Теле-экстрим Татьяны Лимановой

Телеведущая Татьяна Лиманова — экстремалка, блондинка и немного хулиганка, также примерная жена и молодая мама — рассказывает о сочетании семьи и работы, стиле, телевидении, блате и родах

Теле-экстрим Татьяны Лимановой

ИЗ ИСТОРИИ

Телеведущая Татьяна Лиманова — экстремалка, блондинка и немного хулиганка. Она легко встает в 5 утра, чтобы провести утренний выпуск информационной программы «24» на REN TV, при этом любит байдарки, жаркие страны, детей, маки и шокировать знакомых. Повезло Тане в том, что муж ее предпочтения разделяет. И маленький сын Ваня, похоже, тоже. Все-таки женщина в новостной журналистике, тем более в тележурналистике — это больше чем женщина. А если она примерная жена и молодая мама — это почти музейная редкость. Поэтому мы собираемся поговорить с Татьяной о сочетании семьи и работы, а также о стиле, телевидении, блате и родах.

О РАБОТЕ И УЧЕБЕ

-Таня, ты посвящаешь огромную часть своего времени работе. Похоже, твой муж не поклонник «Домостроя» и борща? Он как относится к тому, что ты работаешь в новостной журналистике?

— Спокойно. Он оператор, знает всю эту систему изнутри. Для него все люди играют в игры, и я просто играю в эту игру. В глубине души муж, конечно, мечтает о борще, но тогда мне пришлось бы от многого отказаться. В том числе от зарабатывания денег. Поэтому он, наверное, предпочитает пустую кастрюлю на кухне, но жену при деле.

— Когда ты решила стать журналисткой и почему? Помнишь свой первый опыт?

 — Это был 9 класс. Я посмотрела американский фильм «Гондурас в огне». Сейчас я из него ничего не помню, только была там женщина-журналистка, красивая блондинка, которая в этом Гондурасе под перекрестным огнем работала. И мне захотелось такого же экстрима. Тогда я воспринимала эту профессию исключительно как экстрим. Тяга к экстриму у меня в характере, поэтому я сюда и направила все свои усилия. А первый опыт… Мне повезло застать кинокамеру. Тогда пленку резали ножницами, сопоставляли кусочки, склеивали скотчем, и таким образом получался сюжет. Просто братья Люмьер. Мой первый сюжет был со Всесоюзного съезда гомеопатов. У меня тогда было около 8 интервьюеров, которые стояли все разом, что усложняло мою задачу. Кульминацией события было то, что я не смогла произнести в вопросе слово «гомеопатический». У меня это звучало как «Гомео…гомео…гомеопатичный!» Правда, при монтаже все мои блеющие вопросы вырезали, получился более-менее нормальный сюжет. А до этого у меня были публикации в газетах типа «ЗА КАЧЕСТВО И ТЕМПЫ», в журнале «ПРОФТЕХОБРАЗОВАНИЕ»… Мне нужны были публикации для поступления в университет, поэтому я обращалась в легкодоступные издания.

— Ты училась на факультете журналистики? Как ты считаешь, достаточно ли университетских знаний для твоей профессии?

-Журфак — хорошее академическое гуманитарное образование, но профессии там научиться невозможно. Нужно параллельно идти работать, иначе это потеря 5 лет… Я, например, работала.

-Сразу на телевидении? Многие считают, что туда никогда не попасть без блата.

— Это точно. Однако в начале творческой деятельности я попадала везде просто в улицы. Говорила «Дайте мне что-нибудь сделать, я хочу у вас работать». А вот, на REN TV я пришла по знакомству. Меня предыдущий работодатель сюда устроил — позвонил главному редактору и попросил, чтобы со мной встретились. Со временем появляется много знакомых на телевидении. Тебя рекомендуют и ты приходишь и работаешь. Вообще, в этой сфере есть 2 пути. Один — через расположение начальства. Как правило, начальники — мужчины. Мне кажется, что это путь тупиковый, потому что рано или поздно потеряешь ни в том, так в другом. Но начальников на всех не хватит, поэтому большинство новобранцев все же идет традиционным путем. Надо стараться, доказывать, что ты можешь хорошо работать, и без работы не останешься.

-Можешь дать совет для всех, кто работает в жестких условиях дедлайна и жаждет успеха?

— Да. Вот КОКТЕЙЛЬ. Мешаешь

-фонтанирующую активность (я все могу, я сейчас все сделаю, дайте мне поработать)

-вечное любопытство (если тебе неинтересно, это будет отражаться на работе)

-здоровое тщеславие (когда башню сносит — это нездоровое)

-легкую амбициозность

-уважение к коллегам.

Готовишь себе такой коктейль каждое утро, выпиваешь — и на работу.

-Расскажи о сложностях и радостях профессии. Почему у нас выпуски новостей такие депрессивные?

-Плохо, когда не успеваешь подумать над фразой, посмаковать текст, который пишешь. Но это бывает, редко, несмотря на то, что новости — это всегда в последнюю секунду. А если есть возможность и время поработать над текстом — это радость профессии. В этот момент приходит удачная фраза, мысль, будто мелодия начинает обрастать аккордами, появляется полифония, на событие можно посмотреть с другой точки зрения. Еще сложность — это если не с чего начинать. И радость, когда вдруг что-нибудь происходит. Все, понеслось, все встает на свои места, понятно с чего начинать. Конечно, можно из этого сделать вывод, что журналисты очень циничны. Но, во-первых, я, естественно, не имею в виду гибель людей, а, во-вторых, я в принципе с этим не согласна. Журналисты не циники. Просто мы сталкиваемся с некупированной информацией — видим картинку со всей кровью и страшными подробностями, со всем тем, что потом режется и в эфир не дается никогда, чтобы психика зрителей не пострадала. В нас есть что-то вроде плотины, через которую этот поток негативной информации проходит плавно, а иначе он просто сбивал бы с ног. Может, это и принимают за цинизм… Кстати, я всегда стараюсь заканчивать свои выпуски светлой, забавной информацией. Потому что людям нужны позитивные эмоции. Например, недавно я в эфире послала зрителям воздушный поцелуй после репортажа о поцелуях.

О КРАСОТЕ И СТИЛЕ

-При работе в утреннем эфире у тебя должен быть секрет, как хорошо выглядеть с самого раннего утра?

-Руки гримера — мой секрет утренней свежести. Но это средство все-таки не всем доступно. Я по утрам выгляжу, как любой другой человек, который вынужден вставать в пять часов.

— А что ты думаешь про стиль? Каков стиль Татьяны Лимановой?

— На мой взгляд, стиль — это сам человек. К моде это не имеет никакого отношения. Существуют разные знаки, по которым ты можешь прочесть шифр человека. Прежде всего, они в том, как человек относится к другим. Потом — одежда и внешний облик. Я предпочитаю неброский стиль, но это не потому, что я такая скромная и не хочу отличаться от других. Я хочу отличаться, просто я очень самоуверенна. Мне кажется, что я не нуждаюсь ни в каких дополнительных атрибутах. Я в жизни практически не крашусь, предпочитаю ходить в брюках и обуви без каблуков — мне в этом комфортнее. Хотя могу надеть и вечернее платье. Вот в пятницу надену.

О ПОДРУГАХ И КОРМЛЕНИИ ГРУДЬЮ.

-У тебя есть близкие подруги и время с ними общаться?

 — У меня есть подруга, с которой я лет 17 вместе, но после того, как она занялась бизнесом и открыла турагентство, общаться с ней стало сложно. Она занята работой и часто неадекватно реагирует на мое появление. Я периодически устраиваю какие-то шутки, могу в необычном наряде появиться (клоунском, например). Она все время боится, что я спугну клиентов. А плотно я последнее время общалась с приятельницами, у которых есть маленькие дети. Они мои единомышленницы, потому что приветствуют длительное грудное вскармливание. Я кормила год и 8 месяцев, в том числе и благодаря поддержке моих подруг.

— А как же работа? Тебе ребенка привозили?

-Нет, я успевала сама съездить домой и покормить. Или сцеживала молоко в кабинете начальника информационно-аналитической службы — он приходил на работу позже. Это несложно.

О РОДАХ И ДЕТЯХ

-Несложно?

-Да. Дети — это вообще здорово… Пока самый счастливый момент в моей жизни — это роды. От начала и до конца. Я была настолько переполнена счастьем, когда у меня начались схватки, я с такой радостью ждала появления ребенка… Заблуждение — считать, что роды это тяжелый и неприятный процесс, о котором нужно скорее забыть. У меня это было не так, хотя роды были стандартные, с болью, как у всех женщин, и достаточно продолжительные. Мне понравилось все, что связано с моим ребенком, от зачатия и до сегодняшнего момента. Ваня очень любит живые реакции. Обязательно нужно, чтобы что-то происходило, иначе ему неинтересно. Например, у моей мамы есть ленивая кошка, которая не любит шевелиться. Ваня вынужден кричать не своим голосом, чтобы кошка начинала двигаться — он исследователь. Кошка пытается спрятаться под диван, за шкаф, испариться… Она от этого сафари даже похудела. Но от Вани не уйдешь.

 — Как ты думаешь, Ваня тоже станет журналистом?

— Я хочу, чтобы Ваня стал ученым. Мне очень нравится утверждение, что ученые занимаются любимым делом и при этом получают за это деньги. Пусть он станет физиком-лириком и научится играть на саксофоне.

ОБ ОТДЫХЕ

-Когда и как ты отдыхаешь?

— Я работаю неделю через неделю, поэтому у меня всегда есть свободные семь дней. Мы с мужем ходим на байдарке, как правило либо в Подмосковье, либо в соседних областях. Или подальше. А сейчас я без ума от дайвинга. Полтора месяца назад ездила нырять в Египет и только что опять оттуда вернулась. Тянет безумно.

О СТРАХАХ

 — Ты чего-нибудь боишься? Например, потерять работу…

-Я не особо боюсь потерять работу. Одну потеряю — найду другую. Терять работу — совсем не трагедия. Страшно терять близких. Я думаю о смерти с подросткового возраста. Когда начинает заносить — это очень дисциплинирует и ставит все с головы на ноги. Как подумаешь, что все это сейчас может кончиться, все пустое и суетное отходит на второй план. В этих думах о смерти я стремлюсь к тому, чтобы примириться с ней. У меня в разные периоды жизни это получалось, но после появления ребенка я опять начала с нуля. Веду работу над собой. И у меня получится.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить