Королева мусорной свалки

Лена переехала в Питер и устроилась работать… на свалку. Читай ее искрометную историю о нелегких буднях «мусорной королевы».

Королева мусорной свалки

  • GettyImages/Fotobank.ru
    GettyImages/Fotobank.ru
  • GettyImages/Fotobank.ru
    GettyImages/Fotobank.ru

11.00 Битый час гоняюсь за бухгалтером Аней на предмет пообедать. Но конец квартала беспощадно завалил Анечку кипой бумаг со сложными вычислениями, и она слабым голосом пищит: «Иди одна, я печеньки погрызу». Перспектива обеда в одиночестве вместе с серым, затянутым облаками питерским небом наводит тоску. И я решаю пообедать в людном ресторанчике неподалеку от работы. Моя белая горошина део-матиз домчала меня до места за 15 минут. Ну что ж, у меня есть полчаса, чтобы набраться сил для схватки с водителями и автотехниками. Пропахшие табаком и бензином, ругающиеся как сапожники, они совершенно не воспринимают меня как начальника. Тем хуже для них. Сегодня я покажу им, кто в доме хозяин.

11.45 Пока я урчала, жадно поглощая куриную ножку, совершенно не заметила симпатичного молодого человека, подсевшего за мой столик. Должно быть, в тот момент я напоминала гигантского и очень голодного хомяка, но парень улыбнулся. «Господи, неловко-то как, — подумала я, а вслух сказала, — чего уставился?»

И тут меня охватил просто гомерический хохот — он улыбался во все 33 (или сколько их там?) зуба с укропом в передних зубах. «Приглашаю Вас сегодня в кино», — не унимался молодой человек. Он протянул свою визитку, затем неловко встал, пнув меня пару раз ботинком под столом. Разлил на прощание мою колу, извинился, еще раз обнажил укроп в зубах смущенной улыбкой и скрылся в туалете. Катастрофа…

13.00 Сижу в кабинете директора на внеплановом совещании. Он бегает с горящими глазами и что-то объясняет. А я морально готовлюсь к предстоящей схватке со слесарями и водилами. Из моего мысленного стратегического планирования меня вырывает недовольный голос директора: «Ну и где этот ваш, как там его?» Директор хмурится, силясь вспомнить фамилию какогот человека:

— Ну, помогите мне, Елена Александровна, как его фамилия?

— Кого? — недоумеваю я. Не могу же я мысли читать.

— Ну у него еще такая фамилия сложная! Запил который.

— Яичкин что ли?

Сижу и думаю, почему нашему директору, уважаемому Агнезу Левоновичу Вертискобидадзе, кажется сложной фамилия Яичкин.

14.20 В яростной схватке с водилами победила не дружба, победил русский мат. Автослесари дружно послали меня в дальнюю дорогу по бархатному ковру из трех букв. Пухто продолжало лежать на боку, водитель камаза намазывал на хлеб паштет. Ну, а что ему еще делать, пухто ведь не готово. Автослесарь, пославший меня, довольно поглаживал щетинистый подбородок, он — царь и бог нашего предприятия, на нем держится весь автотранспортный цех. И он не потерпит, чтобы какая-то пигалица указывала ему, что делать. Пигалица — это я. Сразу вспомнился филфак, когда нам объясняли этимологию слова «пигалица». Это проститутка, стоящая на площади Пигаля в районе красных фонарей в Париже. Такое сравнение оскорбило меня еще больше, чем слово из трех букв. И я пошла жаловаться директору на своих подчиненных, которые совсем потеряли страх. Точнее и не имели никогда такового.

14.40 Всхлипывая, отпиваю воды из мутного стакана: «Я не могу в таких условиях работать! Это вообще не женское дело — управлять этими дегенератами… Я слабая, хрупкая женщина, они не слушают меня…» «Чего вы от меня хотите, Елена Александровна?» — строго спрашивает директор. «Давайте возьмем в штат начальника автоколонны. Интеллигентного мужчину с характером. Он будет слушать мои указания, воспитанно разговаривать, а потом идти и поддавать этим грубиянам». На том и порешили. Мне сразу полегчало и повеселело. Я вспомнила сегодняшнего парня-катастрофу и решила, что все-таки можно сходить с ним на свидание.

15.45 Недавно директор перевалил на меня свою обязанность — ездить на свалку и платить «налоги». Дело в том, что мусор — это очень доходная сфера деятельности. Поэтому бандиты, которые давно легализовали свою деятельность и превратились в бизнесменов, основательно заняли эту нишу. Теперь они «крышуют» не банкиров, а свалки. Наше маленькое предприятие каждую неделю отвозит хозяину крупнейшей свалки пухлый пакет. За это нашим машинам разрешено отгружать мусор на их территории. Отныне честь лично передавать пакет с деньгами «королю мусоросвалки» принадлежит мне. И сегодня мой первый раз. Прячу пакет в сумку, подкрашиваю губы, улыбаюсь своему отражению и отправляюсь на свалку. По дороге звоню молодому человеку с укропом в зубах и великодушно соглашаюсь на его предложение. Хотя бы посмеюсь сегодня вечером.

16.30 Подъезжаю к огромной мусорной свалке. Площади ее впечатляют и ужасают одновременно. Километры отходов лежат уродливыми грудами, и конца их не видно. По мусору скачут вороны и бегают тощие собаки. Ругаю себя, что с утра надела короткую юбку и сапоги на каблуке. Нужно было как-то сромнее, неприметнее… Вдруг замечаю небольшое деревянное здание, похожее на баню. Рядом припарковано два порш каена. Должно быть «сам» лично приехал изъять пакет из моих рук. Робко захожу в прихожую. Двое охранников смыкают ряды и вопросительно кивают. «Я из „МусорВОЗпрома“, деньги привезла», — испуганно шепчу я. Меня провожают в комнату. На кресле возле камина развалился один из героев «бригады». Лысый, коренастый, в черном костюме и с золотой цепью на шее. Все как я и предполагала. Он криво улыбается.

16.45

— Присаживайтесь.

— Спасибо, я ненадолго.

— Садись, говорю.

Понимаю, что нужно сесть. «Чаю ей налейте». Охранник наливает мне поварешкой чай из ведра, подвешенного над камином. Во втором ведре варится какая-то каша, неприятно булькая и пузырясь. «Наверное, привык к тюремной баланде», — вскользь думаю я.

«Ну что, давай знакомиться, — хрипит хозяин свалки, — я тебе сразу скажу, ты мне нравишься, давай поужинаем вместе сегодня». Понимаю, что единственный путь к спасению — корчить из себя нестерпимую дуру. «Вы знаете, это вот для вас хухры-мухры, шуры-муры, а я девушка старой закалки. Для меня это очень серьезно». Натягиваю юбку на колени. «А я люблю старой закалки», — говорит лысый и расплывается в улыбке.

Не помню, какой бред несла, но в следующие 5 минут я уже пролетала мимо охранников. А вслед мне раздавалось хриплое: «Если кто обидит — скажи. Только скажи не тогда, когда уже поздно, а заранее… Леночка».

17.25 Да чтобы я. Еще раз. Сюда поехала. Ни за что! Пусть директор сам проводит вечера в этой прекрасной компании. Отзваниваюсь директору. Пересказываю все, что со мной произошло на свалке. Он участливо переспрашивает: «Ну, а ты что сказала, согласилась? Может ты скидочку нам какую-нибудь выбьешь?» Ну уж нет! Давайте вы сами с ним на свидание пойдете. И ничего, что у него шрам через всю голову, как будто там топор торчал пару лет назад. Может, он человек хороший.

18.00 Мой рабочий день окончен. Вечером я всегда думаю, что зря не устроилась в чебуречную или в цветочный магазин. Там-то я бы не переживала за пухто, не ругалась с небритыми водителями, не ездила бы по свалкам к бандитам и не несла бы такой ответственности на руководящей должности. Звонок вырывает меня из размышлений о нелегкой жизни руководителя. «Алло. А, привет. Да-да, все в силе. Давай через час возле Синема Парк». В голову лезет какая-то романтическая чушь. Вроде того, что в фильмах обычно так и начинается знакомство всей жизни: ну типа у него укроп в зубах, она курицу жует. А потом оказывается что они походят друг-другу как две половинки одного яблока.

20.55 Выходим из кино, весело смеясь. Он очень мил, хотя и неуклюж. Говорит, что запарковал свой автомобиль далеко от кинотеатра. Решаю подвезти его к машине. А почему бы и нет. Он мне понравился. Может быть, он моя яблочная половина, кто знает. На улице уже темно, накрапывает не то дождь, не то снег. Дорога напоминает каток. Я то и дело взглядываю на моего нового знакомого. И вдруг — стоп! Резко жму педаль тормоза и мы утыкаемся носами в переднюю панель. Какой-то сумасшедший пешеход выбежал на красный прямо мне под колеса. Парень, который тоже был занят разглядыванием исподтишка моего профиля, никак не ожидал резкого торможения. От испуга и неожиданности он не сдержался… и поддал газа (такого человеческого, не машинного). И сам настолько ужаснулся происходящему, что покраснел, выскочил из машины и умчался в ночь… И почему питерские мужчины такие стыдливые?

22.00 Выключаю свет и натягиваю одеяло до подбородка. Еще одна попытка найти свою полвинку потерпела фиаско, так и не успев отыграть вступление. Ну, значит не мой человек. Надо лучше подумать, как завтра выводить из запоя Яичкина. И дать объявление о наборе персонала… начальника автоколонны… Камазы, слесари… пухто…

Записала Дарья Бойко

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить