Аварийный выход

Безвыходных ситуаций, действительно, не бывает. Просто иногда выход такой, что лучше бы его и не было.

Аварийный выход

Помните плакат? Там была лягушка, наполовину проглоченная цаплей. И эта лягушка отчаянно душила цаплю за горло. И надпись: «Никогда не сдавайся». В свое время этот плакат мне ужасно нравился. Безвыходных ситуаций, действительно, не бывает. Просто иногда выход такой, что лучше бы его и не было.

ЕСЛИ ТЫ ДЕЛАЕШЬ ВЫБОР В СВОЮ ПОЛЬЗУ, А НЕ «В ПОЛЬЗУ БЕДНЫХ» — ЭТО НЕ ПОВОД ДЛЯ САМОБИЧЕВАНИЯ.

Про такие случаи обычно говорят «не приведи Господи», потому что выбора по‑хорошему не получается и по-плохому — тоже не получается. Нет среди двух зол меньшего. Пат. Только, в отличие от шахмат, партию остановить нельзя — все равно надо делать ход, делать выбор.

СЕСТРЫ
«Не хочу, не хочу, не хочу ничего делать! Хочу закрыть глаза — и пусть оно само все как-нибудь наладится. Я не могу ей ничего сказать, она мне не простит», — Марина в истерике. Нам по 19, год назад Маринина сестра рассталась с молодом человеком, в которого была безумна влюблена, полгода назад Марина случайно столкнулась с ним в метро. Теперь человек и Марина хотят жить вместе, но как об этом сказать сестре? А родителям? И не говорить уже нельзя…

Марина спрашивала совета у реальных и виртуальных знакомых. Бесконечно делила странички на две части, записывая плюсы и минусы, ходила к гадалке, репетировала ответственный разговор, рыдала, снова спрашивала совета. Отчаянно хотелось чуда, но чудо не происходило. Потом Марина устала. «Я так измоталась от всех этих переживаний, что мне уже все равно, что случится, лишь бы хоть что-нибудь уже прояснилось. Если честно, я же всегда понимала, что решение возможно только одно — быть с любимым. Но, наверное, чтобы принять это решение, нужно было отстрадать положенный срок. То ли чтобы гадиной себя не чувствовать, то ли чтобы на все, что будет потом, не реагировать».

Чуда, как вы понимаете, потом не было. Сестра на Марину смертельно обиделась. Родители приняли сторону сестры. «Но, ты знаешь, — говорит Маринка, — когда я сделала выбор — как камень с души упал, и все последующие обиды уже воспринимались гораздо легче».

Действительно, самое сложное — это принять решение. А то, что мы выберем, обычно заранее хоть подсознательно, но предполагаем. Только вот надо дозреть до того, чтобы выпустить все это наружу.

КВАРТИРНЫЙ ВОПРОС
Оксана с мужем его более или менее решили. «Ну, пусть и не фонтан, а всего лишь двушка на четверых, двое из которых дети. Но заработать на двушку в Москве — это уже неплохо, а там еще подзаработаем и обменяем на большую». Именно за этот самостоятельно и без посторонней помощи решенный квартирный вопрос Оксанина семья пользовалась почетом и уважением в кругу многочисленных родственников. А потом у Оксаны умерла бабушка. Свою однокомнатную квартиру перед смертью бабушка завещала в равных долях своим внукам — Оксане и ее двоюродному брату, который не замедлил сразу же переехать туда со съемной квартиры: «А что такого? У них есть квартира, а я снимаю. Все честно». Сначала Оксана это молча проглотила: «Не время. Да и правда, у меня же есть квартира». Но потом в душе завелся червячок сомнения, который очень скоро прогрыз дыру внушительных размеров. «А имею ли я право вот так разбрасываться жилплощадью? — думала Оксана. — Брат, конечно, брат, но он не больной и не убогий, никто ему не мешает зарабатывать на квартиру. А еще он один, а у меня дети. И они растут. Если сейчас двушка — еще терпимо, то потом и трешки будет мало…»

Полюбовно разойтись не получилось, и Оксана встала перед выбором: решать вопрос через суд, расколоть всех родственников на два лагеря, пережить все ссоры и обиды — или забить, забыть, но сохранить дружные отношения с многочисленной родней. Металась она долго. Потом все же пошла в суд…

Иногда очень полезно не стесняться делать выбор в свою пользу. Конечно, хорошие девочки и мальчики всегда улыбаются и никогда никому не доставляют неприятностей. Помните, у вас в песочнице отбирают формочку, и даже ударить лопаткой по голове обидчика нельзя, потому что рядом стоит бабушка и внушает: нельзя быть жадной, у тебя же много игрушек, надо делиться… Помните?

Только вот у взрослых девочек случается, что нет возможности уступить очередную «формочку», и приходится отчаянно лупить абстрактной лопатой по голове соседей по взрослой песочнице. И если ты разрешаешь себе сделать выбор в свою пользу, а не «в пользу бедных» — это еще не повод заниматься самобичеванием всю оставшуюся жизнь.

Другой вопрос, что границы допустимого в борьбе за «формочки» каждый определяет сам.

СУЩЕСТВУЕТ ВИД ОСОБОЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ — СОПРОВОЖДЕНИЕ В СИТУАЦИИ СЛОЖНОГО ВЫБОРА.

ПО ЭТАПУ
Обычно в сложных жизненных ситуациях каждый человек проходит через определенные этапы. Первая реакция — это шок. Может быть, ступор. «Боже, куда я попала. Ущипните меня, я сплю? Остановите землю, я сойду». Верить, что все это происходит с тобой, не хочется. Что можно сделать — непонятно. Кроме того, то, что ты раньше думала о таких ситуациях, обычно оказывается совсем неверным. Все по‑другому. Потом шок если и не проходит, то притупляется. Новизна ситуации теряется. Волей-неволей собирается нужная информация, вылезают из подсознания пути решения. Пути решения не нравятся, но их уже видно. Потом надо все же выбирать один из них. Резать хвост по частям или сразу. Но резать. Ну и напоследок остается переживание последствий сделанного. Как я могла, почему я так поступила? Муки совести и чувство вины. Иногда на всю оставшуюся жизнь.

Если все эти этапы приходится пройти, то — плохо или хорошо, успешно или не очень, — но проблема решается, ситуация переживается. Плохо, если человек застревает на каком-нибудь из этапов. Самое распространенное «осложнение» — затянувшееся отрицание ситуации, бегство от осознанного решения проблемы, уход от ответственности за ее решение.

ЕЩЕ ПРО ЛЮБОВЬ
Как и полагается любви, нагрянула она нечаянно. Все было хорошо: любящий муж, любимые дети, уютный дом, гармония в душе, и тут на тебе — Ангелина влюбилась. Насмерть влюбилась. Конечно, она металась, пыталась все забыть и вернуться в семью. Но, позволю себе еще один штамп, любовь зла. Что же выбрать: уйти к любимому, разрушить крепкую семью, разделить детей и хорошего отца, обидеть любящего мужа, с которым прожила не один год, или остаться — жить, задавив свои чувства, либо жить и врать? Такая задачка просто не решается. И решать ее не хочется.

Ангелина закрыла глаза и жила как живется. Ни там ни тут. В эфемерной надежде, что все само как-нибудь рассосется. Закончилось все не то чтобы плохо, но закономерно. И там не сложилось, и тут испортилось. Было — двое любящих мужчин, стало — двое обиженных и уставших от ее метаний. И ощущение, что сама себя лишила нормальной жизни, тоже осталось.

Эти ситуации непростого жизненного выбора тем и сложны, что их на самотек пустить не получается. Надо брать ответственность на себя и заставлять себя что-то делать. И с ситуацией, и с чувством вины, которое возникает потом. Существует даже особый вид психологической помощи — сопровождение в ситуации сложного жизненного выбора, когда человек не справляется сам с моральной нагрузкой, легшей на его плечи.

ТО, ЧТО ОСТАНЕТСЯ ПОСЛЕ
Собственно, продуктивное проживание патовой ситуации — это не только вопрос, что выбрать. Очень важно еще — как с этим выбором жить дальше. Как принять себя с таким решением, как сделать дальнейшую жизнь приемлемой. Кто-то приходит на исповедь, кто-то становится фаталистом, кто-то резко меняет систему ценностей, кто-то лезет в петлю — каждый спасается как может.

Ситуация у Ани была такая, что, на самом деле, врагу не пожелаешь. У любимой бабушки, вырастившей Аню после гибели родителей, случился тяжелый инсульт. Парализация, потеря речи. Аня тогда была студенткой первого курса транспортного техникума. «Заработать на сиделку я тогда не могла, — рассказывает она. — Мне бы квартиру оплатить да еду. Бросить все и самой стать сиделкой — тоже не выход. На бабушкину пенсию прожить было невозможно. А еще ведь надо лекарства покупать. Сдать бабушку в дом инвалидов мне казалось чудовищным — она же меня не сдала в детский дом. Сначала я пыталась выкручиваться. Работала, училась, оставляла бабушку одну, договариваясь, что соседка будет заходить каждый час. Потом быстро поняла, что это точно не выход. Такому больному нужен круглосуточный постоянный уход. Пришлось все же пойти на крайние меры. Оформила бабушку в дом инвалидов, а сама устроилась туда нянечкой дежурить по выходным. Вскоре бабушка умерла. Я думала тогда, что с ума сойду. Умом я понимала — она была в таком состоянии, что могла умереть в любой момент при самом лучшем уходе и дома, но легче от этого не становилось.

Вытащила меня тогда одна женщина из нашего техникума. Она рассказала мне, что ей пришлось отдать в интернат взрослого душевнобольного сына, с которым она перестала справляться сама. Мы тогда долго с ней разговаривали, и я не скажу, что простила себя за сделанное, но поняла, как со всем этим жить дальше. Плохо, что у нас в стране нет каких-то групп взаимной поддержки людей, попавших в подобные ситуации. Что-то типа Общества анонимных алкоголиков. Когда понимаешь, что ты не одинок, становится легче».

ЗАКОН СУРОВ
«Кодекс надо чтить» — эта фраза великого комбинатора знакома всем. Но в жизни велики шансы попасть в ситуацию, когда чтить этот самый кодекс можно только с мерзопакостным осадком на душе.

ХОЗЯИН ВСЕ ЗАМЕТИЛ, ПОДЕЛИЛ НЕДОСТАЧУ НА ДВОИХ, И ЗАКРЫВАТЬ ГЛАЗА НА ЧУЖИЕ НАРУШЕНИЯ РАСХОТЕЛОСЬ.

— Вот как мне быть? — знакомая продавщица детской одежды пыталась спросить у меня совета. — Я знаю, что вторая наша продавщица ворует. Если я скажу хозяину, он ее посадит, он у нас принципиальный. А у нее ребенок маленький. Она его одна воспитывает. А не сказать как? Выходит, что я ее покрываю, получается, что я соучастница, да? Уйти я тоже не могу. Где я найду другую такую работу со своим киргизским паспортом?

— Может, поставить ей условие: либо она уходит, признается, перестает так делать, либо ты рассказываешь, — робко предложила я.

— Я пробовала. Знаешь, что она мне ответила? Закладывай меня, говорит, если потом сможешь жить, зная, что ребенка без матери оставила. А потом плакала и объясняла, что у нее выбора нет, пожалеть ее просила. Ну что мне делать?

Честно говоря, я понятия не имею, что делать в такой ситуации. Очень многое зависит от внутренних убеждений. Часто приходится слышать, что человеку без принципов проще — делает и не мучается. Но, мне думается, проще как раз человеку с твердыми принципами. Когда все черное и белое: это хорошо, а это плохо, все понятно. Тогда спокойно говоришь себе: «Суров закон, но это закон», — и вперед, с ощущением собственной правоты.

А еще можно просто немного подождать. Нет, не затягивать, не убегать, а просто подождать. Для того чтобы увидеть дополнительный аргумент в пользу того или иного выбора. Собственно, в описываемой ситуации так и вышло. Хозяин все заметил сам, поделил недостачу на двоих, и закрывать глаза на чужие нарушения сразу расхотелось.

В КОНЦЕ КОНЦОВ
Все, что не убивает нас, делает нас сильнее. Избитая, конечно, фраза, но от этого не менее актуальная. Да, делает сильнее. Важно только правильно рассчитать силы, чтобы хватило на всю дистанцию.

АЛЕКСЕЯ ЧУМАКОВА

В жизни разные ситуации случаются: бывает, бывшие жены сыновей влюбляются в их отцов и потом выходят за них замуж. Я считаю, что в истории Марины ее сестре нужно было бы не так эгоистично относиться к счастью других людей, тем более родных.
Любовь — это то, что посылается нам свыше. В ситуации с бабушкой тоже все непросто. Так устроен мир, что мы зачастую больше думаем о работе. Но нельзя все делить только на черное и белое. Прелесть мира в том, что он многоцветный. Мне кажется, что выход из любой патовой ситуации есть — надо просто жить дальше.

ФОТО: EAST NEWS
ИЗ АРХИВА А. ЧУМАКОВА






 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить