Без мыла

Мне трудно вспомнить что-нибудь хорошее про моего бывшего молодого человека, кроме одной его фразы, брошенной мне на прощание: «Давай не будем делать из наших отношений мыльную оперу и растягивать финал
на тысячу серий».

Без мыла

Мне трудно вспомнить что-нибудь хорошее про моего бывшего молодого человека, кроме одной его фразы, брошенной мне на прощание: «Давай не будем делать из наших отношений мыльную оперу и растягивать финал на тысячу серий».

КАК Я ПРЕКРАТИЛА ДЕЛАТЬ СЕРИАЛ ИЗ СОБСТВЕННОЙ ЖИЗНИ
По всем законам мексиканского жанра нам нравится из серии в серию брать с собой обиду, боль, слезы, недосказанные слова, непроизнесенные признания и тайны. Главный вопрос мы привыкли задавать не в тот момент, когда он пришел нам в голову, а когда становится совершенно невыносимо держать его в себе из-за давно истекшего срока годности.
По заданию Cosmo у меня было всего пять дней, чтобы превратить свою жизнь из средненькой мыльной оперы в высокобюджетный голливудский блокбастер. Что для меня крайне сложная задача. Ведь я большая поклонница выжидательной тактики, которая (по моему же опыту!) не несет в себе ничего хорошего, кроме изрядного издевательства над чувствительными нервными окончаниями и сердечно-сосудистой системой. В итоге зашлакованность моего организма ложными надеждами и наивными предположениями достигла абсолютного предела, что вынудило меня совершить героический поступок частного масштаба — разобраться в перипетиях своей истории самостоятельно!

Понедельник

Моя любимая работа стала меня пугать. Ежедневные обязанности я начала подозревать в тотальном механическом бездушии. Мне стало казаться, что еще чуть-чуть и я покроюсь пластмассовым корпусом и полностью роботизируюсь, а научную фантастику я, мягко говоря, недолюбливаю. Сегодня ходила на собеседование в другую компанию.
«Вы видели последнюю коллекцию Стеллы Маккартни?» — первый вопрос, который я слышу из уст своего работодателя. «Безусловно, она чудесна и вызывающе скромна». — Моя первая ложь на новом месте вполне приходится по вкусу моему потенциальному шефу.
Далее следует длительная беседа с элементами допроса. Я торжественно клянусь генерировать креативные идеи сутками напролет без оглядки на стандартный восьмичасовой рабочий день. Покидаю офис чрезвычайно довольная своими успехами и восхищенная своим собственным умом и очарованием. Работодатель заявляет, что через пару дней уходит в отпуск, поэтому с решением тянуть не будет! Кажется, я начинаю жить на положенных для большого кино скоростях…

Вторник
Мой молодой человек самовольно отказался от главной роли в моем жизненном фильме, с прискорбием сообщив, что он вынужден временно прекратить поставки внимания, заботы и любви в мое сердце. Для пущей интриги о причинах такого радикального изменения сюжетной линии моей изначально романтической комедии он сообщить отказался. А на вопрос о сроках окончания этого обидного и непредвиденного расставания ответил прямо по‑киношному: «Возможно, завтра, а возможно, и никогда».
Я растянула томительное ожидание его возвращения на пять непростительно долгих месяцев. За отсутствием действия зрители откровенно заскучали. Но, как известно, в большом кино слезы главной героини высыхают вместе с финальными титрами, поэтому я наконец решилась на исполнение заключительной сцены. Мой мобильный отправляет на его мобильный сообщение: «Мы больше не будем общаться?» Через час приходит неожиданный ответ: «Почему? Если ты свободна в среду, то легко можно пересечься!» Я с некоторым недоверием соглашаюсь на встречу. Поток разноцветных мыслей прерывается телефонным звонком. «Мария, здравствуйте! Через сколько дней вы сможете выйти к нам на работу?» Я застигнута врасплох! «Боже, а у меня есть время подумать?» — коряво выговариваю я. «Конечно, жду вашего решения до пятницы». Ну здравствуй, паника!

Среда
Говокружительные каблуки, строптивые кудри, аромат горького апельсина, бергамота и корицы, не по погоде трогательное маленькое платье… Приходит писклявое sms: «Прости, я задерживаюсь на работе. Сегодня не смогу». — «Для таких случаев у меня всегда есть завтра, дорогой!» — «Занят до 11 вечера». — «Замечательно, после одиннадцати и встретимся!» — «Я буду спать. Как примерный мальчик!» После перебора всех дней недели выяснилось, что вариантов у нас нет. Между нами встали чужие дни рождения, ранее намеченные встречи и увесистый ворох пустых отговорок. Моя мексиканская сущность побеждает, и я бросаюсь в слезы.
В этой истории нет хеппи-энда. В ней даже нет логического конца. Это один их тех сюжетов, где финальная сцена не ставит точку, а дает пищу для размышлений. От количества и калорийности этой пищи чрезвычайно легко растолстеть. Но у меня есть карта в фитнес-клуб и очень ценные выводы. В его сценарии, как оказалось, есть место для новой машины, должности и местожительства, но совсем нет места для меня. А посему не имеет смысла навязывать этому человеку главную роль в моем фильме, когда у него есть свое собственное, не менее дорогостоящее кино. Я не расставила точки над «i» и не добилась никаких ответов, у меня вышло незамысловатое артхаусное кино с претензией на интеллектуальность. Безусловно, больно, обидно и непонятно, но это ни в коем случае не отменяет кастинга на роль нового романтического героя.

Четверг
Моя дружба с девушками всегда была исключительно зефирно-розовой и щечно-поцелуйной. Поэтому я до сих пор не могу понять, в какой момент на мою голову снизошло затмение и моя глупость достигла своего апогея. Я умудрилась вдребезги разбить искренние, единственно настоящие отношения с лучшей подругой заведомо бессмысленным романом с объектом ее желания. Мы с ней не общались около четырех лет. Я бережно хранила подаренные ею открытки, периодически заглядывала в наши общие воспоминания, тайком читала ее Живой Журнал и с напускным безразличием интересовалась ее успехами у наших знакомых. Мой роман с ее принцем закончился, не продержавшись и года, все обиды давно потеряли форму. Единственное, что осталось неизменным, — мое желание возобновить нашу дружбу.
Я уже столько успела натворить за пару последних дней, что без труда прямо посреди рабочего дня взяла телефон и набрала ее номер. «Маш, привет! Это покажется странным, но я очень хочу тебя видеть». Молчание. «Знаешь, мы с тобой работаем на соседних улицах, может быть, пообедаем сегодня вместе?» — «Давай в четыре часа!» — решительно отвечает она. У меня кружится голова, я начинаю маниакально красить губы розовым блеском, по нескольку раз перебирать одни и те же стопки бумаг и нервно уничтожаю пластиковые стаканчики от кулера, отсчитывая минуты до заветных четырех часов.
Мы очень тепло пообедали вместе. В легкой атмосфере неловкости, с вполне уместными паузами и скромными улыбками мы попытались восполнить образовавшиеся пробелы в нашем знании друг друга. Вводная фраза «Как дела?» после четырех лет разлуки прозвучала отвратительно комично, но с чего-то ведь нужно начинать? Я не претендую на восстановление меня в титуле лучшей подруги и не надеюсь на скорое потепление в наших заново выстраивающихся отношениях. Но я счастлива, потому что в моей истории мне очень не хватало Машки. Она еще не подруга, но до сих пор и вопреки всему — лучшая. Она позволила мне вернуться, наградила меня крепкими объятиями и убедила, что для истинной дружбы не существует слова «конец». Поэтому к этой сюжетной линии я настоятельно требую начальную заставку и радостный джаз!

Пятница

Выделенная мне на раздумье о новом месте работы неделя подошла к концу. Новые обещания хитро соблазняли, а будни в старом офисе сулили привычный комфорт. Несколько минут назад я отказалась от предложения. И не жалею. Потому что одним этим отказом я приняла два важных решения: получить второе высшее образование, чтобы добиться желанного повышения, и взять давно откладываемый отпуск. Путевка в Китай уже куплена, а с ней — и залог восстановления моральных сил.
К концу экспериментальной недели я также успела снизить коэффициент сумасшествия, присутствующего в моей жизни. Мне всегда казалось, что сумасшедшие люди — это прекрасно. Хотя бы потому, что с ними всегда весело. Один мой друг — существо крайне беспринципное, бессердечное и бессовестное, но нескончаемо очаровательное в отдельных главах моей истории. Если оценивать его невменяемость по баллам, то получится 10 из 10. Зато ни с кем другим я не имею радости собирать пазлы с подсолнухами Ван Гога, фотографировать монорельсовое метро по ночам и соревноваться в надувании хубба-буббы. При этом случайная взаимная страсть изрядно подпортила оптимистический ход событий и неадекватное поведение моего героя со всей мощью было направлено против меня. Напускное злословие («Будь добра, убей себя!»), публичные перформансы, упорные попытки задеть поначалу вынуждали меня разобираться в происходящем. Я настойчиво вела диалоги и пыталась, пыталась, пыталась воззвать к его разуму и совести. Но это не дало никакого эффекта. И я признала, что не сильна в жанре черной комедии. Зато с прошлого понедельника я перестала реагировать на его выходки: ведь он лишь второстепенный персонаж, смешной приятель главной героини, призванный своими шутками оживлять сюжетную линию.
Я перестала кормить его ежедневными леденцами и, видимо, без привычной дозы углеводов его агрессивная колкость сдала позиции. Он до сих пор продолжает делать мне мелкие гадости и злить. На мое предупреждение о том, что я заболела и не появлюсь сегодня в офисе, он отвечает звонким «Ура!». Но следом шлет милое «Выздоравливай скорее!».
В этом сюжете нет морали, за исключением того, что с сумасшедшими друзьями действительно весело, только когда лишаешь их сахара.
За полтора часа экранного времени главные героини умудряются не только сменить десять платьев, но и справиться с комплексами, смириться с правдой, расставить все по своим местам и найти истинную любовь. Не стоит тянуть с теми сценами, которые вполне можно отснять и сегодня. И в целом неважно, сколько людей захочет купить билет на фильм с тобой в главной роли, важно то, чтобы тебе самой нравилась твоя героиня с ее багажом удивительных выходок, трудностей, ошибок и влюбленностей. Все остальное — дело критиков, которых, как известно, никто не слушает.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить