Настоящие мужчины

Эти мужчины — самые настоящие герои. Те, кто спасает чужие жизни и рискует собственной.

Настоящие мужчины

Анне Моргуновой не впервой искать героев для наших проектов. Но в этот раз они особые — самые настоящие герои. Те, кто спасает чужие жизни и рискует собственной. Те, кто выбрал опасную работу и делает ее хорошо.


АЛЕКСАНДР ПОМОРЦЕВ: РАБОТА ТЯЖЕЛАЯ В ПРЯМОМ СМЫСЛЕ СЛОВАстарший пожарный инструктор, командир отделения

Я участвую в тушении огня и еще руковожу своим отделением: это четверо пожарных и водитель. Победить огонь, вывести или вынести людей из здания, из окон которого идет черный дым, потушить пылающую цистерну с бензином, рядом с которой стоят еще такие же, — это все штатные ситуации. Работа тяжелая даже в прямом смысле слова — только костюм со всем оборудованием весит около 25 кг.

В какой-то степени выбор профессии определила детская мечта. Мой дедушка всю жизнь посвятил пожарной охране. Маленьким я любил слушать его рассказы. Конечно, реальность отличается от детских предположений, но я люблю свою профессию, ведь моя работа — спасать людей. И это затягивает. А еще у меня потрясающие коллеги. У нас почти идеальное взаимопонимание, без которого работать тяжело и даже опасно. Когда едешь на вызов, чувствуешь мощнейший выброс адреналина, своего рода вдохновение. А страха — страха почему-то нет, есть волнение и сильнейшая сосредоточенность.


ЗУФАР ХАМИДУЛЛИН: С УЛИЦЫ СЮДА НЕ БЕРУТспасатель МЧС, награжден медалью «За спасение погибавших»

Я работаю в «Центроспасе» — это центральный отряд МЧС, он помогает людям не только в столице нашей страны, но и по всей России и даже по всему миру.

У нас широкий профиль — начиная от пожаров и ДТП и заканчивая крупными землетрясениями, цунами, наводнениями и другими катастрофами. В моем «списке» из наиболее громких, известных событий — помощь после взрыва «Невского экспресса», землетрясение на Гаити, ликвидация последствий теракта в метро на станциях «Парк культуры» и «Лубянка», спасение наших туристов в Турции: когда автобус упал с моста, мы эвакуировали на самолетах около 40 человек.

Но независимо от масштаба каждая ситуация для нас важна. Например, однажды мы целый день искали мальчика-подростка: группа ребят устроила дискотеку в пещере каменоломни и отравилась угарным газом — в замкнутом пространстве это очень опасно. Все вышли, а один зачем-то ушел в глубь пещер, и там ему стало плохо. Пришлось с местными специалистами составлять схему, по которой мы его потом искали. К счастью, все закончилось хорошо.

Порядок работы таков: на центральный пульт приходит сообщение о том, что нужна помощь. В течение двух часов мы собираемся и, если ехать далеко, садимся на Ил-76 и улетаем. Иногда мы даже не знаем, куда именно и что там произошло. Иногда нас успевают подготовить. Например, когда мы летели на Гаити (12 января 2010 года, более 200 тысяч погибших, более 300 тысяч раненых), психологи показали нам фильм о стране, чтобы мы знали, что нас ждет.

У кого-то из наших ребят есть специальное медобразование, те, у кого его нет, проходят курсы в центре экстренной медпомощи. Каждый спасатель должен знать, как, например, остановить кровотечение или наложить шину.

Почему я здесь? Давно мечтал работать спасателем, и именно в «Центроспасе». Услышал о нем в 1995 году, когда началась Первая чеченская война. После школы я отучился в медколледже, но в медицине не остался — мне хотелось чего-то другого. Попасть в «Центроспас» было нелегко — просто, с улицы туда не берут, и при поступлении нужно сдать практический экзамен, в том числе и на психологическую выносливость.

Эта работа действительно мое призвание — на все сто процентов. Ощущение, что ты реально помогаешь людям, не сравнить ни с чем.

Конечно, мои близкие переживают, особенно когда нас отправляют куда-то далеко: телефон выключен, и, когда прилетаем, связь появляется не сразу. Родные не знают точно, что происходит, а еще СМИ начинают запугивать. Но я просто не представляю себя на другой работе — кто-то же должен делать то, что делаем мы.


ЕВГЕНИЙ ЧЕРНЯКОВ: МЫ УДАЛЯЕМСЯ ПО‑АНГЛИЙСКИврач «скорой помощи»

Москва — огромный город, и ежедневно десяткам тысяч живущих в нем людей нужны врачи. Существует оперативный отдел станции «скорой помощи», куда поступают все вызовы столицы. Затем они распределяются в зависимости от района. На станциях множество бригад различного профиля — от фельдшерской до реанимационной и кардиологической. Я работаю в бригаде интенсивной терапии, которая выезжает на сложные вызовы, например, ножевые ранения, травмы при дорожно-транспортных происшествиях.

Я всегда хотел связать жизнь с медициной, сначала закончил медучилище, пошел работать на станцию «скорой», затем поступил во Второй медицинский институт, параллельно учился и работал. Я не представляю себя без этой работы. Если человек не уходит от нас в первые 3−4 года, значит, уже не уйдет никогда, как бы тяжело ни было. Недаром у нас говорят, что врач «скорой» — это не профессия, врач «скорой» — это смысл жизни.

Когда приезжаешь на вызов, где требуется экстренная помощь, и понимаешь, что пациенту благодаря тебе становится лучше, получаешь огромное удовольствие от своей работы. Испытываешь своего рода состояние эйфории. Ведь мы молниеносно видим результат своих усилий: пришел, увидел, победил. Не каждому так везет — точно знать, что ты оказался нужным в нужную минуту в нужном месте. Что касается каких-то ярких ситуаций, которые так любят создатели «медицинских» сериалов, то в жизни все по‑другому, и, мне кажется, делать из этого эффектное шоу неэтично и неуместно. Врач «скорой» должен оставаться в тени: приехал, грамотно выполнил свое дело, если надо, госпитализировал и тихо, по-английски удалился. Ведь мы не особо желанные гости и приезжаем к людям не на праздник, а в тяжелые моменты.

Мы сразу видим результат своих усилий. Не каждому так везет.


ВСЕВОЛОД ОВСЯННИКОВ: Я ЗНАЛ, ЧТО ДОЛЖЕН ОБНЯТЬ ЖЕНУполковник милиции, командир 1-го оперативного батальона московского ОМОН

Я пришел на работу в тяжелое время для всей страны: началась вторая чеченская кампания, обстановка, как говорили раньше, на всех фронтах была тяжелая. А я хотел, чтобы мои дети росли в стране, в которой нет бандитов и террористов. На Кавказе тогда шла настоящая война, страшная и кровавая. Там делили власть и деньги. Человеческая жизнь ничего не стоила. Многие люди в одночасье потеряли все. А мы помогали им спасти свои жизни. На въездах в города проверяли машины и изымали горы оружия, заточек и арматуры. Мы не дали горю и хаосу распространиться по всей России.

Война — это голод, холод и боль. Но на ней, как нигде, проявляются все человеческие качества, хорошие и плохие: благородство и подлость, отвага и трусость. Там дружба становится крепче и верность проверяется на прочность. Но я не хотел бы, чтобы наши дети проверяли свои качества таким способом, и именно для этого я пришел служить в милицейское спецподразделение.

Самое тяжелое, когда гибнут товарищи. Тем, кто вернулся, очень трудно приносить эту страшную весть их близким. Моя семья, жена и двое сыновей, для меня важнее всего. Любовь к ним помогла мне встать на ноги после ранения, вновь оказаться в строю. Я знал, что обязан вернуться и обнять жену. Ее любовь, тепло и поддержку я чувствую во всех командировках.

Конечно, в нашей работе бывают трогательные моменты. В 2001-м мы искали тайники с боеприпасами в одном из горных сел Чечни. Перед собакой, которая искала взрывчатку, выскочил перепуганный котенок. Скорее всего, его бросили специально, чтобы отвлечь пса. Но тот только покосился на малыша и пошел дальше осматривать дом. Когда мы возвращались на базу, пес подошел к перепуганному котенку, которого от страха била крупная дрожь, облизал его, потом взял аккуратненько за шкирку и понес. Котенок жил с нами в палатке до конца командировки, ел с собакой из одной миски. А когда возвращались в Москву взяли котенка с собой — его забрал наш кинолог. Сейчас взрослый уже кот и вышедшая на пенсию собака — лучшие друзья и вместе живут у кинолога дома.

Пес облизал котенка, которого от страха била крупная дрожь.

ФОТОГРАФ: ПОРФИРИЙ КРИШНЕВСКИЙ. ПРОДЮСЕР: ЮЛИЯ ТКАЧЕНКО. ВИЗАЖИСТ: ТАТЬЯНА ВОЛКОВА

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить