Все по науке

Нечасто в наше время можно встретить женщину-ученую. Представляется эдакий усредненный вариант героини Алисы Фрейндлих в «Служебном романе» и ранней Кати Пушкаревой. В очках с толстыми линзами, в мешковатой юбке и в стоптанных туфлях… Наши героини уж точно не такие! Каково будущее российской науки и есть ли в ней место для девушек, мы и решили у них узнать.

Все по науке

Нечасто в наше время можно встретить женщину-ученую. Представляется эдакий усредненный вариант героини Алисы Фрейндлих в «Служебном романе» и ранней Кати Пушкаревой. В очках с толстыми линзами, в мешковатой юбке и в стоптанных туфлях… Наши героини уж точно не такие! Каково будущее российской науки и есть ли в ней место для девушек, мы и решили у них узнать.

ТАТЬЯНА СОРОКИНА, 25
аспирантка МХТУ им. Менделеева,
зав. отделом контроля качества Гематологического научного
центра
Помешивая трубочкой шоколадный фраппе, Таня с одинаковой легкостью рассказывает о семинарах по йоге, об Институте гематологии и о своем неслучайном выборе.

КРАСОТА ВОКРУГ
"В детстве я мечтала стать косметологом — хотелось, чтобы все вокруг были красивыми. Но потом увидела несколько не очень привлекательных фотографий с изображением кожных заболеваний в медицинской энциклопедии — и желание пропало… А мама всегда была уверена, что я пойду учиться в гуманитарный вуз. В школе по физике и математике у меня были четверки. Но я была влюблена в мальчика, с которым мы вместе ходили на подготовительные курсы в Менделеевский университет. И потом так и поступали туда. Тогда у меня, помню, было такое состояние, что не хотелось вообще ничего. Мама предлагала попробовать куда-нибудь еще поступить, но я, даже не дождавшись результатов вступительных экзаменов, уехала на море. В августе выяснилось, что в Менделеевский все-таки поступила. А в процессе учебы я втянулась, мне стало действительно интересно.
Именно поэтому я поступила в аспирантуру, где до сих пор занимаюсь исследованием содержания бактериальных эндотоксинов при производстве препаратов плазмы крови, и рабботу выбрала по специальности. Сейчас я заведующая отделом контроля качества Гематологического научного центра. Центр был организован в составе Института переливания крови при клинике, где лечат заболевания крови. То есть я занимаюсь не химией в чистом виде, а скорее чем-то на стыке химии и фармацевтики. Я пришла в Центр четыре года назад на должность инженера. Потом какое-то время работала на производстве. Но смешивать растворы, сыпать соли и двигать пятидесятилитровые баллоны с химическими препаратами оказалось не только не слишком увлекательно, но и физически очень тяжело. Плюс меня угнетала необходимость весь день проводить в замкнутом пространстве лаборатории.


УЖЕ ВЕСЕЛЕЕ
Вскоре меня перевели в отдел контроля качества, где все пошло куда веселее. А потом назначили заведующей. Теперь моя работа связана с аналитикой и общением с людьми. Правда, общение очень своеобразное — какое-нибудь собрание заведующих лабораториями, среди которых в основном седовласые мужи и крупные женщины с высокими прическами. Конечно, далеко не все и не сразу готовы воспринимать меня всерьез. Например, однажды, когда я пришла на собеседование, мужчина только одним глазом на меня посмотрел и сказал, что ему со мной разговаривать не о чем. Потом, правда, устроил мне допрос с пристрастием и был весьма удивлен, что я неплохо разбираюсь в предмете.
Не скрою, при всей моей любви к работе мысли заняться чем-то совершенно иным иногда появляются. Такое случилось, например, когда я вернулась из Индии с семинара по йоге. В нашей группе было несколько человек, у которых свой бизнес, неплохой доход, они много путешествуют и не привязаны к рабочему месту. Это не может не нравиться… Если я и не открою свое дело в ближайшее время, то, возможно, просто подучу язык и поищу работу в западной фирме.
На моей личной жизни наука никаким трагическим образом не сказалась. Мой молодой человек сам заканчивал Институт инженерной экологии, в моей профессии он не видит ничего сверхъестественного. А если я знакомлюсь с кем-то, то обычно говорю, что занимаюсь фармацевтикой. Все представляют аптеку и больше вопросов не задают. Помню, как один молодой человек после семинара по йоге написал мне: «Я так рад, что ты оказалась девицей с интеллектом!..» А мне-то всегда нравились гуманитарные разгильдяи в мятых рубашках, читающие классику. Я сама очень люблю читать — много и все подряд. И вот уже год серьезно занимаюсь йогой. И мне это безумно нравится!"



МАША
КАРТАВЦЕВА, 25
аспирантка факультета наук о материалах МГУ и Paris Sud 11
Маша оказалась тем самым воплощением женственности, с тонкими запястьями и светлыми локонам. При этом очень серьезной и деловой. Она не витает в облаках, а вполне практично и здраво рассуждает о своей профессии.

ПОД ЗНАКОМ
«Я закончила факультет наук о материалах МГУ, который был создан на базе химического факультета в 1990 году. Это некий междисциплинарный симбиоз химии, физики и математики. И то, и другое, и третье мы изучали очень углубленно. Я со школы учусь под знаком эксперимента: у нас был экспериментальный класс с естественно-научной специализацией, а потом я пошла на экспериментальную специализацию в университет. Поступить в МГУ оказалось не так сложно. Ну чего сложного? Химия, математика…
Сейчас я учусь в аспирантуре. Не только в МГУ, но и во Франции. Я получила стипендию французского правительства и теперь половина моей научной работы проходит в лабораториях МГУ, где я собираю необходимые для опытов образцы, а половина — во французском институте недалеко от Парижа, где я эти материалы уже исследую. Я занимаюсь синтезом и исследованием тонких пленок сложных оксидов со свойствами мультиферроиков. Если не вдаваться в сложные технические детали, то это нужно для того, чтобы разные карты памяти занимали меньше места и были более функциональны.

РАЗНООБРАЗИЯ РАДИ
Через полтора года я заканчиваю аспирантуру и вижу для себя два основных направления дальнейшего движения: либо буду искать работу по специальности в крупной иностранной фирме в Москве, либо получу позицию „постдока“ и продолжу исследования во Франции. То, чем я занимаюсь в аспирантуре, мне действительно интересно.
Французский язык всегда мне безумно нравился. Теперь совершенствую его в процессе работы. А основным хобби с детства остается пение в хоре. Я пою уже несколько лет, и даже сейчас, когда свободного времени у меня совсем немного. Читаю книжки и хожу в кино. Недавно, например, посмотрела „Париж, я люблю тебя“. Отличный фильм! Иногда меня посещают мысли о том, чтобы заняться молекулярной биологией. Разнообразия ради. А иногда я мечтаю о втором образовании, более практичном, чем наука. Например, о лингвистическом.
Совмещать работу с аспирантурой у меня не получается. Работа в лаборатории отнимает слишком много времени. Но я стараюсь участвовать в конкурсах на получение различных грантов и, что приятно, периодически их получаю. Это, конечно, весьма скромная, но все-таки поддержка.
Окружающие вполне адекватно воспринимают то, чем я занимаюсь. Были те, кто не понимал, были те, кто восхищался, но в целом реагируют спокойно. Хотя женщину в науке до сих пор воспринимают примерно так же, как женщину за рулем. Причем в России шовинизм ощущается гораздо острее, чем во Франции. В университете даже в разговорах с коллегами порой натыкаешься на снисхождение и нелестную оценку собственных способностей. Хотя бы потому, что девушке физически тяжело делать определенные вещи. Но я уверена, что это не более чем вопрос воспитания, нормальный человек не станет самоутверждаться только за счет своего физического превосходства».



ТАТЬЯНА КУХАРЕВА, 21
студентка физического
факультета МГУ, кафедра общей
ядерной физики
Когда бы еще мне довелось услышать повествование о ядерной физике, так щедро сдобренное образными метафорами. К тому же моя собеседница оказалась знатным франкоманом и большой любительницей танцев…
НЕОБЪЯТНОЕ
«С детства у меня были способности и интерес к математике. Именно поэтому, как стопроцентный перфекционист, в 7-м классе я решила пойти в гуманитарный класс и научиться писать сочинения. В какой-то момент мне стала очень интересна журналистика. Еще учась в школе, я работала в Московском международном юношеском пресс-центре. А потом мне это надоело и я решила поступать на факультет вычислительной математики и кибернетики МГУ. Это была попытка объять необъятное… На ВМК я не поступила. Зато поступила на физфак.
Остаться в науке я решила после прогулки по зданию физического факультета. Честно! Зеленые стены и массивные сиденья в лекционных залах внушили мне какой-то необъяснимый трепет и очарование. Физика — это то, чего я вообще никогда в жизни не знала. А тут у меня появилась объективная возможность изучить что-то новое. Интерес, правда, пропадает регулярно — два раза в год. Тяжело далась первая сессия: пересдачи и тройки были для меня потрясением, я привыкла во всем быть первой. Все, что было для меня очевидно, в физике требовало доказательства. Особенно старательно приходилось доказывать, что девушка и физика — вещи вполне совместимые. В первую очередь себе.

БЕЗ СОМНЕНИЯ
До недавнего времени меня периодически посещали мысли в духе „Мама, что я здесь делаю?!“. Окончательно все сомнения отпали, когда папа отвез меня в лабораторию, где выращивают искусственные бриллианты. Большие и голубые. Тогда я и решила пойти на кафедру твердого тела, чтобы „друзьями девушек“ заниматься. Но потом появился мой нынешний научный руководитель, преподаватель по ядерной физике, обаятельный циник с длинными, как у музыканта, пальцами, и убедил меня, что лучшие друзья девушек — это все-таки окружающие их люди. И я написала заявление на кафедру ядерной физики, о чем не жалею. Сейчас занимаюсь детекцией нейтрино. Готовлю самостоятельный эксперимент и думаю, на что же мне потратить Нобелевскую премию.
Вокруг меня всегда практически одни мужчины. Я очень избалована мужским обществом. Я привыкла, что все всегда готовы мне помочь в ту же минуту и, не находя свой чайник свежезаваренного чая, очень расстраиваюсь. Я действительно ценю это нежное и трепетное к себе отношение. Мне самой нравятся юноши умные и адекватные. И, как показывает практика, гуманитарные мальчики более адекватны, чем технические. Поскольку лучше знают и понимают, как себя вести с девушками.
Я очень люблю кино. Люблю музыку и играю на гитаре. Но настоящая моя страсть — танцы. С пяти лет занималась балетом, потом были студенческий театр, КВН. Как-то я случайно наткнулась в Интернете на объявление, что солист танцевальной группы „Мираж“ дает уроки. Все, с этого момента я пропала. Теперь практически все свободное время посвящаю танцам».
САМАЯ УЧЕНАЯ
Пять выдающихся женщин науки с пяти континентов 22 февраля 2007 года получили Премию Л’ОРЕАЛЬ-ЮНЕСКО «Женщины в науке», учрежденную в 1998 году. Самой ученой женщиной в Европе стала наша соотечественница — Татьяна БИРШТЕЙН, профессор Института макромолекулярных соединений и член Российской Академии наук (Санкт-Петербург).
Женщины еще слишком часто игнорируются и подвергаются дискриминации в научном мире. Они представляют всего 27% ученых в мире с большим неравенством в зависимости от континентов: 46% в Южной Америке, 29%
в Африке, 15% в Азии, в соответствии с исследованием ЮНЕСКО, проведенным в 2006 году (www.uis.unesco.org). Что касается Европы, Европейская Комиссия насчитала 32% женщин в государственных лабораториях и лишь 18% - в частных.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить