Лепить по‑русски

Дома у моей бабушки за стеклом серванта стоит керамическая лошадка, которую я слепила в старшей группе детского сада. Мой белый конь был в зеленых яблоках, отличался толстыми боками и косолапостью. Именно с его помощью состоялось мое знакомство с керамикой. Сейчас, вытирая пыль с уже пожилого и потрескавшегося скакуна, я иногда жалею о том, что он остался моим единственным произведением глиняного искусства. Ведь керамика — это увлечение, которое может стать главным и любимым делом в жизни.

Лепить по‑русски

Дома у моей бабушки за стеклом серванта стоит керамическая лошадка, которую я слепила в старшей группе детского сада. Мой белый конь был в зеленых яблоках, отличался толстыми боками и косолапостью. Именно с его помощью состоялось мое знакомство с керамикой. Сейчас, вытирая пыль с уже пожилого и потрескавшегося скакуна, я иногда жалею о том, что он остался моим единственным произведением глиняного искусства. Ведь керамика — это увлечение, которое может стать главным и любимым делом в жизни.
Существует стереотип, что керамика — это исключительно горшки и блюда. На самом деле это совсем не так! В умелых руках обыкновенная глина превращается в оригинальные панно и посуду, изящные вазы и скульптуры, фонтаны, украшения и многое другое! Например, керамический светильник способен наполнить теплом и жизненной энергией любой интерьер, ведь глина — это «живой» материал, в отличие от пластика или металла. Если у тебя есть художественные способности, ты никогда не считала себя белоручкой и готова полжизни провести в фартуке, сидя за гончарным кругом или хлопоча у печи, то профессия керамиста будет тебе по силам и по душе. Кроме отличного вкуса мастерам в этой сфере пригодится образное мышление, хороший глазомер, а также развитая моторика пальцев и кистей рук. И естественно, чтобы приручить глину, придется очень многому научиться.

НЕ БОГИ ГОРШКИ ОБЖИГАЮТ
Учебных заведений, которые целенаправленно готовят художников-керамистов, в Сибири не так уж и много. В Новосибирске этой профессией можно овладеть, поступив в Новосибирскую государственную архитектурно-художественную академию. Там на факультете монументально-декоративного искусства есть специализация художественная керамика. Перед экзаменами с абитуриентами проводится собеседование с просмотром творческих работ (не менее 10 штук) по живописи и рисунку. В качестве вступительных испытаний тебе будет нужно выполнить композицию, рисунок-портрет и живопись-натюрморт, а также написать сочинение.
Обучение в НГАХА длится 6 лет, но если прибавить к этому времени еще и посещение подготовительных курсов (они могут длится от трех недель до двух лет), то на постижение керамических тайн уйдет довольно много времени. Если же найти вуз с желанной специальностью тебе не удалось, не беда. Можно получить общее художественное образование, но посещать какие-либо спецкурсы по керамике, а затем уже учиться самостоятельно, перенимая опыт у керамистов со стажем. Так, например, в Новосибирском областном колледже культуры и искусств есть отделение декоративно-прикладного искусства, на базе которого успешно работает мастерская по керамике. Чтобы поступить туда после 11-го класса, нужно сдать экзамен по специальности, тестирование по истории, а также по русскому языку и литературе. А на базе 9 классов — экзамен по специальности, диктант и литературу (устно). Керамика как учебная дисциплина есть в Новосибирском художественном училище, и на художественно-графическом факультете Новосибирского государственного педагогического университета.

Марина Локцик (30),
художник-керамист творческой группы «Желтая черепаха» (Новосибирск):

"Как это ни странно, но моя первая профессия — акушер. Шесть лет я проработала в роддоме и параллельно училась в Новосибирской государственной архитектурно-художественной академии. Такая резкая смена профессии никого не удивила — все уже давно привыкли к моим «сюрпризам».
Интерес к керамике сейчас растет, и дизайнеры часто работают в тандеме с керамистами. Вот и мы с друзьями-коллегами два года назад создали творческую группу «Желтая черепаха», где трудятся и художники, и керамисты, и дизайнеры. Мы занимаемся разработкой и оформлением частных и общественных интерьеров. Кроме того, участвуем в фестивалях, выставках и даже в конкурсах снежных скульптур.
Мне нравится работать как с малыми, так и с большими формами. Иногда бывают глобальные проекты. Приходилось, например, делать межкомнатную керамическую перегородку. А самой сложной работой могу назвать изготовление печных изразцов. Когда работаешь на заказ, находишься в постоянном контакте с заказчиком, и он вносит свои коррективы. Когда творишь для себя, совсем другое дело — полностью отдаешься вдохновению, и, бывает, фантазия разыгрывается настолько, что результат сильно отличается от замысла. Так, одну из своих любимых работ я создавала по мотивам книги «Мелкие боги». Я так увлеклась, что ушла довольно далеко от сюжета.
Конечно, минусы в профессии керамиста тоже есть. Это ненормированный рабочий день — иногда приходится засидеться за работой допоздна, если заказ срочный. С другой стороны, можно взять и устроить себе выходной. Еще нужно навсегда забыть о красивом маникюре — с длинными ногтями работать неудобно. Кожа рук всегда очень сухая, поэтому для керамиста тюбик с кремом — предмет первой необходимости.
Если говорить о мечтах, то каждый художник, мне кажется, хочет иметь свою мастерскую, чтобы там можно было собирать учеников, друзей и коллег. Кстати, мы однажды устроили свой собственный мини-фестиваль, который назвали «Керамика для некерамистов». Просто пригласили своих творчески настроенных знакомых и провели для них что-то вроде мастер-класса. Некоторые из них до сих пор заглядывают к нам, пробуют что-нибудь слепить. А еще я преподаю в детской студии керамики. Ученикам моим от двух до двенадцати лет, и они меня очень радуют. Думаю, когда у нас с мужем будут дети, то они просто не смогут не лепить!"

Евгения Фитина (24),
преподаватель художественной керамики кафедры декоративно-прикладного искусства ХГУ (Абакан):

"Моя первая работа из глины — это маленький, страшненький-престрашненький дракончик, которого я слепила в пять лет и подарила своим родителям на Новый год. Мама до сих пор хранит эту смешную фигурку. А профессионально художественной керамикой я начала заниматься в студенческие годы. В расписании на втором курсе факультета декоративно-прикладного искусства Хакасского госуниверситета, где я училась, появился новый предмет — керамика. После лекций на гончарную тему нашу группу отправили на практику в село Шушенское. Там при музее-заповеднике сохранилась старинная мастерская. Именно здесь я впервые увидела гончарный круг. Признаться честно, было нелегко научиться синхронно вращать ногой нижнее колесо станка и управлять небольшим комочком глины. Но когда под моим руками впервые «родился» небольшой сосуд, восхищению и восторгу не было предела! Поначалу было очень страшно снимать горшочек с круга, казалось, что он вот-вот перекосится и сомнется.
В шушенской гончарной мастерской, кроме нас, абаканцев, практику проходили студенты из Красноярского института искусств, очень талантливые ребята. Там же я познакомилась с профессором из Красноярска Олесем Мигосом. Это мой первый сенсей и наставник. После практики я приехала домой и заявила родителям, что поеду учиться в Красноярск. Там есть отдельная специальность — художник-керамист, да и уровень образования намного выше, чем в Абакане. Дома, конечно же, без скандала не обошлось. Родители были категорически против и отпускать меня в большой город не хотели. Но я не поддалась. Не смутило и то, что в Абакане я перешла на третий курс университета, а в Красноярске меня приняли лишь на второй. Да еще пришлось шустро догонять одногруппников. Было сложно, но особой усталости я не чувствовала. Успевала всюду: и на лекции, и на выставки, и на плэнеры, и до полуночи проработать в художественных мастерских.
Спустя полтора года из-за домашних проблем мне пришлось вернуться к родителям и защищать дипломную работу уже в Абакане. Моя работа по художественной керамике попала в Москву на Всероссийскую выставку лучших дипломников. После отличной защиты завкафедрой предложила мне остаться и поработать преподавателем гончарного искусства. Я согласилась.
Студенты считают меня очень строгим учителем, но мне кажется, что я просто требовательный и справедливый человек. Кроме педагогической работы я продолжаю совершенствоваться как мастер. Сейчас мне очень нравится заниматься сувенирной продукцией и украшать ее в духе регионального хакасского колорита. Мое новаторское направление — керамическая настенная тарелка, расписанная в этно-стиле. Творю и ваяю в своей квартире на девятом этаже. Мой муж Володя хоть и далек от искусства, но к моим пристрастиям относится с пониманием и уважением. Он знает, что у профессионального мастера-керамиста должно быть собственное оборудование. Вместе с мужем мы установили у нас в квартире специальную печь для обжига глиняных изделий. Достать глину — не проблема, лепить я сама умею и неплохо обхожусь без гончарного круга, а вот без печки, как ни крути, точно не обойтись!"

Марина Ленченко (30),
скульптор-керамист (Красноярск):

«Я с детства сказочница — придумаю что-то и тут же нарисую свою сказку. Начиналось все так же, как и у многих художниц, — изостудия, художественная школа, затем институт. Образование у меня универсальное, я и графику сейчас преподаю. Но плоскости листа всегда бывает мало — для меня важен объем. Почти во всем, что я леплю, есть своя философия, даже в птицах, рыбах, лошадях. Руки создают, а душа переживает жизнь персонажа. Вот и мчусь, как конь, или сражаюсь, как воин… Есть у меня и свой тотемный шаман, слепила его, и теперь мы не расстаемся, он — мой талисман. Видела, как на выставках людей завораживает его энергетика, они подходят к моему тотему и подолгу стоят около него. И я тоже «лечусь» своей работой: если не леплю, депрессия неизбежна. Керамика нужна мне, как воздух. С глиной приятно работать, она пластичная, живая, теплая, это вечный материал. С ней надо обращаться нежно и бережно.
Мое нормальное состояние — быть в движении, в пути. Еду и обдумываю образы, персонажи, которые потом обязательно вылеплю. Зарисовываю их на полях газет, причем тут же приходят в голову и стихи, которые перекочевывают в альбомы и на выставки вместе с керамикой.
Я часто езжу за новыми впечатлениями. Особенно прикипела к Бурятии, ведь там столько мифов, легенд, ярких примеров народной мудрости. Мои керамические герои родом как раз оттуда: это шаманы, всадники, воины, персонажи бурятских сказок и простые люди из народа. Есть у меня одна из любимых восточных скульптурок — собирательница кизяка, маленькая сгорбленная старушка с посохом и мешком на спине. Так жаль было с ней расставаться — сейчас скульптурка на выставке в Китае. Дело в том, что мои работы — тоже странники. Они приживаются в Москве, Петербурге, Улан-Удэ, Омске. Люди стали понимать, что керамика — это не только вазы и горшки, а еще и скульптура.
В Красноярске я чуть ли не единственный скульптор-керамист. Пока это художественное ремесло «не раскручено», и потому крайне трудно организовать большую персональную выставку. Но я обязательно этого добьюсь! Ведь осуществилась же моя большая мечта о собственной мастерской да еще и с печью для обжига работ! Печку заказывала в Новокузнецке, пришлось взять кредит в банке. Зато теперь стало гораздо удобнее работать. Раньше на кухне были и мешки с глиной, и ведра, и обеды-ужины я готовила тут же.
Есть у меня и еще одна давняя мечта — отправиться в Тибет. Там столько непостижимых тайн и загадок! Это не творческий зуд, это словно зов предков — мой прадед был монголом. Я даже сына назвала Даши-Нема, что в переводе с тибетского значит «счастливое солнце». Кстати, мое трехлетнее солнышко уже пробует лепить из глины.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить