Алина Фаркаш о том, почему мы живем «как принято», а не так, как нам хочется

Очень часто мы совершаем те или иные поступки, потому что так принято. И совершенно не задумываемся о том, что поступить иначе было бы гораздо лучше. Для нас. Алина Фаркаш рассуждает о том, почему так получается. И что с этим делать.

Алина Фаркаш о том, почему мы живем «как принято», а не так, как нам хочется

Когда мне было лет девять или десять, друг родителей сделал евроремонт. Тогда это слово еще не было комичным, а означало нечто совершенно необыкновенное, удивительное и доселе невиданное. Когда я увидела это чудо, то меня поразили не инкрустированные мраморные полы и не шелковые обои, а обыкновенные выключатели. Точнее, их расположение: они находились не наверху, как было привычно, а внизу, на уровне моей талии. Фантастика! Такое маленькое изменение — и настолько удобно: во‑первых, ими сразу смогли пользоваться дети, во-вторых, я не знала слова «эргономично», но догадывалась, что выключатель на уровне ладони — это хорошее и правильное решение.

С тех пор во мне поселился этот чертик сомнения. Этот голос, подсказывающий, что привычное — не всегда лучшее. Что мы слишком много делаем только потому, что так принято. А не потому, что так — лучше или эффективнее. В детстве я со своим «почему» чувствовала себя немножко инопланетянином: вокруг было так много странных и нелогичных правил!

Например, «нельзя сразу разворачивать подарки, которые принесли тебе гости на день рождения». Надо было благодарить и откладывать их в сторону, показывая, что ты совершенно не заинтересована в подарках. А посмотреть их можно было только потом, когда гости уйдут. Мне казалось, что каждому гостю будет приятно, если я разверну его подарок и порадуюсь ему прямо при нем. Потом я узнала, что именно «мой способ» специалистами по этикету считается наиболее правильным и этичным. Впрочем, родители моих друзей шли еще дальше: тем в гостях надо было отказываться от любых угощений, сообщая, что они уже сыты и ничего не хотят. Даже от конфет! Я не знаю, какое удовольствие хозяевам могли доставить не желающие угощаться гости, но видела даже взрослых людей, которые не решаются за праздничным столом попробовать вкусного.

Между «привычно» и «разумно» чаще всего лежит огромная пропасть. Недавно подруга рассказывала, что в их жизни с ее новеньким младенцем все было бы счастливо и идеально, если бы не купания. Ее мальчик отлично спал, ел и излучал довольство и любовь — то есть вел себя как самый правильный на свете младенец. Кроме времени купания. Во время купания он кричал так, что у него вылезла грыжа. Они с мужем меняли температуру воды. Купали его в маленькой ванночке и в большой ванне. Опускали его в воду в пеленке. Залезали вместе с ним в ванну — ничего не помогало. Недельное существо так боялось воды, что купать младенца приходилось отцу — мама в это время запиралась на кухне и плакала, не в силах пережить крик своего сына.

Тогда я спросила, зачем, собственно, они это делают? Кому полезны такие купания? Детей купают: 1) потому что они грязные и их надо помыть (но их младенец был чистый!); 2) потому что детей это расслабляет и готовит ко сну (но это был явно не их случай); 3) для здоровья, закаливания и удовольствия от плавания (но их мальчик даже не пытался плыть, он просто кричал от ужаса); 4) просто потому, что «так принято». Однако если подумать, то младенец — еще очень близок к природе, у него инстинкты маленькой обезьянки. А новорожденные обезьянки оказывались в воде только в случае какого-нибудь страшного чрезвычайного происшествия. Неудивительно, что все инстинкты сына моей подруги требовали звать на помощь и спасаться, а не получать удовольствие от погружения в воду.

Я как-то видела съемки очень интересного психологического эксперимента: человека сажали в комнату якобы заполнять какие-то анкеты, в той же комнате сидело еще несколько людей с бумагами — это были актеры, изображающие обычных посетителей. В это время в комнату начинали пускать дым. Испытуемый видел дым, начинал волноваться, но — оглядывался на окружающих, которые продолжали спокойно сидеть на своих местах, и тоже оставался на месте. Дыма в комнате становилось все больше, человек волновался все сильнее — и все равно не решался ни сказать о дыме, ни выбежать из комнаты. Ведь все остальные этого дыма или не видели, или не реагировали на него!

Если вам эта ситуация кажется странной и вы уверены, что точно бы отреагировали иначе, то вам стоит знать, что этот эксперимент проводили с разными людьми и в разных странах — и только десять-пятнадцать процентов людей решаются пойти «против окружения». Закричать «пожар!», когда все остальные спокойны. Побежать, когда остальные продолжают работать.

И вне эксперимента, в обычной жизни — как много людей решаются сделать «не так, как принято, а так, как удобно, логично и разумно»? Не общаться с токсичными родственниками, выйти на работу, оставив мужа в декрете с ребенком, если ты любишь и умеешь зарабатывать, а он — бог отцовства? Покрасить стены в яркий цвет, потому что так нравится, а надоест — так перекрасим? Побриться налысо, потому что давно мечтаешь и у тебя красивый череп и нежная шея, но боишься, что коллеги не поймут, потому что ты — главный бухгалтер. Вы даже представить себе не можете, какое давление от всего окружения — от рабочих, делавших мой ремонт, до коллег и родителей — я выдержала, когда решила просто-напросто покрасить потолок в своей ванной. Не делать алюминиевый, натяжной или какой-нибудь другой подвесной потолок, а просто покрасить и повесить туда обычные влагозащитные лампы. У людей просто мозг взрывался: так нельзя, так не делают! Объяснить, почему нельзя и почему не делают — они не могли. Пытались рационализировать — краска облезет! Но я отвечала, что краска специальная для ванных комнат. В конце-концов аргументы сводились к тому, что если люди так всегда делали, то значит, это для чего-то нужно и не нам нарушать эту традицию.

Примерно те же чувства, наверное, испытали люди в очереди на почте, где я прождала как-то больше двух часов. Все довольно большое помещение было забито посетителями, работало — крайне медленно — одно окно. Было душно, глухо и невыносимо. Я потребовала, чтобы кто-то из работников встал ко второму окну. И — вы не представляете, что произошло дальше! Я думала, что окружающие, которым тоже эта ситуация казалась возмутительной, поддержат меня. Но очередь начала дружно меня ругать: как вам не стыдно? Все ждут, а она одна фифа нашлась. Или: «Там только заведующая еще есть, вы же не хотите, чтобы руководитель встала к окошку и начала принимать посылки?!» Я удивилась: на месте заведующей я бы именно так и сделала: если в твоей организации внезапно коллапс, то надо вставать и разгребать.

Собственно, после моей записи в книгу жалоб и моего звонка в вышестоящую организацию, она так и сделала — встала ко второму окошку. И вдруг вся очередь — рванула к нему. То есть пять минут назад меня все дружно осуждали за то, что я требую его открытия. А сейчас — кричали на меня за то, что «пользуюсь своим положением и лезу к новому окну без очереди». Хотя я искренне считала его лично своей заслугой и нужным только мне.

В обычной жизни я совсем не бунтарь и не революционер. Я не люблю идти против толпы, воевать и что-либо доказывать. Я просто-напросто не умею делать что-либо только потому, что «тут так принято». И не делать, потому что «тут так не принято». Не рефлексируя и не размышляя. А когда начинаешь размышлять, зачастую оказывается, что можно — совсем иначе. И это иначе оказывается быстрее, дешевле, ловче и удобнее привычного. Попробуйте обязательно! Сначала окружающие покричат немножко, а потом — пойдут вашим путем.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить