Лица за кадром

О своих трудовых буднях Cosmо рассказали актриса дубляжа, каскадер и звукорежиссер.

Лица за кадром

Полина Чекан, актриса дубляжа

ФИЛЬМЫ: «Гарри Поттер — 4, 5, 6, 7″, „Чарли и шоколадная фабрика“, „Тор“, „Красная шапочка“, „Французский для начинающих“ и т. д.

Мне сложно вспомнить, когда я начала изучать тонкости дубляжа. Но это было задолго до получения диплома актрисы театра и кино, даже до поступления в вуз. Ведь мои родители — профессионалы в этой области. Отец, Сергей Чекан, был первоклассным актером дубляжа, на его счету не один десяток зарубежных фильмов и сериалов.

Я хорошо помню первую серьезную роль, на которую меня утвердили в 14 лет: самоуверенная и капризная девочка Виолетта в фильме „Чарли и шоколадная фабрика“. Та самая, которая все время жевала жвачку и в конце чуть не превратилась в огромную чернику. Было очень интересно озвучивать героиню с характером, абсолютно противоположным моему. С тех пор были разные роли, но после этой я по-настоящему осознала, насколько кропотливая, но интересная и творческая работа — дубляж.

Процесс пошел

Прежде чем утвердить актера на роль, иногда проводят кастинг: чтобы голос дублера был наиболее близок по тембру к голосу оригинала. Запись проходит постепенно: сначала просмотр эпизода целиком, дальше он раскладывается на реплики, и каждая, дубль за дублем, обретает свой перевод.

Момент самой записи, наверное, для каждого актера таинство. На это время ты будто сливаешься с героем воедино, стараешься поймать внутреннее состояние персонажа. Иначе работа пойдет насмарку. Но как только реплика записана, сразу становишься обычным человеком, который старается объективно оценить сделанное и принять замечания. Труд актеров дубляжа очень важен: каждый из нас вкладывает в кино частичку себя, отчего фильм иногда даже обретает какие-то новые краски.

Конечно, существует сложность: вживаться в роль приходится за достаточно короткий срок — время ограничено часами работы в студии. Однако есть и свои плюсы: такой темп учит мгновенно мобилизоваться, быстро понимать суть картины и непосредственно эпизода.

Случаются в нашей профессии и забавные моменты. Например, дубляж любовных сцен. Их всегда интересно проживать, испытываешь особый трепет. При этом важно не нарушить атмосферу происходящего на экране. Но запомнился мне один случай: я озвучивала сериал, где была сцена поцелуя. И для достижения максимально похожего звука я „целовалась“ с собственной ладонью. Отдельная тема — эротические сцены. Попробуйте представить, как выглядит человек, который спокойно стоит у микрофона и страстно озвучивает все происходящее на экране.

Выйти из тени?

„Свои“ фильмы стараюсь смотреть, хотя бы дома. Но в кинотеатре, конечно, гораздо интереснее. Ты сидишь в зале, среди множества людей, которые даже не подозревают, что, например, голос Джинни Уизли принадлежит девушке в соседнем ряду. Такая вот наивно-детская причастность к тайне. В этом очарование нашей профессии. Должна сказать, что мне совсем необидно находиться в тени другой актрисы, которую все видят на экране. Я думаю, что актера дубляжа не должно быть заметно: если голос становится гармоничным продолжением образа, тогда это хорошая работа».

Варвара Никитина, каскадер

ФИЛЬМЫ: «Доктор Живаго», «Марш Турецкого — 2″, „Любовь в большом городе — 2″, „Жестокость“, „Закрытая школа“, „Царь“.

Стать каскадером я хотела с десяти лет. В то время никаких специальных курсов, на которых учили бы этой профессии, не существовало, но у меня была хорошая спортивная подготовка — с раннего детства занималась художественной гимнастикой. Окончив школу, приехала на „Мосфильм“ в трюковой отдел и сказала, что хочу быть каскадером. Однако мне сразу показали, где выход, и объяснили, что девушки в профессии не нужны. Я поступила в институт после школы, как хотели родители. И уже учась на первом курсе, увидела объявление о наборе в школу каскадеров, конечно, сразу записалась. Чуть позже удача улыбнулась мне — я стала одной из трех девушек, которых актер и режиссер Андрей Ростоцкий пригласил на съемки известного „Зверобоя“. Помогли и подходящая для фильма внешность, и умения. С тех пор я стала регулярно сниматься в кино. В титры нас тогда не ставили, гонорары не платили. Так я работала пять лет, а потом решила создать свою каскадерскую студию, чтобы девушки с такой мужской профессией объединились и могли отстаивать свои права. Правда, студия в итоге получилась смешанной, но не это главное.

Процесс пошел

Перед выполнением трюка на меня надевают копию костюма героини и парик. И если для обычного артиста кино больше важны крупные планы, то у каскадеров все наоборот. Я всегда держу в голове расположение камер, чтобы, когда нужно, отвернуться или закрыть лицо руками. Когда делаю не один трюк, а несколько, сначала наблюдаю за актрисой, чтобы уловить особенности походки, движений, ведь в кадре я должна быть на нее похожа.

Конечно, профессия определенным образом повлияла на мой характер: все-таки это 20 лет работы. Сейчас к мелким неурядицам я отношусь куда проще, чем большинство людей.

Да и на работе сохраняю спокойствие и чувство юмора, без них никак. Например, совсем недавно я дублировала Татьяну Арнтгольц, и на съемках был эпизод, где героиня спускается по простыне, выброшенной из окна. Снимали мы достаточно долго, и к пятому-шестому дублю усталость дала о себе знать, руки соскользнули, и я фактически спрыгнула со второго этажа без простыни. Закончилось все благополучно. Съемочная группа отходила от шока, а я процитировала известный анекдот про скользкий подоконник.

Выйти из тени?

Должна сказать, что тщеславие актера и тщеславие каскадера — это кардинально разные вещи, и если бы я хотела добиться успеха, как актриса, я бы выбрала изначально именно эту профессию. То, что рядовой зритель не всегда отделяет трюки каскадера от игры актера и не знает, кто именно его дублировал, меня не слишком волнует. Если самой нравится проделанная работа, этого более чем достаточно.

Обидно бывает за девушек из моей студии. Для того чтобы с чистой совестью назвать себя каскадером, нужно пять лет трудиться, профессия достается тебе потом и кровью в прямом смысле слова. И когда потом исполнительница роли, которую дублировали каскадеры из студии, гордо рассказывает в интервью, как она „самостоятельно“ выполняла все трюки, становится как-то не по себе.

Вообще если артист высокопрофессионален, то он с одинаковым уважением относится и к каскадерам, и к костюмерам, и к другим людям, имеющим отношение к съемке. Ведь успех фильма — достижение многих, и наш труд делает образ актера ярче, интереснее, необычнее.

За славой в духе „Ой, как интересно, вы девушка-каскадер!“ я не гонюсь. Попадая в компанию, где есть незнакомые люди, стараюсь не говорить о работе, иначе расспросов не избежать. В обычной жизни я выгляжу достаточно женственно, это удивляет тех, кто впервые сталкивается со мной на съемочной площадке. Почему-то они ожидают увидеть накачанную, мужеподобную девушку. Стиль в одежде, правда, предпочитаю свободный, люблю джинсы, майки. Но если есть повод, с удовольствием надеваю и платья, и каблуки“.

Евгений Ильенков, звукорежиссер

ИСПОЛНИТЕЛИ: Валерия, Юрий Антонов, Стас Михайлов, Валерий Леонтьев и т. д.

Свою профессию я выбрал в первую очередь потому, что у меня был хороший преподаватель, он сумел меня заинтересовать. Сначала работал в театре — озвучивал спектакли, позже стал сотрудничать с музыкальными исполнителями. Через несколько лет перешел в прокатную фирму, предоставляющую для поп-исполнителей звуковое и световое оборудование. Начались гастроли по России с нашими и зарубежными звездами.

Процесс пошел

Звукорежиссер работает в команде. Мы путешествуем из города в город вместе с исполнителем. Приезжая ночью на площадку, устанавливаем оборудование: размещаем мониторы, звуковые порталы. Проводим саундчек (отстройку звука) — сначала с музыкантами, потом вместе с вокалистом. Когда зал наполняется и акустика меняется, отстройка идет заново, поэтому общение с исполнителем не прекращается на протяжении всего концерта. Если ему что-то необходимо изменить в настройках, он подает мне знак, и я делаю поправки. Для общения между собой звукорежиссеры используют рации, потому что в таком шуме не всегда можно понять, что именно от тебя хочет вокалист. Работа трудная и напряженная: постоянные переезды, разгрузка-погрузка оборудования, неусыпный контроль за всем происходящим.

Выйти из тени?

Иногда бывает обидно оставаться в тени (в самом прямом смысле — во время концерта мое рабочее место располагается за кулисами). Фамилии звукорежиссеров обычно пишут на обороте программки, как в театре, однако это происходит не всегда. Правда в последнее время некоторые артисты по окончании концерта объявляют имена всех, кто был задействован в процессе. Но поступают так очень немногие. Конечно, хочется, чтобы о нашей профессии зрителю было известно больше. Впрочем, с другой стороны, я понимаю, что на первом плане должен быть все же исполнитель, а не кто-то другой».

Подготовила Елена Резниченко

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить