Профессия: акушер-гинеколог

Анатолий Харитонов раскрыл Cosmo некоторые тайны своей нелегкой профессии.

Профессия: акушер-гинеколог

В ассоциациях

Часто реакция на пол акушера-гинеколога зависит от возраста пациенток: например, 20-летние женщины более раскрепощены и часто сами выбирают врача-мужчину, так как больше ему доверяют. Кроме того, некоторые роженицы уверены, что от мужчины можно ожидать больше внимания и сочувствия. На самом деле особенности подхода к пациентам, конечно, никак не зависят от половой принадлежности доктора. Вообще, чтобы опровергнуть все мифы о родах и нашей профессии, надо выпустить отдельную книгу такого объема, что «Война и мир» и рядом не стояла. Я не спорю с пациентками, которые уверены, что перед родами нельзя стричься или вязать вещи, хотя понимаю, что с научной точки зрения никакой взаимосвязи, естественно, нет. Иногда, если вижу, что роженица испытывает дискомфорт, я сам могу посоветовать ей, как раньше говорили, «расплести косы». То есть распустить волосы, чтобы, если верить примете, процесс пошел легче.

В деталях

Никто из моей семьи не имеет отношения к медицине, поэтому, как говорится, ничто не предвещало. Скорее, все ждали, что я выберу шоу-бизнес — в этой сфере трудятся брат и двоюродная сестра. Я пробовал себя в роли редактора, продюсера, какое-то время совмещал учебу в медучилище с работой на телевидении. Но вскоре окончательно убедился, что эта сфера меня не привлекает. Я старался мыслить стратегически, думать о будущем. В этом плане профессия врача более перспективна. Шоу-бизнес жесток: сегодня он тебя принимает, завтра — нет. В медицине же ты закладываешь фундамент на следующие годы: если хорошо постараешься сейчас, отдача обязательно будет.

В противоречиях

Еще в медучилище я сразу решил, что буду работать с детьми. Потом, уже в институте, пришло осознание, что педиатрия, если так можно выразиться, более женская профессия. Акушерство же как раз показалось более мужским направлением. Определился я тогда, когда присутствовал на совместных родах. Меня потрясли именно эмоции новоиспеченного отца. Тот момент, когда папы впервые берут на руки своих детей, невозможно описать словами. Такое ощущение, будто присутствуешь при сотворении чуда. Можно сказать, что я работаю «за эмоции».

Кстати, я не совсем одобряю идею совместных родов. Точнее, не саму идею присутствия мужа или кого-то из близких, а их активное участие в процессе. Это как минимум затрудняет работу врачей. И если муж увлеченно снимает процесс на камеру, берет крупные планы, а потом сползает по стенке с белым лицом — персоналу приходится одновременно заботиться и о нем, и о его жене. Поэтому я бы хотел, чтобы все мужья здраво оценивали свои силы и были психологически готовы к тому, что рождение ребенка — во всех смыслах сложный и тяжелый процесс.

В трудах

После института судьба сама привела меня в перинатальный центр. Люблю свою работу, хотя, конечно, она не простая. Стандартный день подразумевает подъем в 6 утра, конференции с коллегами, осмотр пациентов в отделении патологии, операции, порой экстренные. Бывает, не хватает времени, чтобы в течение дня выпить чашку чая, не говоря уж о том, чтоб конфетку съесть, которые — спасибо благодарным пациентам — у врачей не переводятся.

Иногда сталкиваешься с предвзятым отношением к государственным клиникам и работающим здесь врачам. Я стараюсь по мере сил изменить эту ошибочную точку зрения. Мне нравится то, что в госструктуре можно получить отличный опыт, который вряд ли доступен для частнопрактикующих врачей. Хорошие специалисты есть везде, поэтому не стоит приходить на прием с предубеждением.

В чувствах

Мы не роботы, обычные люди. Считается, что врач не должен ничего бояться, но каждый раз перед операцией я ощущаю трепет. Другое дело, что пациенты о моих страхах никогда не узнают. Помню, когда в институте нас повели на роды, мне стало плохо. Но я тут же собрался, сказал себе: «Толя, весь курс знает, что ты идешь в акушерство и гинекологию. Не подведи, Господи!» Зато на практике в хирургическом отделении, когда увидел во всех подробностях открытый перелом, упал в обморок с чистой совестью. Хирургия точно не для меня, как и стоматология. К слову, я до дрожи в коленях боюсь дантистов. Зато в своей сфере чувствую себя уверенно.

В историях

Как я уже говорил, считаю акушерство мужской профессией, но некоторые пациентки не разделяют мою точку зрения. Возможно, тому виной моя внешность, ведь при слове «доктор» многие представляют седого дядечку в очках. Однажды, когда я пришел к пациентке брать согласие на кесарево сечение, она долго ахала и удивленно повторяла: «Вы что, серьезно врач?"

Моя профессия относится к числу тех, где возможно все. Каких только историй не было за мою практику. Помню, например, пациентку — состоявшуюся бизнесвумен, которая никак не могла поверить, что беременна, причем уже на большом сроке. Или случай, когда ожидали тройню, а четвертый ребенок родился «сюрпризом». Что особенно приятно, и мамы меня помнят — передают знакомым как эстафетную палочку. Cosmo ведь тоже «вышел на меня» по наводке одной из благодарных пациенток? Вот так и работаем.

Хочешь стать акушером-гинекологом? Учти детали.

Необходимые качества: ответственность, лояльность, способность сопереживать, устойчивость к стрессам, терпеливость, настойчивость, умение общаться с людьми.

Опасности: долгое обучение, ненормированный рабочий день, психологическое напряжение.

Где учиться: ММА им. Сеченова, РНИМУ им. Н. И. Пирогова в Москве, СПбГМУ им. академика И. П. Павлова, Владивостокский медицинский университет и другие.

Записал Дмитрий Кошкин

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить