На службе его величества

Есть такая профессия — угождать мужчинам. И даже не одна такая профессия. И все в рамках приличий!

На службе его величества

Вера Вера Костюрина,

дизайнер мужской одежды:

Когда я училась в институте, нам дали задание — разработать одежду с анималистичными мотивами. Я придумала белый мужской костюм с роскошным, похожим на гриву воротником. Мой «лев» имел успех, побывал на многих выставках, занимал призовые места на конкурсах. Так решился вопрос о моей будущей специализации. Получив диплом, я занялась дизайном мужской одежды. Технологически создавать ее сложнее, чем женскую. Может быть, поэтому девушек-дизайнеров в мужской моде так мало, я навскидку могу назвать лишь пару имен. Еще в институте мастера говорили нам: «Тот, кто научится конструировать и шить мужской пиджак, будет асом в профессии».

Сейчас я занимаюсь индивидуальным пошивом костюмов и, естественно, много времени провожу с клиентами. В общении с мужчинами у меня никогда не было трудностей, их психология для меня совсем не загадка. Поэтому отношения с клиентами складываются отлично и часто перерастают в дружбу. Работа от этого только выигрывает.

В чем секрет? Я всегда стараюсь оставаться женственной. Думаю, для того, чтобы понимать мужчин, необязательно пытаться видеть мир их глазами, мыслить как они. Совсем наоборот! И если человек приходит ко мне, значит, ему нужен именно мой, девичий, взгляд на его образ и стиль. Природа же неспроста создала нас такими разными, нужно уметь этим пользоваться!

ПолинаПолина Кириаку,

врач-травматолог:

Я работаю в отделении хирургии кисти, где большинство пациентов — мужчины. Нетрудно догадаться почему: спорт, драки, ранения на производстве, пренебрежение техникой безопасности — это все по их части.

Сколько себя помню, всегда много общалась с мальчиками: в детстве играла с ними в футбол, лазала по деревьям. Да и студенческая компания почти целиком состояла из юношей. Поэтому сейчас на работе мне вполне комфортно. Мужчины — пациенты интересные, но сложные. Им часто тяжело раскрыться, показать свою слабость, боль, страх. Ведь их установка — быть сильными, бесстрашными, неуязвимыми, оттого обращение к врачу дается им непросто. Я об этом всегда помню.

Однажды был у меня пациент, солидный господин лет за 40, с серьезными ранами и инфекциями, которого мы долго наблюдали. Он не подпускал меня к себе, не давал делать перевязки, рычал, одергивал руку. Но я сумела найти к нему подход, и к выписке мы стали чуть ли не друзьями. Вот ради таких моментов и стоит работать.

Пациенты не раз звали меня замуж. Умудряются же некоторые сохранять романтический настрой на операционном столе! Порывы не платонического свойства строго пресекаются. Я работаю в коллективе суровых травматологов, и в случае домогательств коллеги меня защитят. Любимый за меня спокоен — он прекрасно знает, что я никогда не дам повода для ревности, не проигнорирую профессиональную этику.

Мне кажется, найти ключ к мужскому сердцу не так уж сложно, нужны лишь внимание и забота. Ежедневно я делаю обход палат, здороваюсь, улыбаюсь, подхожу ко всем, каждого держу за руку и вижу, как больные расцветают. Всего пять минут внимания — и выздоровление идет намного быстрее. А ведь в этом нет ничего сложного!

МарияМария Микулина,

редактор журнала Maxim:

Студенткой я очень хотела стать автором женского глянца. Не вышло. Тогда мне пришло в голову, что, как девочка, я должна очень нравиться мальчикам! Написала письмо в мужской журнал. И, видимо, написала без ошибок, потому как на него ответили и даже пригласили меня в редакцию. Так я превратилась в «дочь полка»: «Смотрите, она у нас еще такая маленькая, а уже ходит. О, да она еще и пишет!» Нет, если серьезно, мне повезло попасть в компанию уникальных профессионалов, многие из которых стали моими учителями. Первые три года я работала внештатно, набиралась опыта, и только потом мне удалось оккупировать должность редактора.

Теперь, когда знакомые узнают, где я работаю, обычно говорят: «О, круто! Это там, где сиськи?» А я, краснея от возмущения, доказываю им, что в нашем журнале есть еще и красные кхмеры, экзистенциальные кризисы, синантропные виды и еще масса познавательного.

Надо сказать, редактор-девушка в мужском глянце сталкивается с определенными сложностями. Зачастую читатель лучше воспринимает материал, если он написан мужчиной (или хотя бы подписан). Я «прикрываюсь» брутальным псевдонимом — Максим Рафштайн. Как-то я написала про авиаконструктора Сикорского под своей настоящей фамилией. И получила от читателя гневное письмо о том, что «не должны бабы писать об авиаконструкторах»!

Тем не менее мне ничуть не сложно создавать контент для нашей аудитории. Причем одну и ту же тему я могу подать с разных сторон, для разных читателей. Вот, например, однажды я подготовила материалы про культового французского деятеля Талейрана в Maxim и в один научно-популярный женский глянец. Любовь Талейрана звали Доротея Саган, она была младше политика на 39 лет. Так вот, в первом тексте я представила их отношения примерно так: «Молоток мужик, с молодой связался, можно позавидовать». А во втором написала: «Их любовь не знала преград, они были предназначены друг для друга». Один герой, две точки зрения, две статьи.


ДарьяТемы для публикаций часто подсказывают мои близкие — муж, папа, младший брат. И в остальном они мне всегда очень помогают: критикуют, когда надо, и успокаивают, когда я на критику обижаюсь. Как ни странно, и мама меня очень вдохновляет. Она у меня психолог и не устает напоминать главную истину: мужчины тоже люди.

Но, скажу честно, за все время работы в журнале я так и не научилась мыслить по‑мужски. Напротив, укрепилась в мысли, что быть девушкой — это прекрасно. Мне совсем не хочется быть сильной, независимой и стрелять по белкам из арбалета.

Впрочем, мое главное наблюдение: мужчины, как и все остальные люди (то есть женщины), хотят уважения, понимания, любви и сочувствия. Как видно, не так уж и сильно мы отличаемся! Ну если не считать некоторых физиологических подробностей…

Дарья Герман,

инструктор мужских тренингов по соблазнению, радиоведущая:

Мальчик превращается в мужчину тогда, когда теряет интерес к одноразовым, ни к чему не обязывающим связям, перестает гнаться за количеством, предпочитая качество, и хочет постоянных гармоничных отношений. Именно в этом я и мои коллеги стремимся помочь участникам тренингов, слушателям радиопередачи «Школа соблазна» и будущим читателям книги «Не спи один», которая выходит в марте.



Общаться с мужчинами мне всегда было проще и приятнее, чем с женщинами, ведь первых общение с эффектной и неглупой девушкой только тонизирует, а вторых расстраивает. Консультировать джентльменов тоже оказалось куда легче — они не вступают в бесполезные дискуссии, а просто берут на заметку полученную от меня информацию.

Со мной довольно часто советуются по поводу взаимоотношений. Не только молодые люди, но и девушки — им очень хочется узнать побольше об этих загадочных «существах с Марса»: о чем они думают, чего хотят или не хотят. Ответ гораздо очевиднее, чем может показаться: поверьте мне, каждый мужчина мечтает о близкой любимой женщине, которая будет его точкой опоры, его источником вдохновения. Все, даже самые суровые ребята, хотят, чтобы их любили. По‑настоящему, без всяких условностей. И каждому из них важно знать, что у него есть семья, которая никогда не отвернется от него и не предаст — ни при каких обстоятельствах.

Подготовила Ася Плошкина

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить