Как развить в себе способности?

Какие-то преодоления делаю нас лучше, другие — загоняют в тупик.

Как развить в себе способности?

Хорошо некоторым. Одна с детства оперировала кукол, в лагере сделала хулигану Савельеву искусственное дыхание, потом поступила в медицинский и теперь в больницу (на работу) ходит как на праздник. Вторая кукол не оперировала, а стригла и вот уже стрижет настоящих девушек в лучшем салоне города. Третья была звездой спортшколы, считает медали…

А если все наоборот? Сердце рвется в медицину, а глаза боятся крови. Душа мечтает о публичных выступлениях, а речевой аппарат — о логопеде и борьбе с заиканием. Стоит ли преодолевать все трудности на пути к работе мечты или проще и эффективнее сменить саму мечту? Однозначного ответа нет.

Про Джоан Роулинг и Элю

Историю «мамы» Гарри Поттера зна­ют почти все. Первую книгу Джоан о мальчике-волшебнике отвергло 12 издательств. И лишь главный редактор тринадцатого (наверняка полукровка, а не магл, как все остальные) принял роман. Да и тот по‑доброму посоветовал Роулинг найти постоянную работу: мол, детские книги много денег не принесут. Да, ошибся, но вошел в историю.

Что было дальше, знают все. Эля тоже знала, и не понаслышке: ее способности не раз ставили под сомнение. Сначала экзаменаторы в художественном вузе родного города, потом — заказчики. Неудачи закончились с переездом в Питер. Этот банальный ход оказался верным. Элины эксперименты с сочетанием цвета и фактур вдруг пришлись по вкусу взыскательной публике. И теперь девушка — дорогой и востребованный целевой аудиторией дизайнер.

С другой стороны

Роулинг одна, а графоманов — тысячи. И так не только у писателей. Чуть ли не каждому второму из известных актеров указывали на дверь во время кастингов и проб. Но ведь и неизвестных отправляли туда же. И на один непризнанный талант приходится 100 просто непризнанных. Никакое упорство их не спасает.

А слово «непризнанность» портит жизнь. Неудача становится прикрытием, защитой. Ею оправдывают безденежье, дурной характер, сложности в личной жизни. И потому уже как-то не слишком стремятся преуспеть.

Ну это в самом грустном и редком варианте. Чтобы не попасть в западню, вероятно, стоит все-таки освоить другую профессию и поставить себе срок, за который ты готова достичь чего-то конкретно. Например, так: через два года не освою профессию бухгалтера — пойду в менеджеры. Или хотя бы научусь считать…

Про адмирала Нельсона и Верочку

Горацио Нельсон, храбрый адмирал английского флота, в детстве был хилым и болезненным ребенком. И это полбеды: в те времена такие мальчики могли рассчитывать на военную карьеру. Вспомним хотя бы Суворова. Но любимый мужчина леди Га­мильтон еще и страдал от морской болезни. Однако море манило и звало даже больше, чем упомянутая леди. И дозвалось.

Подобных случаев множество. Оратор Демосфен на заре карьеры говорил тихо и невнятно, боялся громких звуков и нервно дергал плечом во время выступления. Он набирал в рот гальку и старался говорить четко. Тренировал красноречие на берегу, перекрикивая шум волн. Привязывал меч так, чтобы, вздрагивая, цеплять его плечом, и избавился от вредной привычки.

Антуан де Сент-Экзюпери был левшой, что вносило трудности в жизнь военного летчика. Рост известного баскетболиста НБА Тайрона Куртиса Богза по прозвищу Магси достигал всего метра шестидесяти. Чудесный детский иллюстратор Виктор Чижиков, автор олимпийского Мишки, страдал от дальтонизма и всю жизнь боролся с недугом. Говорят, жена под красками подписывала ему названия цветов.

Дальтониками многие критики считают Врубеля и Ван Гога. А сколько актеров немилосердно картавило: от Сталлоне и Мэрилин Монро до Охлобыстина и Гоши Куценко.

Вера тоже картавила и, как писали в старых романах, слегка пришепетывала. Одноклассницы ее передразнивали, одноклассники не обращали внимания, и лишь диджей любимого радио каждое утро приветствовал тепло и дружелюбно. Не удивительно, что Вера мечтала работать на радио. Поступила на филфак, подрабатывала где могла и все деньги тратила на логопеда и психолога. Сейчас она известная в своем родном городе радиоведущая. Профессию любит, а заодно еще получает второе образование — логопед-дефектолог. Не Нельсон, конечно, но вполне собой довольна.

С другой стороны

Необходимо трезво оценивать возможности своего организма. Какие-то преодоления делают нас лучше и здоровее, в то время как другие — загоняют в тупик.

Женя хотела быть ветеринаром, но на третьем курсе у нее началась жесточайшая аллергия, в том числе и на шерсть животных. Лечилась, глотала антигистамины, терла слезящиеся глаза, записалась на какую-то долгую и дорогую терапию. Закончилось все приступом астмы и жестким ультиматумом со стороны мужа. Сейчас Женя преподает биологию в школе и помогает приютам для животных. В общем, нашла себя, более или менее. Почти как художник Шарль Мерион. Испытывая трудности с различением красного и желтого цветов, он в конце концов ушел из живописи в гравюру. И, говорят, не слишком об этом жалел.

Про всех-всех-всех

Но самое важное, наверное, в том, что ты не одна в этом мире, в компании, в кабинете. Под твои эксперименты попадают еще и коллеги, клиенты, пациенты, ученики — в общем, все те, на ком ты вольно или невольно оттачиваешь свое мастерство.

Конечно, профессия профессии рознь, и хирург без способностей опаснее такого же парикмахера. А рассеянный забывчивый бухгалтер, несдержанный учитель, водитель, путающий право и лево, — совсем не те, с кем хочется иметь дело. Как бы они не старались и какими бы прекрасными не были их мечты.

«Хотите освоить новую профессию, но у вас нет времени, способностей или финансовых возможностей? Мы вам поможем осуществить мечту детства!» Угадайте с трех раз, чем занимаются эти добрые люди? Правильно, продажей поддельных дипломов. Интересно, об этом они мечтали в школе?

ТЕКСТ: Арина Борисова

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить