Продавец вечности

Искусство бессмертно. Искусство оставляет о нас память будущим поколениям, развивает, учит мыслить, воспитывает вкус. Наконец, искусство — это выгодный бизнес и удачное вложение капитала. О чем прекрасно осведомлены проводники между деньгами и вечностью — арт-дилеры.

Продавец вечности

Искусство бессмертно. Искусство оставляет о нас память будущим поколениям, развивает, учит мыслить, воспитывает вкус. Наконец, искусство — это выгодный бизнес и удачное вложение капитала. О чем прекрасно осведомлены проводники между деньгами и вечностью — арт-дилеры.

Выгодное вложение
"Большой канал" Моне на недавних торгах Sothebey’s ушел за 13 млн долларов, «Нези и Лидия» Матисса — за 11, рисунок Пикассо «Желтая обнаженная» — за 14! Состоятельные люди предпочитают вкладывать капитал в искусство, а не в бриллианты, и обороты мирового арт-рынка растут на глазах.
В 60-х годах прошлого века газета Times и галерея Sothebey’s начали публиковать графики, наглядно демонстрирующие, что вложения в искусство могут обернуться огромной прибылью. С чем же это связано? Во‑первых, цены на предметы искусства не падают, — если стоимость картины известного художника составляет 20 тысяч долларов, то ниже она уж точно не станет, а может и вырасти раз в сто. И даже если цена на хорошую картину немного снижается, то это временное явление. Во‑вторых, инвестиции в художественные ценности являются хорошим тоном и добавляют капиталу респектабельности, а инвесторам — престижа.
Оборот на мировом арт-рынке на данный момент составляет около 27 млрд евро, а сам бизнес является третьим по доходности после торговли оружием и бриллиантами. Результаты торгов на Sothebey’s и Christie’s попадают на топовые позиции в новостных лентах информационных агентств, а цены на предметы искусства вот уже полвека растут в среднем на 12,6% в год. И, конечно, желающим правильно и красиво вложить свои деньги, сложно обойтись без такого полезного человека, как арт-дилер.
На Западе эта профессия существует давно, в России ей еще нет и десяти лет. Во времена «железного занавеса» торговцев предметами искусства называли фарцовщиками, арт-галерей, кроме государственных музеев, не было вообще, а на коллекционеров смотрели косо — на одну зарплату Фаберже не купишь. Сейчас наши арт-дилеры ездят по миру, участвуют в международных выставках-ярмарках, а факультеты искусствоведения на глазах становятся все популярнее.

ДОРОГОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ Искусство — это роскошь, а не предмет первой необходимости, поэтому вкладывать в него деньги могут только очень состоятельные люди. В нашей стране таких, к сожалению, пока очень мало, соответственно и спрос на предметы искусства очень невелик В Лондоне, например, насчитывается около двух тысяч антикварных магазинов, а в Москве их около 120. В Базеле предметы искусства собирает каждый третий. В России же роскошь быть коллекционером могут себе позволить только полтора процента населения. Зачастую отечественные арт-галереи держатся на одном-двух коллекционерах. Но полученные от реализации какого-либо предмета искусствасредства тут же приходится вкладывать в содержание галереи, на гонорар художникам, рекламу и так далее. «Галерея в России — это пока не бизнес, — считает галерист Алла Булянская. — Когда у людей появится возможность вкладывать деньги в искусство, тогда и будет развиваться галерейный бизнес».

За партой с Пикассо

Существует мнение, что продавать произведения изобразительного искусства — это совершенно особое дело, которому и научиться-то невозможно, как невозможно научиться писать гениальные стихи. Но получить профессию арт-дилера, конечно, можно. Хотя процесс этот является долгим и сложным. Арт-дилер — это прежде всего хороший искусствовед и эксперт, ведь, кроме всего прочего, из-за неправильно проведенной экспертизы и оценки произведения искусства можно попасть в очень большие неприятности. Это и специалист, прекрасно разбирающийся в тенденциях мирового художественного рынка, более того, умеющий делать прогнозы относительно этих тенденций. Это и отличный коммерсант, способный спрогнозировать, как отразится, например, мировое изменение цен на нефть на спросе на предметы искусства, — а для этого необходимо знание законов экономики. Хотя практика показывает, что даже после терактов 11 сентября цены на произведения существенно не упали. Это и прекрасный дипломат, а заодно и психолог — ведь договариваться арт-дилеру приходится с очень разными людьми. И, конечно, никуда не деться от знания законов — «бумажные» дела арт-дилеру тоже приходится решать: оформлять, переоформлять, покупать-продавать, получать, порой с боем, разрешения на вывоз из страны художественных ценностей и т. д.
Сейчас отделения «галерейное дело» открываются на факультетах искусствоведения многих университетов. Если у тебя уже есть высшее гуманитарное образование, то ты можешь поступить, например, на двухгодичные курсы в Институт европейского искусства при РГГУ или пойти на программу подготовки профессиональных арт-дилеров, устраиваемую оргкомитетом международной ярмарки «Арт-манеж», где за 180 учебных часов тебя ознакомят с основными направлениями коммерческого и некоммерческого менеджмента в области современного искусства. Многие институты отправляют своих студентов на стажировки на различные ярмарки искусства или в страны, искусство которых студент выбирает основным направлением своей деятельности. Кроме того, известные галеристы, например Владимир Овчаренко или Айдан Салахова, проводят мастер-классы, где рассказывают, на что стоит прежде всего обратить внимание во время покупки картины, какие направления господствуют сейчас на мировых рынках и как отличить подлинник от подделки. Хотя, как ни парадоксально, многие знаменитые российские арт-дилеры не имеют специального образования. Например, московский галерист номер один Марат Гельман закончил технический вуз, а президент восточноевропейского отделения компании London Contemporary Art Игорь Метелицын учился в строительном институте.

Бизнес и шампанское
Курс обучения пройден, пришла пора делать бизнес. Помнишь, чем занималась Шарлотта из «Секса в большом городе»? Выставки, фуршеты, художники, состоятельная публика, удачные сделки прямо на вернисажах. Парадная сторона работы арт-дилера именно так и выглядит. Но за красивыми выставками скрывается труд, огромное количество вложенных сил и денег: придумать идею выставки, найти подходящего (с коммерческой точки зрения) художника, взять картины, отвезти их в багетную мастерскую, развесить по стенам галереи, выставить выгодный свет, разрекламировать выставку, пригласить журналистов, организовать фуршет (с тем самым шампанским). Но главная задача — сформировать у клиента потребность в искусстве, желание приобрести вслед за первой картиной вторую. Разница между продавцами антиквариата и теми, кто продает работы современных художников, в том, что первые продают уже «раскрученное» имя, вторым же зачастую приходится «с нуля» формировать спрос. От продажи работы в скромном художественном салоне до ее участия в торгах крупного аукционного дома путь долог. Но, в конце концов, и Энди Уорхол когда-то был никому не известным художником.
Доходы арт-дилеров напрямую зависят от цены на произведение искусства. Взяв у художника картину, ты получаешь от 10% до 30% прибыли от ее продажи. Так что включи свой внутренний калькулятор и посчитай, какой доход теоретически получает арт-дилер, если цены на картины колеблются от нескольких сотен до миллионов долларов. Цены на предметы искусства растут, а вместе с ними растут и гонорары арт-дилеров.

АРТ-БАНКИНГ Несколько лет назад на Западе возникла новая банковская услуга, именуемая арт-банкинг — комплекс услуг по приобретению и обслуживанию различных коллекций. Менеджеры арт-банкинга (как правило, специалисты с художественным и экономическим образованием) дают рекомендации клиентам, в какие именно произведения искусства им выгоднее вложить деньги, чтобы в будущем при желании их можно было бы хорошо продать (частные коллекции часто выкупаются государственными музеями). Кроме этого, клиенту обеспечивается правильная оценка и экспертиза произведений искусства, помощь в составлении коллекций (картины могут стоить гораздо дороже, если их продавать как коллекцию), реставрации и хранении работ.

За четыре моря
Вывод «своих» художников на международный рынок, работа над престижем собственной галереи, наконец, работа над собственным имиджем специалиста мирового уровня — все это просто обязывает арт-дилера не замыкаться в четырех стенах своей галереи, а пытаться попасть на международные художественные мероприятия. Существует так называемая первая обойма выставок, попасть на которые очень сложно. Это, например, всемирно известные выставки в Базеле и Кельне, респектабельный «Арт-Лондон». Участвуют в них только публичные галереи, занимающиеся определенным видом деятельности. Отбор жесткий — экспертная комиссия оценивает, насколько интересны представляемые художники, уровень галереи, что нового она может предложить зрителю. Но и отдача от участия в этих выставках очень велика. Например, если художника отметили на знаменитой Венецианской биеннале, скорее всего, на ближайшей художественной ярмарке на него будет большой спрос. И в завоевании такого успеха, конечно, не последнюю роль сыграл арт-дилер, который сумел разглядеть и презентовать всему миру новый талант. Остается только гордиться собой и, разумеется, пожинать плоды.

С МОЛОТКА Крупнейшие аукционные дома контролируют до 90% мирового антикварного рынка. В разных странах мира ежедневно (!) проводятся десятки всевозможных аукционов. Торги чаще всего проводятся по направлениям. Sothebey’s, например, имеет 13 направлений: этнография и древности, искусство Азии, книги и манускрипты, коллекционные изделия и др. Русское искусство продают аукционные дома Christie’s, Philips, Bukowski. Впрочем, устраивает «русские торги» и Sothebey’s. Сейчас огромной популярностью пользуются Интернет-аукционы.
Наиболее известные из них E-bay и Amazon. На сайтах крупных аукционных домов можно изучить каталог выставленных предметов и поучаствовать в онлайн-торгах.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить