Центр психологической помощи

В Москве существует центр бесплатной психологической помощи — в нем побывала наш корреспондент Анна Блохина.

Центр психологической помощи

Психологическая помощь

По прописке

«Девушка, вы записаны? Проходите проходите, осторожно, тут ступенька», — лихо подкручивая усы, охранник из числа стареющих дамских угодников усаживает меня на банкетку и рекомендует надеть бахилы. Подтвердив администратору факт записи и предъявив паспорт с пропиской, я сажусь ждать. В офисе безлюдно. Светло-персиковые стены, приглушенный свет, двери и стены, как в приемном покое из сериала про доктора Хауса, все надписи продублированы шрифтом Брайля. По‑хорошему, это могло бы быть приемной нотариуса, стоматолога или спа-салона.

Но я жду психолога. Это — один из офисов московской психологической службы помощи населению. Мой терапевт — девушка с мифическим именем Христиана, и именно с ней мы будем в течение трех часов обсуждать, почему я не могу пережить развод родителей и не в состоянии больше десяти минут разговаривать с мамой. «Вы понимаете, что я не волшебница и не дам вам сейчас совета, который мгновенно решит все проблемы?» Я согласно киваю. «Тогда что вы будете считать успешным результатом моей работы?» Я мучительно соображаю, потому что вопрос слишком конкретный для ситуации, о которой я привыкла думать как о некоей неразрешимой данности моей жизни. Христиана дает мне задание на неделю и назначает дату следующего приема. Прием психолога в службе — бесплатный. Каждый может получить пять сеансов. И еще пять через три месяца. Единственное условие для обращения в службу — московская прописка. Помимо личного приема, у службы есть горячая линия 051 — телефон доверия, работающий круглосуточно. Прием строго по записи. Вне очереди принимаются только обращающиеся за экстренной помощью, пострадавшие от терактов, техногенных и природных катастроф и в прочих исключительных случаях.

Я — терапевтический клиент со стажем и могу оценить прием как профессиональную терапевтическую работу высокого уровня, причем явно рассчитанную на быстрый результат и решение проблемы, что и понятно — в распоряжении психолога есть всего пять сеансов. Правда, не все впечатления клиентов службы настолько позитивны — многие выходят из кабинета разочарованными: плохо выслушали, психолог говорил много или, наоборот, мало; опоздал на семь минут; после приема стало хуже, помогли только подруги с задушевной беседой; зря данные паспорта переписали, чуда не случилось, лучше не стало. Правда, на форуме никто не говорит, что сделал конкретно он сам, чтобы стало лучше.

И опасна, и трудна

Первый телефон доверия появился в Англии в 1953 году — тогда священник лондонской церкви святого Стефана на Уолбрук опубликовал в газете номер своего домашнего телефона с просьбой звонить всем, «у кого возникают сложности, с которыми они не в состоянии справиться». Чуть позже из этой инициативы родилось общество психологической помощи «Самаритянин».

В России история бесплатной психологической помощи не настолько значительная: московская служба была создана в 2003 году, после теракта на Дубровке. На «Норд-Осте» работали психологи многих городских служб, но именно тогда стало очевидно, что количество стрессовых ситуаций экстремального характера в городе таково, что москвичи не справляются с обрушивающейся на них информацией. В нашей стране практически нет культуры заботы о собственном здоровье, в том числе и душевном. Поэтому психология в сознании большинства граждан по‑прежнему лженаука, а психологи - шарлатаны, вымогающие деньги. Телефон доверия — для многих первый шаг к пониманию того, что есть специалист, который может помочь в ситуации, из которой не видно выхода.

К сожалению, многие ждут от психолога мгновенного чуда — волшебную таблетку, которая снимет все проблемы. Или ожидают, что прием терапевта пройдет в манере душеспасительной беседы с церковным батюшкой. Когда не происходит ни того, ни другого, многие в службе разочаровываются. «У меня была очень сложная ситуация — на работе меня ненавидели, дочь отказывалась со мной общаться, у друзей были какие-то свои проблемы, никому не было до меня дела, — рассказывает Валентина (53). — Тогда я решила обратиться в службу психологической помощи. Я не очень люблю говорить по телефону, поэтому сразу записалась на прием. Но психолог, вместо того чтобы успокоить меня, дать какую-то надежду на то, что все изменится в лучшую сторону, начала задавать какие-то неприятные вопросы. Я вышла из кабинета совершенно раздавленной. Мне стало еще хуже, чем когда я пришла на прием».

Психолог воспринимается как тот же врач, только заведующий душевным здоровьем. И зачастую от него ждут помощи в том же формате, что и от стоматолога, — найти больной зуб, вырвать под анестезией и принести немедленное облегчение. Мало кто понимает, что эта работа происходит по‑другому. Главный врач здесь скорее сам клиент, а психолог — всего лишь инструмент.

«Люди, которые приходят в бесплатную службу психологической помощи, звонят по телефону доверия, и люди, обращающиеся к платному психологу, отличаются довольно сильно. Прежде всего, у них разная степень ответственности по отношению к собственной жизни, — рассказывает Мария Шумихина, долгое время проработавшая в службе бесплатной психологической помощи. — Первые хотят просто снять сиюминутную напряженность, если ситуация находится в какой-то острой стадии, они не хотят ничего менять, им нужно просто пожаловаться, излить душу. Вторые приходят именно потому, что понимают необходимость изменений, работы над собой и рассматривают оплату психолога как инвестицию в себя».

Как показывает статистика службы, больше половины обращающихся в службу находятся в острой или затяжной кризисной ситуации. Еще сорок процентов оценивают свою ситуацию как проблемную, то есть жить можно, но хотелось бы лучше.


Если где-то беда

Бесплатная психологическая служба, к сожалению, стала не показателем уровня развития здравоохранения, а ответом на внешние события. В 2004 году психологам службы пришлось впервые работать не в кабинетах — тогда был взорван поезд на станции метро «Автозаводская», и психологи оказывали людям помощь наравне с врачами и сотрудниками МЧС. Работа в поле — это общение с людьми, которые в большинстве случаев находятся в состоянии шока и даже не всегда готовы осознать произошедшее.

Есть статистика, что после таких событий уровень обращений к психологам резко увеличивается. И в большинстве своем это люди, которых трагедия непосредственно не коснулась.

«Конечно, после трагедий национального масштаба людей на прием записывается больше, но совсем не потому, что людей пугают именно эти события. Это не совсем линейная зависимость, — рассказывает Мария. — Если у человека повышенный уровень тревожности, мысли о взрыве, наводнении и так далее он экстраполирует на свой личный опыт и именно с этими личными переживаниями уже обращается к психологу».

Щепкой по волнам

В фильме «Красное» трилогии Кшиштофа Кесьлевского вышедший на пенсию судья подслушивает телефонные разговоры своих соседей и рассказывает девушке, с которой его свел случай, о том, что на самом деле хотят сказать эти люди в своих телефонных разговорах, чего им на самом деле не хватает. «Вы думаете, этой женщине нужны продукты? Ей нужно внимание своей дочери», — говорит он в одном из диалогов. Люди обращаются к психологам, потому что не понимают, что происходит в их жизни, и весь их предыдущий опыт не позволяет им справиться самостоятельно.

«Для многих обращение в бесплатную службу — это первый шаг к работе над собой. Они хотели бы обратиться к психологу, но не очень понимают, что это такое, как работает и с какой стороны надо подойти к этому процессу, — говорит Мария Шумихина. — Очень немногие могут внятно сформулировать, с какой именно проблемой они обращаются. Как правило, главная разница между людьми, которые обращаются за платной и бесплатной психологической помощью, — это ощущение собственной возможности влиять на ситуацию».

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить