Что о тебе думают?

Беспокоиться о том, «что люди подумают», — занятие практически бесполезное. Потому что ты даже представить себе не можешь, ЧТО они иной раз думают о твоих поступках!

Что о тебе думают?

Беспокоиться о том, «что люди подумают», — занятие практически бесполезное. Потому что ты даже представить себе не можешь, ЧТО они иной раз думают о твоих поступках! Так же, как и ты, — о том, почему они иногда так странно себя ведут…

О, сколько нам открытий чудных (тут позволю себе перефразировать классика) готовит взгляд со стороны! «Со стороны виднее» даже то, чего у нас и в мыслях не было. Обычно, когда мы заняты какими-то своими важными делами, то, как это воспринимают окружающие, нас заботит в последнюю очередь (если вообще заботит). К чему это приводит, отлично знают сценаристы всевозможных ситкомов, чья дежурная фраза «Дорогой (-ая), это совсем не то, что ты думаешь!».

Вот как раз о таком, ситкомовском, случае мне рассказала подруга: возвращается муж из командировки раньше времени, а жена… А жена, полуодетая, мечется по квартире и всеми силами старается не пустить его в спальню. Ну муж, естественно, решительно ее отодвигает, входит и видит — ну конечно же! — смятую постель. Распахивает дверцы шкафа — никто оттуда не вываливается. Заглядывает под кровать, а оттуда на него смотрит… кура гриль на тарелке. Немая сцена. Занавес (покрывало?).

Ну и эпилог. Дело было во время Великого поста. И жена, чтобы продемонстрировать свои высокие нравственные устремления, постилась. Уж не знаю, составлял ли ей супруг компанию в этом подвиге, но когда он, как главный свидетель торжества духовного над телесным, самоустранился в командировку, нравственную личность одолел грех чревоугодия. И в момент его возвращения она расслаблялась под лаской плюшевого пледа в компании куры гриль и романтических комедий. Услышав, как повернулся ключ в замке, она в панике сунула тарелку с уликой преступления под кровать.

Бывает и наоборот — мужчины заставляют нас понервничать. Как, например, мою подругу Вику. «В самом начале наших отношений с Владом, во время конфетно-букетной романтики, он встречал меня в аэропорту, — рассказала она. — То ли рейс задерживался, то ли он что-то перепутал, но мы долго пытались найти друг друга, а потом, в такси, он попытался мне доказать, что это я ему неправильные данные отправила. «Видишь? — спрашивает он и телефон мне сует с текстом моего послания. — Ты сама написала, что…» И тут я замечаю, что имя отправителя обозначено как «Вика-3». То есть получается, если sms от меня, то я у него Вика-3?! Дома, вместо того чтобы спокойно выпить чаю с возлюбленным, я ему этот чай чуть на голову не вылила! Со мной случилась натуральная истерика: я орала, швырялась вещами и вообще вела себя неадекватно. Влад изумился (он человек с железными нервами, настоящий полковник) и долго не мог понять, с чем связан мой взрыв. А поняв, долго пытался объяснить, что так «оформил» меня в телефонной книжке, чтобы… запомнить мой возраст! (Мне было 33 года). И показал, что у него почти все записаны таким изобретенным им способом — Сергей-4 (ему 44), Анна-7 (ей 27), Андрей-9… А Вик в его телефоне больше вообще не было! А что бы со мной было, если б я обнаружила себя под именем «Вика-33»?

ВОЗВРАЩАЕТСЯ МУЖ ИЗ КОМАНДИРОВКИ… ЖЕНА МЕЧЕТСЯ ПО КВАРТИРЕ.

Свеча горела на столе…

Моя знакомая Мила поведала и вовсе историю почти мистическую: «Как-то в студенчестве поехали в Крым в археологическую экспедицию, там, рядом с заброшенным кладбищем, ученые обнаружили древний могильник, и мы участвовали в раскопках и помогали в реставрации кладбищенской часовни — классической базилики. И вот как-то вечерком мы с девчонками пошли искупаться в близлежащий приморский поселок, а мальчикам за то, что остались «на хозяйстве», пообещали купить большой арбуз. Арбуз мы купили, но, пока шли обратно к лагерю, на нас напал приступ недовольства: придем, а там, как обычно, посуда немытая, а мы им арбуз тащим…

В общем, мы решили съесть его сами, не дойдя до лагеря. Расположились прямо у кладбищенской часовни, на паперти. Зажгли найденную в сумке свечку и стали с удовольствием чавкать. И вдруг из кустов — пронзительный вопль. Мы подскочили. Парочка туристов с ужасом взирала на нас. Что это с ними, удивились мы. А потом представили себя на их месте. Пошли погулять за поселок, да мало того, что оказались на кладбище ночью, так еще и нарвались на ведьминский шабаш — возле старой церкви сидят вокруг зажженной свечи девицы с распущенными волосами, мычат в унисон и чем-то чавкают! Кра-а-асным!»

Вилками по воде писано

Заложницей очевидности однажды стала и Ника, моя коллега по рекламному агентству. Мы разрабатывали концепцию нового пивного бренда, и она поехала на тесты дизайна этикетки. Такое тестирование заключается в том, что новая этикетка приклеивается на бутылку, «как будто так и было», и новоявленный бренд выставляется вместе с другими, уже известными и вполне себе реальными, на полке, имитирующей магазинную. Эти бутылки были закуплены, освобождены от содержимого и уложены в большую сумку. Одну марку, правда, купить забыли, и Ника зашла в магазин приобрести этот образец. Когда она выходила, «воротца» зазвенели и охранник попросил показать содержимое сумки. «У него глаза на лоб полезли, — рассказывала потом Ника, — когда приличная с виду девушка начала выкладывать перед ним пустые бутылки! Либо он решил, что я профессиональная помоечница, либо, глядя на непочатую бутылку в моей руке, подумал, что я сама их все и выпила. И не знал, куда деваться, когда я методично складывала бутылки».

Охранника, испытавшего культурный шок, искренне жаль. Ведь ни у кого на лбу не написано, где он работает и почему ведет себя, с точки зрения окружающих, странновато. А увидеть можно всякое… Мой друг, энтомолог-любитель, недавно вернулся из экспедиции по Саратовской области. В мае степь там уже выжжена палящим зноем, и «охотятся» энтомологи в основном по ночам, когда всякая живность выползает на свежий воздух. Но в тот день он с друзьями, пересекая на видавшей виды «Ниве» степные просторы, вдруг увидел на обочине мертвого ежа. Какая удача — не надо ждать ночи, столько насекомых сразу! (Прошу прощения за подробности, но на трупах всегда масса любителей поживиться.) Остановив машину, они окружили бывшего ежа, но тут вспомнили, что инструменты глубоко в багажнике. Но не упускать же удачу — они быстренько приспособились выковыривать жучков пластиковыми одноразовыми вилками. Редкие проезжающие машины притормаживали рядом, люди высовывались из окон и крутили пальцем у виска. «Представь картину с их точки зрения, — хохотал потом приятель, — пятеро мужиков с горящими глазами сидят вокруг мертвого ежа и увлеченно ковыряют его вилками!»

ПЯТЕРО МУЖЧИН СИДЯТ ВОКРУГ МЕРТВОГО ЕЖА И КОВЫРЯЮТ ЕГО ВИЛКАМИ.

Роберто, Наташа и Рязань

Из-за таких на поверхности лежащих умозаключений (типа «вилка — еда — голодный»), основанных на фактах, которые укладываются в какую-то знакомую схему, разыгралась настоящая «шпионская» драма. Мой муж ждал приезда представителя итальянской компании-поставщика, чтобы показать ему проект на фабрике своего клиента. Отношения с поставщиком не были безоблачны: их компания подозревала (и не без оснований), что итальянцы «сливают» информацию об их проектах российским конкурентам, которые затем перебивают прибыльный заказ демпинговой ценой.

Роберто (так звали представителя) сразу отказался и от встречи в аэропорту с лимузином, и от люкса в отеле, объяснив, что его встретят и что ему есть где остановиться. Так и есть — шпионить будет, решил мой муж с коллегой. Чтобы предотвратить утечку информации, итальянцу сказали, что его повезут в Рязань, и в обстановке страшной конспирации поехали на машине во Владимир. По дороге итальянец пытался блеснуть знаниями о Есенине (полагая, что едет по рязанским краям). За это русские «контрразведчики» под благовидным предлогом отобрали у него карту-ключ от гостиничного номера (чтобы не выдал их местонахождение) и до последнего отказывались сообщать, где можно оплатить мобильник. А вечером в ресторане, когда самое трудное было уже позади и на столе появилась бутылка национального русского напитка, подвыпивший Роберто достал бумажник и показал им фото невесты — москвички Наташи, которая, как выяснилось, и встречала его в аэропорту, и жилплощадью делилась, и во время разговоров по Skype просвещала итальянца на предмет великой культуры великой страны. Бедолага никак не мог понять, почему его партнеры от смеха попадали под стол.

История еще раз доказывает, что мы часто видим и слышим то, что хотим видеть и слышать. Психологи назвали этот эффект ошибкой подтверждения и не раз доказали, что люди склонны избирательно относиться к фактам, принимая во внимание лишь те, что подтверждают сложившееся мнение, а остальные не видя в упор. Хотя, не имей фирма мужа печального опыта отношений с этим поставщиком, взрослые люди не стали бы подозревать гостя в шпионаже, а прежде всего предположили бы как раз то, что и было правдой: у парня друг/подруга в России.

По лезвию бритвы

Не нужно множить сущности без необходимости, предупреждал в XIV веке великий английский философ и богослов Уильям Оккам. Этот принцип экономии мышления известен под названием «бритва Оккама». Суть его сводится к тому, что не надо придумывать сложные объяснения там, где вполне сгодятся простые. То есть теоретически, услышав утром стук в дверь спальни, ты можешь предположить, что к тебе явилась королева Англии. Практически же, скорее всего, подумаешь, что кое-кто опять не может найти свои носки.

Однако если всегда предполагать самое очевидное, можно и нарваться, в чем убедился незадачливый грабитель, пострадавший от моей однокурсницы Ольги. Парень увидел в сберкассе, как хрупкая девушка на шпильках получала крупную сумму денег, и, как только она вышла на улицу, вырвал сумочку (а в руках у нее был еще пакет с учебниками) и бросился бежать. Ну откуда ему было знать, что беспомощная с виду нимфа активно занималась саватом — французским боксом! Ольга, несмотря на каблуки, в два прыжка его догнала и отделала так, что агрессор превратился в жертву, бросил ее сумку и пустился наутек. Но хрупкая лань неслась за ним, размахивая сумкой, как пращой, и крича: «Отдай пакет, сволочь!» Тот бросил и пакет, а она отдышалась и обнаружила в руке свой — с учебниками. Грабитель решил, что проще отдать свое имущество, чем стать инвалидом.

Так что бритва Оккама — принцип полезный, конечно, но даже здравый смысл иногда бессилен предположить, кто перед тобой и чем конкретно он занимается. Мы же такие разные! И судить по себе и во всем полагаться на собственные стереотипы не стоит. Ведь мир интереснее, чем вам кажется!

Судите сами

Очень часто люди попадаются на удочку стереотипов: фрукт — яблоко, цветок — роза, поэт — Пушкин, кружок ночью на кладбище — ведьмы.

Мы предпочитаем думать так, как привыкли. И это не от лени или отсутствия креативных способностей, просто такова особенность нашего мышления. Как выразился в своей книге «Наука влияния» Кевин Хоган, бизнес-коуч и эксперт по бессознательным коммуникациям: «Человеческий мозг действует по принципу наименьшего сопротивления. Без этой способности «срезать углы» в принятии решений мы бы ничего не сделали. И благодаря тем же нейронным связям мы часто наживаем кучу проблем, совершая невероятные глупости. В поведении человека существуют десятки упрощенных шаблонов принятия решений, и если их знать, то можно предсказать, как люди поведут себя в будущем. Точно так же можно довольно много узнать о том, почему они что-то сделали в прошлом, даже не спрашивая их».

Золотые слова! Вот мы и не спрашиваем, а судим о ситуации сами — особенно если ситуация эта имеет, как говорят психологи, семантические маркеры в виде знакомых (и в нашем понимании однозначных) предметов и жестов.

Светлана Гуляева
ФОТО TAMARA SCHLESINGER

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить