Один из лучших

Женский коллектив — благодатная тема для анекдотов. Дескать, ссоры, сплетни, интриги… А что там происходит на самом деле? Лучше всего это знает мужчина. Тот единственный, который этот коллектив возглавляет.

Один из лучших

Женский коллектив — благодатная тема для анекдотов. Дескать, ссоры, сплетни, интриги… А что там происходит на самом деле? Лучше всего это знает мужчина. Тот единственный, который этот коллектив возглавляет.

МИХАИЛ БАКЛАНОВ

генеральный директор радиостанции «Русская служба новостей»


Первый вопрос напрашивается сам собой: как получилось, что я оказался среди такого количества женщин? Так было не всегда. В начале всех было поровну, пока мы не стали расширяться, искать новых сотрудников. И тут выяснилось, что женщины — отличные работники и найти их легче. Сейчас многие профессии стали женскими. Девушке проще получить информацию, задать острые вопросы. Особенно если она делает это с улыбкой.
Если говорить о работе в прямом эфире, тут у прекрасной половины тоже есть свои достоинства. На радио важно не только то, насколько человек разбирается в проблеме, которую обсуждает в эфире, а то, насколько он быстро реагирует на нюансы. Если собеседник сказал что-то интересное для аудитории, ведущий должен к этому «прицепиться». И у женщин это получается лучше.
Любому начальнику нравится в подчиненном стремление быть в своей профессии лучшим. В женщинах это качество развито очень хорошо. Они все время оценивают себя. И пробегая мимо любой отражающей поверхности, успевают заглянуть и туда. Хотя, казалось бы, зачем? Это же радио, ее никто не увидит. Дело в том, что талантливая ведущая несет в себе загадку. Слушатели (и в особенности мужчины) гадают, как она выглядит. Она маленькая или высокая? А какая у нее грудь? Соответствует ли голос ее возрасту? Она курит? Умеет ли она готовить? У нее есть любовник? И каждая женщина в эфире так или иначе на эти вопросы отвечает. Не прямо, а своим поведением, подсознательно она рассказывает о себе, хотя в это время может обсуждать какую-нибудь серьезную проблему с другим человеком. И от ее самоощущения многое зависит.
Но, пожалуй, в нашей ситуации надо бы на работу принимать юношей. Даже не потому, что в эфире должно быть примерно равное соотношение женских и мужских голосов. Есть еще редакционный коллектив, и наличие в нем одних только женщин не очень здорово. Женщинам необходимо, чтобы рядом были мужчины. Для того, чтобы было интереснее, чтобы, приходя утром на работу, было кому улыбнуться кокетливо. Да просто для того, чтобы чувствовать себя женщиной.

Страшная сила
Работа занимает в жизни моих сотрудниц так много времени и сил, что, если свести ее лишь к выполнению своих обязанностей, это будет нечеловеческая скука. И я это прекрасно понимаю. Они кокетничают и со мной, это их природа, и это нормально даже в профессиональных отношениях женщины и мужчины. Я могу подыграть. Все происходит естественно, по ситуации. Меня окружают разумные люди, которые в большинстве своем хорошо чувствуют грань, насколько далеко можно заходить. Меня никогда не пытались соблазнить, точно так же я всегда разделял работу и остальные сферы жизни. И даже не могу похвастаться длинноногой секретаршей. Недавно к нам приезжала посол Эстонии. Она посмотрела вокруг и сказала: «Ой! У вас столько женщин вокруг работает! А я секретаршу своему мужу сама выбираю». Я признался ей в том, что секретарши у меня нет. Это чистая правда (у нас есть секретарь в редакции, но она не мой личный секретарь, а занимается массой других дел). К счастью, моя жена доверяет мне больше. Теоретически, конечно, существует вопрос ревности жены к сотрудницам. Для этого, кстати, не обязательно в коллективе должно быть женщин больше, чем мужчин. В данном случае женщин вокруг так много, что не поймешь, к кому именно ревновать.

Мифы и реальность
Говорят, в женской компании процветают интриги, сплетни, слухи. По‑моему, либо в коллективе это есть, либо нет. Вернее, есть, но уровень минимальный. Совершенно избежать этого все-таки невозможно. Я не могу набирать людей на работу только по принципу человеческой совместимости. Так даже космические экипажи не создаются, хотя в идеале должны. Важно другое. В мой кабинет работники заходят по делу, а не для того, чтобы нажаловаться на коллегу. Я не поощряю подобное поведение и потому с ним не сталкиваюсь.
Еще одно распространенное заблуждение: женщины якобы более эмоциональны, а мужчины сдержанны и спокойны. Не знаю… Мужчины, конечно, не плачут на работе (хотя бывали исключения). А девушки могут и всплакнуть иногда, перенервничать, но стараются это делать не на виду и уж тем более не в моем кабинете. Не могу припомнить ни одного подобного случая. Во‑первых, слезы не производят на меня впечатления (за исключением тех, которые связаны с какими-то серьезными проблемами и несчастьями). Во‑вторых, я прекрасно чувствую, когда это надуманно, и такие «показательные выступления» не проходят. Женщина лучше держит удар, легче переносит неудачу, как, впрочем, и боль, физическую в том числе. Женщина с температурой 38 может прийти на работу, мужчина, скорее всего, останется дома (и будет по‑своему прав). Женщинами движет чувство долга, они очень ответственно относятся к своим обязанностям на работе.
Опоздания на радио непростительны и невозможны. Так что мы не сталкиваемся с этой якобы женской напастью. Не представляю себе, чтобы ведущая опоздала на смену. Но даже если человек не работает в прямом эфире, то опозданием он, во-первых, подставляет людей, во-вторых, за него работает кто-то другой. Такие простые вещи мне приходится объяснять только девушкам, которые недавно пришли из института. Большинство моих сотрудниц работают со мной очень давно и прекрасно понимают суть своей работы. В любом коллективе существуют какие-то негласные правила, настроения, которые очевидны для любого сотрудника.

Личная проблема
Раньше я считал, что нет ничего важнее работы. И об этом иногда жалею. Безусловно, дело много для меня значит. Глядя на женщин, которые меня окружают, я понимаю, что для них тоже. И тут пора коснуться главной проблемы работающей женщины. Я имею в виду отсутствие личной жизни или, по крайней мере, сокращение времени на нее. И я не вижу пока, что женщина в нашей стране готова к таким жертвам. Вот, например, взять Испанию: до 1975 года женщина была там самым бесправным существом в цивилизованном мире. Она не имела возможности уехать, завести детей, счет в банке, устроиться на работу без разрешения мужа. За последние тридцать лет испанка не только добилась равноправия в таких элементарных свободах. Женщины активно участвуют в политике, бизнесе, они отодвинули мужчин на второй план. Все, что произошло с Испанией в последние годы: страна шагнула из средневековья в XXI век, — заслуга женщин. В нашей стране девушки пока не сделали того, что могли бы.
Я думаю, в данный момент женщина находится на перепутье. Она уже доказала, что может делать то же самое, что и мужчины. Она сделала шаг вперед, заявив о себе, а сейчас не знает, так ли ей это нужно. Мужчины от этого тоже в некотором недоумении. В новом шатком балансе мужчин и женщин дома и на работе они тоже не нашли пока своего места. Думаю, девушкам пора расставить приоритеты, решить, чего они на самом деле хотят. В какой степени женщина хочет проявлять активность на работе, в политической и общественной жизни, чтобы в то же время оставаться леди и не отметать роль хранительницы очага? Искренне желаю всем читательницам Cosmo найти эту середину.


АЛЕКСАНДР МЫСИН
стилист, владелец сети салонов красоты

Воспитывался я практически без мужчин. Я был таким маленьким мужичком в доме, чувствовал на себе ответственность за моих женщин, водил сестру в детский сад, помогал маме в парикмахерской (она работала кастеляншей)… Однажды я лет в 13 очень нелестно отозвался об одной девушке. Мама на это сказала, что быть грубым мужиком — самое простое, а вот быть настоящим джентльменом может не каждый. Одну ее фразу я помню до сих пор: «Джентльмен — это мужчина, который в ситуации, когда его обидела даже самая безнравственная дама, извинится за то, что он без галстука». Грубых мужчин я видел много, а романтических героев вроде Бельмондо — только в кино… И мне хотелось стать похожим на него.

Леди и джентльмен
Когда я стал работать парикмахером, мужчин в профессии было мало. Директором элитной «Чародейки» был тогда Лев Амбарян. Однажды (у меня на глазах) к нему прибежала возмущенная клиентка. Лев Григорьевич был настоящим лордом — импозантный мужчина в шикарном костюме. Он тихо спросил ее: «Что случилось?» (Он никогда не повышал голоса.) И приготовившаяся к бою женщина растерялась. От ее возмущения не осталось и следа.
Она сказала: «Нет, ничего. Я в другой раз зайду». В присутствии такого мужчины ей захотелось стать не базарной бабой, а леди. Это был важный момент. Я понял, что можно одной своей манерой поведения и внешним видом иметь больше влияния на женщин, нежели при помощи скандалов и угроз. Я постарался стать таким же. Мои подчиненные видят во мне не только руководителя, но и мужчину, на которого можно положиться.
Мой знак зодиака — Весы. Считается, что Весы — эстеты. Они любят, чтобы их окружало все красивое. И я абсолютно этому соответствую. Мои требования к внешности женщины на рабочем месте достаточно высоки. Это очень-очень важно. Если мне нужно сказать сотруднице, как ей лучше выглядеть, я делаю это не напрямую, а через посредничество других сотрудниц. Причем не слух пускаю, а говорю конкретно, что, например, этой нашей девушке неплохо было бы поменять цвет волос, прическу или манеру кричаще одеваться. Любой сотрудник может стать посредником. Подсознательно почти каждая женщина хочет быть проводником, учителем, надо просто это использовать. И я обязательно получаю нужный результат.

Выстраданная необходимость
Безусловно, проблемы у нас есть, не все гладко. У нас же не модель идеальной компании, а реальная рабочая обстановка. Это опять-таки связано с особенностями женской натуры. Если в обычной жизни ты больше не в состоянии ничего дать женщине как мужчина, то она может бросить тебя и уйти, иногда даже в никуда. Точно так же женщина может бросить работу и пойти в абсолютно неизвестную сферу, желая изменить все вокруг себя. Не учитывать этот момент невозможно! Конечно, все сотрудники заменимы, незаменимых быть не может. Другое дело — я не хотел бы их менять. Тот факт, что сотрудница может уволиться, передо мной стоит острее, чем, например, перед руководителем нефтяной компании. Поэтому у меня есть администратор, помощник менеджера и менеджер — и это выстраданная необходимость. К сожалению, я должен иметь в запасе много людей, чтобы в подобной ситуации всегда была возможность замены. Если у человека нет мотивации, он может совершать любые неадекватные поступки. Моя задача как руководителя — дать такие мотивации, понимая, что у мужчины они одни, у женщины — совершенно другие. Мужчина, прежде всего, хочет заработать много денег. Женщина — получить внутренний комфорт. У женщин в жизни есть очень многое, кроме денег, и это делает мою работу более приятной и душевной.

Задача — нравиться
Несомненно, женский коллектив — это возможность сцепиться. По крайней мере, так считают в обществе. Но я подбираю на работу женщин, которые любят людей. Поэтому конфликты у нас происходят очень редко. И если даже бывают, то не дают цепной реакции. И мое важное требование — клиент не должен этого заметить. Если это произойдет, я, конечно, распрощаюсь с сотрудником, поскольку клиент для нас — самый важный человек. А стервам не место в салоне красоты!
Я уверен: чтобы мужчине-начальнику было легко с женщинами своего коллектива, он должен окружить себя теми, кто ему нравится, теми, кто соответствует его пониманию того, как должна выглядеть женщина, какими качествами обладать. И если такие женщины аккумулируются вокруг него, хотят работать вместе с ним, под его началом, тогда все непременно будет получаться. И он, в свою очередь, постарается сделать так, чтобы им на работе было, может быть, даже комфортнее, чем дома. Профессиональные способности им можно дать, вложить в руки. А человеческие качества — нет, не могу же я их перевоспитывать! И я изначально не возьму на работу женщину, с которой у меня противоположные взгляды на жизнь. Я и к себе много требований предъявляю. Если я хочу, чтобы человек со мной работал, то многое для него сделаю. Я должен ему (вернее, ей) нравиться, должен сделать так, чтобы ей не захотелось уйти в конкурирующую компанию через дорогу даже за очень большие деньги.
Конечно, мне интересно, как ко мне относятся мои сотрудницы, я об этом нередко думаю. Если ты начальник, она, возможно, думает о том, что изменится в ее жизни, если она будет рядом с тобой. Она скорее не в тебя влюблена, а в свою мечту. Мне кажется, что именно это и происходит с некоторыми моими сотрудницами. Не со всеми, конечно, но женщинам свойственны подобного рода фантазии. Прямого кокетства я не вижу. Но многие в общении со мной используют свои женские чары, для того чтобы, например, не наказывали за оплошность. Знают мои слабые стороны…

Праздник жизни

Каждый год мы устраиваем корпоративные вечеринки. Вам интересно, как это происходит в компаниях, где девяносто девять процентов сотрудников — женщины? На эти вечеринки я стараюсь приглашать как можно больше мужчин (мои друзья, партнеры по бизнесу, постоянные клиенты салона и так далее), иначе получится настоящий девичник. Это у нас такой ежегодный бал, где каждая девушка хочет выглядеть особенно. И не только разглядывает своих коллег, но и сама ощущает себя важным человеком, и для меня это главное.
Что касается мужчин, не буду лукавить, я их не люблю. Мужчины для меня всегда конкуренты во всем, а женщины — наоборот. Я хочу, чтобы мои сотрудницы были самыми счастливыми женщинами на свете. И я готов помогать им в этом, чем только смогу.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить