Как в кино?

1977 году на «Ленфильме» была снята картина под названием «Девочка, хочешь сниматься в кино?» В основу сценария лег нетривиальный и совершенно реальный сюжет: к девочке Инге с одноименным вопросом подходит на улице режиссер, и она… отказывается.

Как в кино?

История показалась настолько необычной, что ее решили экранизировать, — не знаю, как современные, но все советские и российские дети поголовно мечтали сняться в кино. Включая меня. Впрочем, я никак не пыталась форсировать желаемое событие — я всегда знала, что возможность представится: дело в том, что нашу семью преследовал кинорок.

Все началось с кинодебюта папы: еще мальчишкой он снялся в знаменитом советском фильме «Верные друзья». Кино снималось на Дону, и, естественно, все дети округи паслись вокруг съемочной площадки. Логичным результатом этой осады стало предложение поучаствовать в процессе. Папин киноуспех поражал умы: ему досталась роль мальчика в белой рубашке, который удит рыбу в трех километрах от съемочной площадки. Вернее было бы сказать, что роль называлась «белое пятно, которое едва можно разглядеть за две секунды на экране». Впрочем, папа был счастлив — и участию в процессе, и рыбалке с актерами, и гонорару в 10 рублей — первым в жизни заработанным деньгам!

Мама должна была сниматься дублером одной из героинь в фильме Алексея Германа «Хрусталев, машину!». И с этой историей связано одно из жесточайших разочарований моего детства. Ассистент режиссера приметила маму во время нашей прогулки в зоопарке, кажется, у вольера с жирафом. Тут же состоялись переговоры, итогом которых стал пропуск на «Ленфильм» на следующий день. Больше всех, разумеется, радовалась я. Но тут в светлое мамино кинобудущее вмешался жестокий фатум. В то время мы проживали в гостях у знакомых в огромной квартире, которая, хоть и не была коммунальной, по факту ей и являлась: там постоянно обитали какие-то друзья и друзья друзей, в частности, колоритная еврейская семья, которая готовилась к репатриации в Израиль. Еврейский муж был добрейшей души человеком, но обладал довольно устрашающей, чуть ли не хасидской, наружностью. Я боялась его до икоты и буквально немела в его присутствии. И как раз накануне феерического маминого кинодебюта добрый сосед решил подкормить меня, худенькое дитя перестройки, дефицитным в те времена сливочным маслом. Масло было второй свежести… Наутро мизансцена была такова: несчастный ребенок и унитаз. Я умоляла маму бросить меня и идти сниматься вопреки всему, тем более что меня было кому оставить. Но мама была прежде всего мамой. Пропуск таки остался лежать в шкатулке для документов — в те времена ведь не было мобильных телефонов, а никакой контактной информации, где ее искать в случае чего, ассистент режиссера не оставила…

Прошло очень много лет, и как-то так сложилось, что большинство моих друзей так или иначе связаны с кино, — актеры, режиссеры, операторы…

Я считаю их профессии одними из самых интересных в мире, но вот странность — мне ни разу даже в голову не пришло воспользоваться их служебным положением.

Но когда мне позвонил редактор Cosmo с вопросом: «Девочка, хочешь сниматься в кино?», я ни секунды не раздумывала. Конечно, хочу!

Как попасть на экран?

Как люди попадают в кино, если это не является для них заданием редакции? Адресую вопрос профессионалам. Наталья Гладких, ассистент режиссера по актерам массовых сцен:
«Люди попадают в массовку по‑разному. Кстати, не хочется называть их массовкой — мне больше нравятся „актеры второго плана“ или „актеры массовых сцен“. Так вот, у нас есть и своя база: желающие сниматься заводят свои анкеты с фотографиями. Есть многочисленные группы „ВКонтакте“, где я тоже размещаю информацию. Бывает так, что подхожу к людям на улице, если ищу какой-то определенный типаж».

Мониторинг Интернета подтверждает: сайтов, где размещаются предложения для массовки, великое множество. Есть агентства, в которых можно завести свою анкету и попасть в базу — платно или бесплатно. Есть множество групп в социальных сетях.

Камера, мотор!

Итак, в назначенный день и час я прибываю на съемочную площадку — зал ожидания Витебского вокзала -на съемки сериала «Тариф на прошлую жизнь» для телеканала" Домашний". Несмотря на хорошую погоду, не могу не порадоваться тому, что над головой в ближайшие часы все-таки будет крыша: ведь всем желающим сниматься в массовке следует помнить, что российскому кинематографу подвластно все. Например, снять зимой жаркую пляжную сцену, маскируя полутораметровые сугробы песком и сбивая сосульки с купальников актеров. А как насчет исторической картины в костюмах, полностью идентичных эпохе, когда актеры мужественно потеют в множественных слоях исторических рейтуз и пудренных париков под нестерпимым светом софитов? Так что я не могу не отметить определенное везение — эксперимент пройдет в очень комфортных условиях. Работа актера массовых сцен — часто довольно статичный труд, не зря их еще называют статистами. В хорошем фильме всего один кадр могут снимать несколько дней, а то и недель, если планируются сложные графика, трюки и большое количество массовки. Все это время статисты выполняют максимально простые и бесконечно повторяющиеся действия — сидят, стоят, идут или бегут согласно отданным съемочной группой командам. Напоминает известный анекдот: «Могу копать, могу не копать». В среднем в кино снимается до двух минут экранного времени в день, в сериалах же снимают не кадры, а сцены — от одной сцены до полной серии в день.

Конечно, теоретически вам на голову может прыгать Брюс Уиллис на лиане, и крупный план с вашим удивленным лицом обойдет весь мир, но это вряд ли. Скорее всего вам будет уготована роль доброго зрителя в девятом ряду. Я принимаю участие в одной сцене: герои в форме десантников (один из которых — «медийный» и известный по сериалу «Не родись красивой» актер Виктор Добронравов) с гитарой идут между рядами скучающих пассажиров (одного из них играю я) и поют «На поле танки грохотали», упрашивая зрителей «помочь трудовой медью». Внезапно встречают своего лощеного недруга-франта (в исполнении Сергея Марина) в умопомрачительном лазурном костюме с белым шпицем на руках. Герой (по сценарию его зовут Виталик) Виктора Добронравова презрительно сплевывает зубочистку на пол и идет с гитарой дальше, а его экранный товарищ, который идет следом с беретом для мелочи в руках, неожиданно получает от лощеного бумажку в тысячу рублей. Сцена в итоге займет секунд 20, но на репетиции, съемки и дубли уходит около четырех часов, спустя которые весь пол усеян зубочистками — после каждого дубля ассистент выдает актеру новый экземпляр.

Как проходит съемка для меня? Всех массовщиков встречает ассистент режиссера Наталья и провожает на съемочную площадку, где другой ассистент рассаживает нашу компанию согласно пожеланиям оператора, который смотрит на мониторе картинку, получающуюся в кадре. Сначала меня просят сесть в первый ряд, и только я успеваю представить себе три секунды экранного времени с моим крупным планом, что, несомненно, принесут мне славу, меня пересаживают в другой ряд. Причем спиной к камере. Ко мне подходит гример и колдует над прической — кстати, ни грима, ни специального костюма у меня не было: массовка в этой сцене изображала «людей с улицы», поэтому все было максимально естественно. Что же, мой затылок будет выглядеть в кадре презентабельно. Ладно, в конце концов это дебют. Дебют затылка…

Же не манж па си жур, или Во имя высокого искусства?

Самое время познакомиться с коллегами. Моя соседка Анна — ярко накрашенная и типажная женщина за 40 снимается в массовке уже несколько лет, причем до этого она работала по ту сторону экрана гримером.

Для нее съемки — прежде всего общение: единственный сын вырос, а подруг не так много. И, конечно, деньги. Уточняю и узнаю: смена статиста в Петербурге стоит в среднем 700 рублей в час. Продолжительность стандартной киношной смены — 12 часов, впрочем, статисты могут отработать и меньше, и все равно получат этот гонорар. Условия тоже разнятся — съемки под палящим солнцем, на студеном морозе и в комфортном зале ожидания, как сегодня, оплачиваются одинаково. Доплаты «за вредность» не существует.

По словам Анны, все «массовщики» делятся на несколько типов. Например, люди, которым срочно нужны деньги: съемки в массовке — довольно простой и быстрый способ быстрого заработка, ведь гонорар выдается в конце каждой смены. Есть еще и некоторый «соцпакет»: актеров кормят горячим обедом. Таким, как правило, все равно, где сниматься, и они не входят в те 70%, кто, оказавшись однажды в массовке, возвращается вновь.

На съемочной площадке мне встретилась целая семья — мама, папа и дочь, для которых это единственный способ заработка. Они входят в число профессиональных массовщиков, которые снимаются очень часто. Есть люди, для которых съемка в кино — прежде всего праздник, приключение и возможность увидеть известных актеров воочию, подняв при этом собственную самооценку, и деньги для них не являются главной мотивацией. Зато в перерывах, пока остальные бегут пить чай с сушками, они считают своим долгом сфотографироваться со всеми актерами, хлопушкой, режиссером, камерой, мегафоном и всем возможным реквизитом в самых замысловатых вариациях.

Часто в массовку приходят начинающие актеры или студенты театральных и киношных вузов — в надежде, что их заметят. Кстати, а какова вероятность получить хотя бы небольшую, но уже самую настоящую роль?

Наталья Гладких, ассистент режиссера по актерам массовых сцен:
«Часто на съемках массовых сцен встречаются настоящие таланты-самородки! Мы внимательно следим за статистами, харизматичные и типажные имеют все шансы начать сниматься уже в групповых сценах, небольших эпизодах с текстом. Многие, снявшись в массовке, понимают, что нашли дело своей жизни, и поступают в театральные институты. А для того чтобы понять, нужно попробовать! Студенты театральных и киношных вузов тоже часто принимают участие в массовых съемках, чтобы быть в массе событий. И я таких очень уважаю».

Анна рассказывает, что довольно скоро после начала ее карьеры в массовке ей стали предлагать роли в эпизодах, даже с текстом-кстати, гонорары в этом случае уже выше, так что есть, к чему стремиться!

Тем временем работа на съемочной площадке кипит: режиссер отдает приказания, девушка хлопает хлопушкой и объявляет сцены, сосредоточенный оператор снимает…

После многочисленных дублей и съемок общего плана сцены начинаются отдельные съемки средних и крупных планов каждого из актеров. И тут в моей кинокарьере намечается определенный прорыв: меня пересаживают в другое место, и по крайней мере средний план и несколько секунд экранной славы мне точно обеспечены, ура! Фотограф Женя неслышно проскальзывает к операторскому монитору, по которому как раз показывают меня, и делает «кадр в кадре». По‑моему, я неплохо смотрюсь на экране!

Наконец, съемки закончены. Получаю свой заслуженный гонорар — 700 рублей. Буду ли я сниматься в массовке еще раз? Вряд ли. Если бы мне представилась такая возможность, я наверняка связала бы свою профессию с кино, но только по ту сторону камеры — атмосфера съемочной площадки действительно действует, «как наркотик», сюда хочется возвращаться снова и снова, просто всем в разном качестве: кто-то мечтает видеть себя на экранах, а для кого-то вся жизнь — в самом процессе создания фильмов. Наверное, я могла бы примкнуть к последним. Но эксперимент показал: волшебный мир кино доступен абсолютно всем!

Ира Николаева

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить