван Андреевич Крылов, этот сюжет, как и другие бродячие басенные сюжеты, был популярен среди поэтов, и свои варианты истории про легкомысленную стрекозку и деловитого перепончатокрылого написали и Тредиаковский, и Херасков, и чуть ли не первый русский поэт Антиох Кантемир. И вот как заканчивается один из этих «альтернативных вариантов» (кажется, Хераскова): Муравей послушал Стрекозу, посчитал свои хлебные запасы, прикинул в уме, подумал, как его достала эта стрекоза, и выдал свое роковое: «Так пойди же попляши!»
Но поскольку Муравей Хераскова был все-таки наш человек, он тяжело вздохнул, с ненавистью взглянул на Стрекозу, и…
Далее Херасков пишет: «Но это только в наставленье он ей сказал. Для прокормленья ж из жалости ей хлеба дал».
Вот это, по-моему, и есть настоящий альтруизм.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить