В чем сила, брат?

Дорогой, я давно хочу тебе сказать, что ты не должен бояться быть слабым в моем присутствии.
В моем отсутствии, конечно, тоже…

В чем сила, брат?

Дорогой, я давно хочу тебе сказать, что ты не должен бояться быть слабым в моем присутствии.
В моем отсутствии, конечно, тоже…

Вообще, бояться — нехорошо. Это слабость. Как говорил президент Рузвельт (кажется), не надо бояться ничего, кроме страха. А страх проявить слабость в таком случае — это вообще масло масленое. Это лишено логики, хотя бы даже и мужской. Я, честно говоря, не понимаю, откуда ты взял, что мужчина должен быть сильным. Можно было бы предположить, что ты в свое время пересмотрел черно-белых фильмов с Хамфри Богартом или перечитал Хемингуэя, если бы не знать доподлинно, что на единственном фильме с Хамфри Богартом, который есть в нашей видеотеке, ты четырежды засыпал, а с творчеством старины Хэма знаком только по школьному «Старику и морю». Я больше не знаю примеров, когда сильные мужчины выглядели бы привлекательно.
Возьмем недавний прискорбный случай, когда у тебя умер дедушка.

Это, безусловно, очень грустно. И никто не осудит человека, если он из-за этого заплачет. Такое поведение в минуты горя абсолютно естественно! Но вот почему человек, потерявший дедушку, должен напиться, уйти из дома на ночь глядя, вернуться в четыре утра (я чуть не сошла с ума, гадая, не встретился ли ты, часом, где-нибудь с утраченным родственником), а главное, упорно отказываться разговаривать с собственной женой, как будто это именно она (то есть я!) свела старика в могилу, — этого я совершенно не понимаю. И почему так поступает сильный мужчина, если он действительно сильный, — тем более!

Возьмем другой случай, когда мы с тобой поссорились, причем ты был виноват. Виноват-виноват, сам знаешь! Любой нормальный человек, осознав свою неправоту, явился бы к обиженной стороне с повинной головой и мороженым, извинился бы, и все — инцидент исчерпан, а крем-брюле, как обычно, пополнило бы неприкосновенный запас моего целлюлита… Сильный же мужчина по своему обыкновению сначала ушел из дома на ночь глядя, разумеется, куда глаза глядят, потом вернулся в таком состоянии, что глаза эти глядели в разные стороны, а затем засел на кухне и начал торжественно молчать. Если бы к тому времени я уже не ушла бы спать, то, чего доброго, принялась бы утешать тебя: как ты сильно страдаешь, ведь ты так не прав, не горюй, дай поцелую… Тьфу!

А та история, когда тебя одновременно оштрафовали на четверть зарплаты за вопиющие тактические просчеты, а Стас купил себе то ли «Хонду», то ли «Мазду»! Зависть, конечно, не самое конструктивное чувство, а вперемешку с жалостью к себе и обидой на весь белый свет она и вовсе способна порождать чудовищ…


Существует много способов в трудную минуту проявить слабость. Плакать, спрятаться под одеяло, бледнеть, грызть ногти, терять сознание или аппетит, прижать к себе теплую собаку, требовать, чтобы тебя срочно поцеловали и принесли супа, позвонить маме… Но сильному мужчине все эти маленькие радости недоступны. И видишь ли, в чем дело: каждый раз, когда ты проявляешь силу, такое же ее количество уходит, убывает из меня. Как деньги в отпуске, как вода в песок — так, что иногда мне кажется, что ее уже совсем не осталось и больше никогда не будет. А теперь задайся вопросом: где черпает свою силу сильный мужчина? В чем сила, брат?

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить