Борьба с агрессией

Чтобы не бояться чужой агрессии, Лена Калинина отправилась на тренинг. Но узнала больше, чем ожидала: о своих чувствах и эмоциях окружающих.

Борьба с агрессией

СЕМЕЙНАЯ ИДИЛЛИЯ

Я воспитывалась в семье, в которой никто ни с кем не ссорился. Родители уважительно и спокойно разговаривали с бабушками и дедушками. Друг на друга повышали голос редко, да и то, скорее, это были эмоции удивления, возмущения или радости, чем гнева. В нашем доме царила идиллия.
Что такое агрессия, я узнала… в школе. Оказалось, там учат не только «по слогам читать слова», но и многому другому. Однажды учительнице английского языка не понравилось, что я уточнила у соседки по парте, на какой странице открыть учебник. «Что ты себе позволяешь? — возмутилась она. — Болтать на моем занятии!» Этим замечанием «англичанка» не ограничилась — она кричала, брызжа слюной. А я оцепенела от ужаса и сидела, вздрагивая от резких выкриков. Со временем, правда, научилась игнорировать нервную училку. И кажется, это работало.
Знакомство с агрессией продолжилось в университете, когда я поселилась в общежитии. Здесь люди были не такие сдержанные, как мои родные. Да и стратегия игнорирования больше не помогала. Ведь если хочешь, чтобы на общей кухне никто не брал твою посуду, нужно реагировать на выпады и нападать самой. Я этого не умела. Студенческие годы прошли под девизом «Ругайтесь на здоровье из-за тапок и занавесок, а я выше этого». Конструктивному диалогу с агрессивными людьми так и не научилась.
Долгие годы ощущала себя сверхчувствительным датчиком, реагирующим на негативные интонации. Как робот в фильме по роману Азимова: «Я уловил уровень стресса в вашем голосе». В конце концов, очень устала от этого и захотела научиться спокойно воспринимать нервных людей и отстаивать свою позицию. Когда увидела анонс тренинга «Агрессия», поняла: мне необходимо туда попасть и попытаться решить свою проблему.

НОРМА ЖИЗНИ

Участников тренинга встретили ведущие — психологи Анна Корниенко и Наталья Кундрюкова из Гештальт-центра Нины Рубштейн. Я нервничала: раньше никогда и ни с кем не обсуждала агрессию. Но доброжелательность и приветливость принимающей стороны меня успокоили. После того как все представились, ведущие попросили рассказать, кто какую проблему хочет решить на этом тренинге. Я сообщила, что хочу понять, почему меня пугают гнев и ярость людей.
Для начала психологи представили несколько интересных фактов об агрессии. Оказывается, это чувство возникает, когда на пути к какой-то цели мы встречаем препятствие. Агрессия — это, в первую очередь, эмоция. И ее испытывают абсолютно все. Это поразило меня до глубины души — ведь я искренне считала, что начисто лишена агрессии! На самом же деле кто-то более темпераментный от природы, а кто-то — менее. Или, как, например, в моем случае, — в семье человека не научили выражать гнев. Вот он и живет, не подозревая, какая буря бушует у него внутри, искренне привыкший считать себя спокойным.
Вообще, проявление агрессии — это такая же естественная потребность, как вовремя поесть, поспать, быть любимым и иметь друзей. И ее необходимо удовлетворить, либо, если это невозможно, найти эмоциональную разрядку. Как говорят ведущие тренинга, «отреагировать» — то есть избавиться от внутреннего напряжения. Надо заметить, удовлетворение потребности в агрессии — это вам не бигмак сжевать по дороге на работу. Например, в начале осени всех потрясла (а кого-то рассмешила) драка двух бизнесменов во время записи популярной телепередачи. Одному из них, чтобы выпустить пар, пришлось слегка «приложить» другого. Интересно, что наш премьер назвал эту выходку хулиганством. Имея перед глазами такой пример, мы на тренинге пришли к выводу, что хотим найти «экологичные», безопасные для себя и общества способы выражения своих накопившихся эмоций.
А еще я подумала: если агрессия — норма жизни, с которой мы сталкиваемся ежедневно, мне тем более необходимо научиться принимать и проявлять ее. Я также осознала, что испытываю ярость довольно часто — и даже растерялась. Мне требовалось время, чтобы принять этот факт.
Помимо заложенных природой и сформированных обществом факторов, провоцирующих агрессию, источниками считаются и так называемые крючки гнева. Это слова или ситуации, которые «цепляют» нас, вызывая ярость. Ведущие попросили участников составить список своих «крючков».
Я написала несколько, но тут же определила для себя главные. Первый — когда человек начинает говорить очень громко, при этом «выпучивая» на меня глаза. И второй — ситуации, когда значимые для меня люди не верят, что я могу завершить дело успешно. Осознание «зацепок» принесло мне облегчение: значит, смогу над ними поработать.

СКРЫТАЯ УГРОЗА

Ведущие Анна и Наталья составили шкалу способов выражения агрессии — от самого неприемлемого до наиболее эффективного. Среди опасных мы выделили: срыв на невиновных, ругань, неадекватно молчаливое поведение (когда кто-то демонстративно дуется или с громким стуком расставляет посуду). Хороший способ выражения агрессии — выяснить отношения сразу, не оскорбляя и не критикуя человека. Гнев должен быть направлен на причину эмоции. Если кто-то наступил тебе на ногу в метро, то плох не человек вообще — виновата его невнимательность. Тогда ищем оптимальный вариант поведения: отойти в сторону или попросить подвинуться. Худшим способом считается пассивная агрессия, когда вообще не даешь выхода эмоциям. Мы можем упираться, намеренно забывать сделать то, о чем нас просили, тянуть время, выводя из себя близких и коллег. Оказалось, это хуже, чем биться в истерике, швырять посуду, орать и кидаться с кулаками. Гнев остается при тебе и разъедает изнутри.
Интересно, что в зависимости от людей и ситуаций человек выбирает разные способы выражения агрессии. Например, я поняла, что на вполне достойном уровне могу «обмениваться гневом» с близкими (бойфрендом, подругой, родственниками). Но с коллегами превращаюсь в пассивного агрессора. Тяну время, долго не отвечаю на письма, прикрываясь более срочными делами, игнорирую решение важных вопросов. Осознав это, даже испугалась за свою карьеру. Я же хороший специалист, но разрушаю все своим неумением выражать недовольство и ярость. Упражнение, предложенное ведущими, помогло лучше понять, кто такой пассивный агрессор и как с ним общаться. Изображать его Анна попросила одну из участниц (Марину), а второй (Ольге) предложила убедить первую сделать простую вещь — закрыть окно в комнате. Ольга попробовала выразить просьбу напрямую: «Марин, закрой, пожалуйста, окно! Мне очень холодно!» В ответ услышала: «Да, секунду». Но коллега не сдвинулась с места, делая вид, что увлеченно что-то печатает на воображаемой клавиатуре. Понаблюдав за разнообразными попытками Оли, мы поняли, что уговаривать пассивного агрессора и давить на жалость — бесполезно. Наконец девушка сказала: «Марина, а ты себя как чувствуешь-то? Тебе не прохладно? Мне — да. Закрой окно, пожалуйста, а я пока тебе чаю налью». И случилось чудо: Марина выполнила просьбу. Выяснилось, что важно дать понять пассивному агрессору, что тебе небезразличны его чувства и состояние. Неплохо работает также обмен услугами: ты для меня закроешь окно, я тебе налью чай.
Я же, наблюдая за девушками, сделала такой вывод: человеку, который не идет на контакт, важно проявить хоть немного эмоций. И лучший способ заставить его сделать это — показать, что ты готов его слушать и услышать, что тебе действительно важно происходящее у него внутри.

ВЫБИРАЙТЕ ВЫРАЖЕНИЯ

Затем Анна и Наталья предложили участникам тренинга разбиться на пары и поделиться друг с другом своими рецептами реагирования на крик, насмешки, оскорбления, унижения — то есть на активные проявления агрессии.
После упражнения мы приступили к обсуждению в группе. Все озвученные способы я условно разделила на две категории. Первая — обратная связь с источником гнева. Если человек кричит, можно, например, сделать непроницаемое лицо и монотонно повторять: «Говори тише, я тебя не понимаю». Или дать ему выплеснуть эмоции, а в это время смотреть словно сквозь него. Или уйти, сообщив собеседнику, что в таком тоне ты не готова продолжать беседу.
Ко второй категории я отнесла способы, которые помогут разрядиться позже, если не вышло сразу. Например, можно позвонить подруге и поделиться с ней эмоциями, вызванными агрессором. Кто-то из участников тренинга сказал, что чувствует облегчение, когда придумывает и реализовывает в уме план мести обидчику.
А одна девушка заявила, что ей помогает справиться с эмоциями… пение!
После того как мы озвучили все свои способы, ведущие предложили подумать, какие из них можно использовать для себя. Я осознала, что часто прикидываюсь шлангом, игнорирую агрессоров. И почувствовала, что меня это больше не устраивает. Пора перейти на более конструктивный уровень. Теперь, если кто-то повысит на меня голос, не стану убегать или молча выслушивать. Скажу: «Не стоит говорить так громко, у меня прекрасный слух». Или: «Не понимаю, что вас так взволновало, эту проблему можно спокойно решить». И предложу свои варианты действий.
Следующее упражнение оказалось гораздо более сложным. Анна и Наталья попросили нас разделиться на две группы. Тех, кто здесь и сейчас хотел выплеснуть эмоции, и остальных, кто попробовал бы научиться принимать их. Естественно, я присоединилась ко второй. Спряталась за спину участницы Кати и взяла за руку Антона. По команде Анны участники «гневной» группы начали кричать, размахивать руками — в общем, проявлять агрессию. И сразу возникла моя стандартная реакция: в глазах потемнело, сердце сжалось. Но в этот момент я почувствовала тепло руки Антона, и это помогло. Зрение прояснилось, я увидела: кричащие люди совсем не страшные. Когда ведущие попросили поделиться впечатлениями, сказала, что мне сохранять самообладание помогают тактильные ощущения. Мы повторили упражнение — я уже ни за кого не пряталась. Встала и сомкнула ладони в замок, чтобы ощущать тепло своих же рук. Ведь если кто-то вздумает на меня накричать, Антон или Катя вряд ли окажутся рядом. Когда «агрессоры» снова подняли шум, я вздрогнула только на миг. Крепче сжала руки и поняла — сработало! Пожалуй, возьму этот способ на вооружение.


***

Тренинг дал мне много нового. Я поняла, что владеть теорией — одно, а научиться применять ее на практике — совершенно другое. И поставила для себя несколько задач.
Во‑первых, буду следить за своими эмоциями, замечать, когда и при каких обстоятельствах выхожу из себя. Таким образом найду все свои «крючки гнева» и постараюсь тут же отреагировать. Во‑вторых, в ситуациях, где веду себя как пассивный агрессор, постараюсь четко доносить до людей все, что мне не нравится, не играть с ними в молчанку. Ну и последний, самый важный вывод: кажется, я больше не боюсь громогласных нервных людей. Потому что уже знаю, как себя с ними вести. Теперь — практика, а за ней, думаю, дело не станет.

Благодарим Гештальт-центр Нины Рубштейн и лично Анну Корниенко и Наталью Кундрюкову за помощь в подготовке материала.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить