Карнавал не удался

Наш автор Полина Калинина мечтала нарядиться на корпоратив Губкой Бобом. Коллеги не оценили.

Карнавал не удался

Мой офис населяют гадкие, бесчувственные, как морские медузы, люди. К корпоративному празднику мы с Маринкой усердно мастерили наряды. Я мечтала обернуться Губкой Бобом, Марина пыталась принять обличье Патрика. Об этом знали все наши коллеги. Впрочем, не будем забегать вперед.

ДУШЕВНОЕ СОСТОЯНИЕ: Подавленное — в мире нет справедли-вости!

Я не могла и предположить, насколько неразвита индустрия элегантного праздничного костюма в нашей демократичной стране. Если вы решили поразить коллег и друзей чем-нибудь оригинальным, просто забудьте обэтом. В магазинах можно найти только наряды горничной, медсестры, Красной Шапочки и монашки — все для обретения гармонии в личной жизни. Мальчикам положено перевоплощаться в спайдерменов, Дедов Морозов и Котов в сапогах. Таким скудным ассортиментом ограничивается воображение производителей. Так что остается разве что вспомнить детские годы, вооружиться ножницами, нитками и иголкой, цветной бумагой, обрезками ткани и верой в самое лучшее. Возможно, вам повезет — вы внезапно откроете в себе талант дольчегаббаны, и ваш наряд поразит общественность в самое сердце. В противном случае, несмотря на бессонные ночи, исколотые пальцы и поддержку близких («Ого! — сказал Олег, увидев меня в момент примерки. — Ты что, оденешься матрасом?»), вряд ли вы станете королевой карнавала.

ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ:

Я точно не дольчегаббана. Хотя бы потому, что боюсь швейной машинки. А вдруг она нападет на меня и прошьет насквозь мои гениальные пальцы? Именно так я объясняла учительнице нежелание шить фартук на уроке труда. Так что процесс создания образа Губки Боба дался мне с трудом. Во‑первых, хотелось бы обратиться к производителям матрасов: «Дорогие производители, ваша продукция чрезвычайно неудобна для творчества! Одумайтесь!» Во‑вторых, передаю привет от Марины изготовителям шторок для ванной — морские звезды из вашего товара получаются скверные. Маринкин Патрик больше всего напоминал толстую розовую елку. В-третьих… Что было в-третьих, противно вспоминать.

В день икс мы с Мариной решили встретиться в метро, чтобы прибыть в боулинг-клуб вместе и тем самым сделать наше появление более эффектным. Оказалось, не все жители города толерантны к Губке Бобу и Патрику. Некоторые граждане выглядели довольно испуганными. Видимо, таким образом провидение подавало нам знак не ходить на корпоративный праздник, но мы были слепы. Не удивлюсь, если охраннику нашего боулинг-клуба пришлось, например, пришивать челюсть. А администратор, по-моему, и вовсе готова была нажать тревожную кнопку, но сдержалась. Железные нервы у человека!

— Дддевушки? — предположила она. — Вы к нам?

— Мы на корпоратив! — бодро прохрипела я, выплевывая кусочек поролона. Эти матрасы все же удивительно неудобные.

— Ах, на корпорати-и-ив… — протянула администратор, но как-то неуверенно. — Ну что же, проходите.

Дверь распахнулась, и нашему взору предстали… коллеги без костюмов! И не в том смысле, что голые. Увы! Напротив, все они были в состоянии омерзительной одетости. Но среди них не было ни Котов в сапогах, ни Красной Шапочки, ни даже самой завалящей монашки! От злости я даже вспотела, Маринка отвесила поклон.

— Полина, Марина, — озабоченно поинтересовался Петр Иванович, — что с вами, вам плохо?

— Ммм! — заорала я в ответ, давясь поролоном.

— Вам разве не сказали, что карнавала не будет? — спросила Елена Прекрасная дружелюбным тоном психотерапевта.

Маринка в ответ опять поклонилась. «Марина, прекращай!» — прошипела я и дернула ее за тот край наряда, где предполагался рукав. Подруга накренилась и, теряя части костюма, начала заваливаться набок, как в замедленной съемке.

— Я падаю, — спокойно сообщила она и растянулась на полу.

Я окинула взглядом зал: Фима вытирал выступившие слезы, Елена Прекрасная сочувственно улыбалась, Петр Иванович уткнулся носом в бокал, все остальные даже не пытались скрыть смех. Они хохотали! Они хихикали! Они хрюкали, в конце концов!

— Хорошо же! — тоненько пискнула я. — Хорошо же! Подпишете вы у меня хоть один контракт!

На моих глазах выступила какая-то жидкость — то ли пот, то ли слезы, поэтому я не сразу смогла увидеть за подлыми сотрудниками еще одного человека, не из наших. Зато уж когда увидела, захотела тут же умереть. Нет, сначала убить и съесть всех коллег, а уж потом сама почить в бозе.

В глубине зала стоял бывший мужчина моей мечты — Кирилл из параллельного класса. А еще говорят, в таком большом городе, как наш, сложно встретиться. Как бы не так! Скажите, сколько вы знаете женщин, мечтающих встретить свою неудавшуюся любовь, будучи в квадратном костюме из матраса? Я лично ни одной.

— Знакомьтесь, наш новый менеджер, — представил Фима Кирилла. — Выйдет на работу после праздников.

ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ:

Не понимаю, что плохого я сделала в этом году. Я же сравнительно хороший человек. Я почти не пью, не курю, не мучаю собак и кошек. Почему же мне так не везет? Я только недавно вспоминала Кирилла и думала, что было бы интересно его увидеть. Чтобы шла я, например, по центру вся красивая, как утро в лесу. Желательно в мини-юбке. А навстречу пусть бы шел Кирилл. Несчастный и одинокий — без меня же. И чтоб он увидел мою неземную красоту и пожалел… Пожалел о том, что не пригласил меня на медляк в 10-м классе. Покусал чтоб свои локоточки! Однако вот я — стою вся потная, затянутая в поролон и синие семейные трусы. Мужские!

— Полина? — спросил Кирилл. — Ты?

— Не похожа? — огрызнулась я.

— Почему, — улыбнулся он. — Наряд отличный. Очень тебе э-э-э… к лицу.

Все! Это выше моих сил! Ни за что никогда никого не прощу! Этим людям нельзя доверять работу со мной и с игрушками. Имейте это в виду!

ПОЛИНА КАЛИНИНА
ФОТО: PHOTOXPRESS

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить