Большой голод

«Я не могу. Мне надо домой, кормить его. Ты же знаешь, они всегда хотят есть».

Большой голод

«Я не могу. Мне надо домой, кормить его. Ты же знаешь, они всегда хотят есть».

Она доверительно сообщает это кому-то в телефон.

Не знаю, откуда это взялось. ОНИ не всегда хотят есть. ОНИ хотят есть, как правило, три раза в день. Максимум четыре. Просто нормально покушать. Не важно чего. Главное, чтобы был суп. И хлеб. И масло. И сметана. И мясо — время от времени. Хотя бы два раза из трех. Из четырех. Вот и все, что ИМ надо.

Мне не нужны исполинские порции. Я не ем пельмени на завтрак. Я не нуждаюсь в кастрюлях макарон по‑флотски. Я не знаю, почему мне надо отрезать булку толстыми ломтями. И класть сверху полтора сантиметра сыра. Я люблю, когда сыр режут тонко. Я не Гаргантюа. И не солдат, вернувшийся с фронта. Почему женщины считают, что меня трудно прокормить?

Возможно, причина в том, что сами они никогда не едят. Они либо худеют, либо перекусывают, либо хотят чего-нибудь вкусненького.

Мы идем по улице. Время обеда. Она худеет.
— Может, перекусим? Ты хочешь есть?
— ДА!
— А я нет. Я худею. Мне просто хочется чего-нибудь вкусненького. Я знаю, что нельзя! Эх… Нет, все-таки хочется! Эх… Ладно! Была не была!

Мы заходим в кафе и съедаем вкусненькое. Вкусненькое — это пирог площадью в 5 квадратных сантиметров. Он падает в меня, как посылка с гуманитарной помощью с самолета ООН на голодающую Эфиопию.
— Но ты, наверное, хочешь перекусить?
— Я хочу ЕСТЬ!

В конце концов, она все же переступает через себя. Мы заходим в кафе и перекусываем. Перекусить — это салат с кальмарами весом в 90 граммов. Кальмары расползаются по желудку и облепляют его дно. Мы идем дальше, и она вспоминает, что пора немного похудеть.
— Ой, пять часов! Мне в это время надо съесть нежирную курицу с овощами и два йогурта с мюсли!
Мы ищем нежирную курицу. Даже в тарелке у нее обездоленный вид.
— Бедный, ты же, конечно, хочешь есть! Давай я с тобой поделюсь!

Нежирная курица по принципу действия напоминает китайскую силиконовую игрушку — когда кладешь такую в воду, она увеличивается в шесть раз. Курица тут же распухает, и мне становится не по себе. Она, напротив, повеселела. Ей хочется зайти в пару магазинов.
— Солнышко, я знаю, что ты голодный! Я быстренько! Купи себе пока чего-нибудь. Ну, пива с чипсами…

Я раздуваюсь, как пузырь. Мне невероятно хочется спать. Когда мы приходим домой, уже смеркается.
— Все, я срочно готовлю обед! Тебя надо кормить! Я бы и сама перекусила, но ты знаешь, я же худею.

Я медленно дремлю на диване. Она стоит у плиты и худеет. Ей хочется перекусить и очень хочется вкусненького. Все эти желания она вкладывает в обед для меня. Режет гигантские куски булки — такими можно пугать детей перед сном. Ворочает ломти сыра. Варит кастрюлю спагетти и приправляет их пачкой масла.

Потом она плачет.
— Я плохо готовлю, все дело в этом! Не говори ничего, я знаю, что ты считаешь, что я плохо готовлю!
Я знаю, что ты думаешь! Ты думаешь, что я никогда не смогу готовить так же хорошо, как твоя мать!

Ну вот при чем здесь моя матушка? Я вовсе так не думаю. Я просто хочу спать.
— Ты никогда, никогда не ешь дома нормально! Другие мужчины приходят домой и набрасываются на еду! А ты… А я так стараюсь, чтобы тебя накормить…

В два часа ночи я просыпаюсь. Большой голод терзает меня. Я бреду к холодильнику.
— Вот-вот… — раздается скорбный голос из темноты.
Мама всегда оставляла мне бутерброды на дверце…

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить