Что скажет мама?

Даже взрослые девочки иногда руководствуются мнением мамы и только потом — здравым смыслом.

Что скажет мама?

Я написала бы эту статью еще год назад. Или месяц. Но мне было страшно, поскольку она о женщинах, которых боятся другие женщины. Сильные, вполне самостоятельные, замужние, с тремя детьми и двумя котами взрослые девочки в трудных ситуациях руководствуются выплывающим откуда-то из глубин подсознания внутренним цензором: «А вдруг мама не одобрит?» И только потом — здравым смыслом.


Свойства материи (про куртку и косынку)

Наверняка эту статью будет читать моя мама, и поэтому… Одна моя во всех смыслах очень хорошая знакомая однажды потеряла куртку, которую ей купил не кто-нибудь, а мама. Не то чтобы этот подарок был особенно дорог ее сердцу, но сердце в этой истории сыграло не последнюю роль. Ведь, даже если соблюсти все приличия и не рассказывать маме, что куртка была потеряна банально в нетрезвом состоянии, само по себе действо — рассказать все маме! — вызывало бешеные удары сердца. Оно билось в смятении, замирало в испуге — короче, молило ни в чем не признаваться. И вот теперь главное: как можно утаить от мамы пропажу, если куртка — единственная, а денег на покупку замены в силу студенческого бытия нет?

Спасло лишь то, что мама жила в другом городе и до каникул, в кои студенты обязаны являться пред родительские очи, оставалось немало времени — это раз, и каникулы эти были зимние (а значит, нелепо было бы ехать домой в замшевой курточке) — это два. Короче, времени было до… весны. Спасибо сетевому маркетингу и череде праздников! Нужная сумма была накоплена, и среди новеньких моделей верхней одежды на рынке отыскалась позапрошлогодняя, но аккурат один в один. Даже выцвела чуть-чуть, пока будущую хозяйку ждала. Шопинг был горек как никогда, но порог отчего дома «моя подруга» переступила в должном виде.

…Слишком хорошо представляя себе скорбный, с набегающей слезой, короче, невыносимый взгляд мамы, Ирина мчалась на такси за желтой маршруткой. И за белой тоже. Потому что из какой из них она выскочила минуту назад, Ира уже не помнила, но в то, что ее дорогущую кожаную, отороченную мехом косынку (да-да, купленную мамой!) еще никто не подобрал, она верила. Видимо, сердца многих дочерей ведут себя одинаково… Таксист не сразу понял, почему девица с бешено горящими глазами объявила охоту на «ГАЗели». Еще сложнее было объяснять что-то пассажирам, когда запыхавшаяся Ирина ворвалась в очередной салон маршрутки с победным кличем «Спасибо, Боженька!», подхватила затоптанный лоскут с пола и буквально на ходу, без объяснений, выскочила на дорогу. В тот момент отпавшая перспектива покаяния перед родительницей вовлекла Иру в состояние, близкое к оргазмическому. Да, Боженьке действительно стоило сказать спасибо за то, что водила толком не успел набрать скорость и Ирин стремительный вылет буквально на проезжую часть обошелся без последствий.

Комментарий психолога

Неизвестно, как бы повели себя мамы, узнай они о случившемся. Здесь сработала защитная реакция дочерей, вызванная страхом оценки значимым человеком — мамой. Не стоит забывать, что эти страхи чем-то подпитываются. В случае с курткой поведение дочери свидетельствует об отсутствии глубины отношений между дочкой и матерью. Ребенок не чувствует, что мама — самый близкий человек, к которому в трудной ситуации можно прийти зализывать раны. К сожалению, бывает, что от родителей не идет такого посыла и дети остаются один на один со своими проблемами, часто преувеличивая их значимость.

Работа над ошибками

Когда я стану мамой, в показательно-воспитательных целях выпью бутылку пива и потеряю бусы. Зачем? А потому что мама — живой человек. И тоже может терять то, что никогда нельзя терять. Специально для такого случая нацеплю бусы, которые хоть и приличные, но ни к чему не подходят — конечно, мамин подарок. Я их потеряю и в поучительных целях дочке в этом покаюсь. И скажу, как мне страшно признаться в этом бабушке. Ведь это для дочки она бабуля, а для меня самая что ни на есть мама! Пусть это будет наш общий секрет. И вот тогда мои мудрые родительские уста произнесут: «Дитя мое, если потеряешь что-то из моих подарков, ты мне обязательно скажи, ладно? Ведь я все равно узнаю, и будет мне горько, что ты мучилась так же, как я сейчас». Как видите, все уже продумано, я буду супермамой! Осталось только научиться быть такой же супердочкой.

Служили два товарища (про секс и будущую свекровь)

Любовный фронт дочери — это поле боя, на котором каждая порядочная мама занимает позицию, в лучшем случае, надежного адъютанта, в худшем — прожженного диверсанта. Трудно поверить, что это папа когда-то служил в армии, а не мама, так уверенно она чувствует себя в боевой обстановке. Особенно ей удается стрельба на поражение морально-нравственными беседами. Как тут не бояться? Потому дочери на всякий случай прикидываются банальными рядовыми, преданными уставу главнокомандующего — мамы.

Аня — девушка материально самодостаточная, мама точно не может подарить ей то, что Аня не могла бы купить себе сама. Аня ездит на модной машине, и даже клетка ее попугая стоит, сколько мой шкаф-купе, на который я откладывала три месяца. Но даже Ане есть что скрывать от мамы! «Только тссс! — строчит она мне в „аське“. — Все это время мы с Андреем встречаемся на квартире его родителей! Маме ни слова!» В чем тайна? А в том, что Анина мама, смирившаяся с пирсингом пупка, карьерой модели и тем, что дочка водит спортивное авто, не переживет тот факт, что дочь делает ЭТО в непосредственной близости от будущей свекрови. В ее молодости о девушке, ночующей в доме жениха до свадьбы, могли подумать… да что попало могли подумать! Короче, сплошной разврат. Поэтому тссс, вы про Аню ничего не знаете. Аня боится не маму, а за маму. Радеет за ее душевное спокойствие. И поэтому каждый вечер уезжает не просто к любимому, а подчеркнуто «на новую квартиру своего парня», где нет даже кровати. Но этот факт Анину маму не настораживает, главное — приличия соблюдены.

Комментарий психолога

У Ани синдром хорошей девочки, скорее, она и сама сомневается в правильности своих действий, поэтому предпочитает обманывать маму, но не разочаровывать ее. А у мамы, которая требует от дочери соответствовать ее запросам, свой страх оценки окружающими, потому что для нее дочь — это ее лицо и отражение. Как только у Ани появится внутренняя уверенность в том, что она поступает хорошо и правильно, ей не составит труда сказать маме правду.

Работа над ошибками

Когда я стану мамой взрослой дочки, я не буду, как Анина мама. Я буду как Катина! Это она первой разрешала дочке поехать с ночевкой на базу отдыха, где будут (кошмар всех матерей юных прелестниц!) мальчики. И последней верила, что ее Катя написала в школьном туалете слова, которые они оттирали вместе, зажмурившись и краснея от стыда. Она может проболтать час по телефону с любой из Катиных подруг и дать своевременный совет, ведь она старый боец любовного фронта, опыт ее бесценен и передается не в приказном порядке, а в беседах «за жизнь». Многие годы она наш боевой товарищ, одна на армию дочерей, подчиненных власти мам-генералов. Она… Впрочем, хватит о том, за что я обожаю чужую маму, ведь эту статью будет читать и… мама «моей подруги», а ее я тоже очень люблю.

Драма: мама-пилорама (про теологию и мужа)

Я требую вернуть на экраны мексиканские сериалы! Только это может спасти мою приятельницу Риту. От мамы, для которой сейчас есть лишь один фильм длиною в жизнь под названием «Судьба моей дочери Марго». И мама отказывается быть просто зрителем, метит в Михалковы. Рита-Маргарита имеет классную работу, мужа, машину, кота и находится на пути к счастливой запланированной беременности и получению диплома экономиста. Казалось, что еще надо для счастья без пяти минут бабушки? Но, наученная сериалами, Ритина мама знает, что жизнь без трудностей не жизнь, и обеспечивает их Рите. Краткое содержание предыдущих серий: «Мама, и кем же я буду? Попом?» — о принудительном поступлении Риты на факультет теологии; «Что это за работа такая — водкой торговать?!» — о том, как Рита призналась, что она экономист в винно-водочной компании; «Твой муж и лопату держать не умеет, а вот Иркин…» — о том, как Рита вышла замуж за физика; «Если и брать, то дядивасину «копейку!» — советы мамы о приобретении авто и сердечный приступ на фоне покупки нового японского; «А вдруг он блохастый, а у вас появится ребенок?» — серия о кошачьем геноциде. Каждый эпизод приправлен букетом страстей от «Ты никогда меня не слушаешь!» до «Я уже вызвала скорую, но если они не успеют…» Рита очень боялась маму, но и она устала. Случилось это, когда она вылетела из университета за непосещаемость, а признаться в этом маме было равно тому, чтобы, обернувшись в простыню, ползти к кладбищу. И тогда она придумала себе жизнь, благодаря которой мама пять лет получала фальшивую зачетку с пятерками по истории религий, не ведая, что Рита делает карьеру в торговле, и верила, что физик Гена не знал поцелуя ее дочери до загса. Пять лет страха, что маме откроется истина. Пять лет относительно спокойной жизни. А потом случились брак, кот и автомобиль, скрыть их было невозможно — и все началось сначала!

Комментарий психолога

Одна из распространенных маминых стратегий — стратегия жертвы. Так она добивается желаемого результата, но это манипуляция, даже если она и впрямь падает в обморок. Это не вина мамы, а беда: она сама в детстве недополучила чего-то — любви, поддержки, внимания — и сейчас забирает недоданное ей. Но не стоит потакать ее капризам, самое страшное — в 35, 40, 50 лет осознать, что ты воплотила не свои мечты, а мамины. Если ложь растягивается на годы, это патология, и маме с дочкой нужна помощь психолога, ведь надо изменить алгоритм поведения обеих, записанный в детстве, а сделать это сложно.

Работа над ошибками

Надеюсь, когда у меня будет дочь-студентка, уже изобретут таблетки от климакса, и мамы не будут иметь желания активно участвовать в судьбах дочерей. А если не изобретут, я запишусь в горнолыжную школу, кружки макраме и танцев и на курсы испанского — чтобы у меня не осталось свободной минутки для режиссирования дочкиного счастья. Кстати, о грустном. Да, причуды мамы, обусловленные ее возрастом, климаксом и гормональной перестройкой, сложно выдержать. Но ведь и ей довелось пережить твой подростковый возраст. Это Катина мама в силу легкости восприятия вышла из отрочества дочери без ранений. А твоя? То-то же.

Суровый финал, (в котором автор получает по заслугам)

Редактору показалось, что справедливо увидеть в этом тексте мнение мам. Я легко общаюсь с чужими родителями, но подруги предупредили: если я выложу их секреты, у меня, конечно, появится четыре преданных мамочки… но не останется ни одной подруги. Делать нечего, я решила рассказать своей маме о том, как шесть лет назад потеряла куртку. Без купюр относительно нетрезвого состояния. Листок с текстом лежал перед мамой, она непринужденно комментировала: «Случай с курткой глупый! Ну что бы мама сделала твоей подруге! Побурчать надо было, но это же не всерьез… Кстати, кто это? Жанна или Катя?» — «Это я, мам, — чувствуя себя сапером на минном поле, сказала я. — Была нетрезвой…» — «Ужас! Ты ходила по улице пьяная? Так это ты потеряла куртку? Зеленую?!"Далее я опущу занавес, за ним автор, несмотря на срок давности преступления, получает сполна. На удивление от нагоняя стало легче, даже захотелось покаяться еще в чем-нибудь. Но… лет через шесть. Ведь подвигов у меня много, а мама — одна!

Лена Лосева при содействии психолога Александры Корневой
Фото: EAST NEWS

Читай также:

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить