Дело жизни

В сентябре этого года издательство «ЭКСМО» выпустит книгу Надежды Копытиной — одной из самых успешных женщин России

Дело жизни

В сентябре этого года издательство «ЭКСМО» выпустит книгу Надежды Копытиной — одной из самых успешных женщин России, предпринимателя, творческой личности и мецената, за 20 лет прошедшей путь от «челнока» до президента компании с оборотом в 30 миллионов долларов. Эта книга и очень интересная биография, и полезный бизнес-навигатор. У тебя есть возможность раньше других ознакомиться с одной из глав.

Несколько слов в защиту кувшина с молоком
«С чего начать? «, «Что самое главное на этапе становления бизнеса?» — самые частые вопросы, которые задают мне журналисты. Отвечать одно и то же — «С продаж!» — мне, конечно, надоело, но другого ответа нет. Если ты умеешь качественно продавать товары, идею или свои знания и навыки, у тебя уже есть все необходимое для создания успешного бизнеса или карьеры.
Именно в неумении продавать и даже больше — во внутреннем неприятии самого слова «продажи» и кроется причина, по которой для многих в нашей стране организация своего дела остается недостижимой мечтой о личном успехе, душевной гармонии и достатке. В мир торговли и западного бизнеса мы свалились совершенно неподготовленными: хорошо помню времена, когда все, что было связано с торговлей, называлось спекуляцией, а о тех, кто занимался этим постыдным делом, «барыгах-торгашах», говорили морща нос.
На подкорке нашего сознания было высечено золотыми буквами: «Продать что-то соседу, другу или родственнику — плохо, активно торговать своими знаниями и навыками, добиваясь, например, повышения по службе, — стыдно». В культивируемом тогда представлении о правильном мироустройстве главным термином было не «продать», а «устроиться», надо было попасть в правильную обойму, чтобы наконец расслабиться и ползти себе потихоньку по карьерной лестнице, ничего особо не предпринимая для получения сладкой плюшки. Поэтому, оказавшись в мире, где за плюшки надо бороться, многие и потеряли ориентацию.
Из этого леса каждый выбирается по‑своему. Некоторые продолжают суетиться около наглухо заколоченного окошка с надписью «Раздача», другие оказываются в местах, где водится бесплатный сыр, а кое-кого жизнь закидывает прямиком в горшок со сметаной, как тех лягушек из сказки. Одна смирилась и благополучно утонула, а другая изо всех сил молотила лапками, пока не взбила комок масла. Мне повезло — я свалилась в такой горшок в восемнадцатилетнем возрасте. Дело было так.
Второй год подряд не пройдя по конкурсу на экономический факультет МГУ, я решила больше домой, в родной Нижневартовск, не возвращаться и сдала документы в политехникум Моссовета на ул. Марины Расковой. И тут же расслабилась и проиграла в наперстки все деньги, которые дали мне с собой родители. Вот так и получилось, что я, комсомолка, спортсменка, круглая отличница и активистка, занялась тем, что и в моей семье считалось постыдным делом, то есть спекуляцией. Жизнь заставила меня «работать лапками», взбивая сметану на московских рынках и в комиссионках…

«Мы диалектику учили не по Гегелю…»

Мой персональный экономфак располагался совсем рядышком с МГУ — под Лениным, на рынке в Лужниках, в самом центре зарождающегося стихийного предпринимательства. В учителя я выбрала совершенно необыкновенного человека.
С Юрой мы познакомились в общежитии Института нефти и газа. В перерывах между вступительными экзаменами я заехала туда в гости к подруге. Юра сразил меня: открытый, оптимистичный, всегда готовый для друзей-товарищей последнюю рубашку снять. Без него я вряд ли бы решилась заняться продажей вещей, которые привозили в Москву на реализацию иностранные студенты. Им тоже надо было на что-то жить.
У Юры была легкая рука относительно денег, про таких говорят «фартовый». Больше всего меня поражало, как в период острого безденежья он лежал около телефона и «колдовал»: «Телефона, телефона, дай хлеба!» И телефон звонил, и кому-то нужен был принтер, и Юра всегда знал, где взять его подешевле, чтобы продать звонившему подороже.
Сначала мы стремились сделать какие-то эксклюзивные закупки, а потом кто-то посоветовал нам попробовать заняться оптовыми продажами. Мы взяли кредит (под 10 процентов в месяц!) и привезли из Сингапура два контейнера видеокассет. Как выяснилось, бракованных. С огромным трудом нам удалось продать их за две трети от себестоимости, и с этими деньгами мы тут же вылетели в Южную Корею, где купили кожаные перчатки с лейблом Maid in Italy, которые продали в Москве в четыре раза дороже. Так начался наш с Юрой челночный бизнес.
Спустя много лет после того, как мы расстались, я, оказавшись в сложной ситуации, вдруг подумала: а как бы разрешил этот вопрос Юра? И вспомнила, как он учил меня жить легко и с удовольствием, подходить ко всему играючи. Полная ностальгии, тут же отправила ему sms с благодарностью… По‑моему, я его этим слегка испугала, по крайней мере, он заподозрил какой-то подвох. Никакого подвоха: моя обида на него давно рассеялась.

Фундамент ледяного королевства
Хотя тогда я даже представить не могла, что прощу измену. Обида была фантастической, и я, подхватив нашу трехлетнюю дочь, в одночасье собралась и уехала, бросив на произвол судьбы, то есть на Юру, все незавершенные сделки.
Успокоившись немного, я стала напряженно думать, чем же теперь заняться. И тогда вспомнила о существовании крабовых палочек.
С двумя Вальдесами, акционерами литовской компании «Вичинай», я познакомилась в самолете, когда возвращалась из Кореи. Они присели рядом и 8 часов подряд объясняли, что я должна немедленно заняться их продукцией. К тому времени я уже порядком подустала от торговли одеждой. Поэтому при первой же возможности я полетела в Литву проверить, существуют ли в действительности эти два красавца.
Все оказалось на месте: и Вальдесы, и море крабовых палочек. Я взяла на реализацию партию, арендовала в Москве холодильник, наняла девушку обзванивать магазины, ни шатко ни валко что-то у нас стало продаваться. Обо всем этом я и вспомнила, расставшись с Юрой. Не долго думая снова отправилась в Литву и попросила у Вальдесов товарный кредит. Наши интересы совпали: литовцы были крайне заинтересованы в продвижении их продукции в России. Я не ограничилась доставкой продуктов в магазины через товароведов, а начала торговать с пандуса на хладокомбинате № 3 в районе «Павелецкой», где арендовала холодильную камеру. Параллельно приглядывалась к опыту соседей, торгующих рядом, изучала их ассортимент и т. д., и т. п.
…Так в моей жизни началась новая эра — эра замороженных морепродуктов.

Для чего нужна скорость
В 1996 году впервые за довольно долгий период времени я поехала отдохнуть, причем не куда-нибудь, а в Бразилию. Провожая меня, все друзья, как сговорившись, поставили передо мной цель: найти за время этой поездки нового партнера — хочешь в жизни, хочешь в бизнесе. Ничего против этого не имела. В моем стремительно развивающемся «ледяном» бизнесе я чувствовала очень большую перспективу, такую, что двигаться дальше одной было страшновато, да и опыта, достаточного для постановки дела с размахом, у меня не было.
Видных мужчин в нашей туристической группе, путешествующей по Бразилии, было немало, но просто курортный роман меня не интересовал. Владимир Степанкин прежде всего очаровал меня как потрясающий собеседник. Никаких дежурных шуток, глубокие мысли, прекрасно поставленная речь. Владимир оказался известным ученым-физиком, в научном багаже которого имелся целый ряд изобретений и патентов. Общаться с ним было сплошным удовольствием, но когда он поинтересовался моим родом деятельности…
Как сейчас помню этот разговор. Сижу я и думаю, может быть, лучше не говорить, что я зарабатываю на жизнь, продавая крабовые палочки. Может, лучше наврать этому замечательному человеку, что меня содержит какой-нибудь мужчина? Быть содержанкой, наверное, приличнее, чем спекулянткой. Эти мысли галопом промчались в моей голове, но все-таки я выдавила из себя правду, снабдив ее нелестными комментариями относительно приземленного характера моей деятельности.
На это Володя категорически возразил, что я просто не понимаю своей ценности, потому что, согласно статистике, дар предпринимателя имеют всего лишь пять процентов населения. По сути, тогда Володя дал мне путевку в жизнь, укрепив меня в мысли, что, во-первых, занимаюсь я достойным делом, а во-вторых, этим нужно продолжать заниматься. Оставалось только одно — убедить этого прекрасного человека обратить внимание не только на меня, но и на мой бизнес…
Володя, как говорится, долго сопротивлялся, но потом охотно согласился. Наши романтические отношения продолжались недолго, но — уникальный случай! — расставшись как любовники, мы умудрились остаться бизнес-партнерами и хорошими друзьями.
Вдвоем нам работалось легко. Как ученому Владимиру было важно реализовывать свои идеи, а мне нравилось все это внедрять. Лет пять я, по-моему, просто молчала, впитывая как губка все, что он говорил, изо всех сил стараясь быть достойной ученицей. За 10 лет нашего сотрудничества — с 1996 по 2006 год — была проделана колоссальная работа. Большие возможности вовлекали нас в новые и новые проекты: а почему бы нам не построить агрокомплекс? не открыть сеть ресторанов? не приобрести завод? И все это тут же начинало строиться, открываться, приобретаться. Мы все делали так быстро, что за нами документы не успевали. Непонятно было только одно — куда мы так торопились? Такими темпами недолго было и с дистанции сойти, к чему, собственно, все и шло…

Эхо со дна наперстка
В 2000 году в моей жизни произошли очень важные изменения: я познакомилась с Антоном Копытиным и вышла за него замуж. Предложение пригласить его в бизнес сделал Владимир. Я серьезно сомневалась в разумности этого шага: близкие люди в одном бизнесе — это не всегда хорошо. Но, подумав, поняла, что Володя прав, ведь нам, великим спринтерам, просто некогда заниматься такими «мелочами», как регулярный менеджмент. Тем более у Антона за плечами огромный опыт управления большим бизнесом и вообще его мне так и представили при первом знакомстве: гениальный менеджер.
Едва окунувшись в дела «Ледово», гениальный менеджер пришел в ужас… Он обвинил нас со Степанкиным в непрофессионализме, в том, что наши бизнес-планы — фикция, что мы влезли в кучу проектов, не удосужившись ничего толком рассчитать, то есть упрекнул нас в том, чем мы всегда так гордились — нашим умением делать все очень быстро. Мы оскорбились и посоветовали ему, раз он такой умный, самому сделать все как надо. И Антон бросился сдавать в эксплуатацию агрокомплекс, параллельно оформляя и разрешение на строительство, и собственность на землю.
Наводя порядок и создавая системность, Антон привнес в бизнес очень многое, но и у нас с Владимиром была своя правда… В общем, атмосфера была не из легких: тлел конфликт между владельцами бизнеса и наемным директором, при этом самый большой дискомфорт испытывала я. Продолжалось это вплоть до 2006 года, когда Володя сообщил, что уходит, потому что и ему пора создавать свою семью, после чего практически в одночасье отбыл и из бизнеса, и из страны, то есть поступил ровно так же, как я когда-то, сбежав от Юры и оставив на него все незавершенные сделки.
Расставшись с Володей, я начала новую историю, но снова пришла к аналогичному результату, несопоставим был только масштаб предстоящих потерь. Одна на другую наложились сразу несколько финансовых сделок, и, чтобы рассчитаться по кредитам, нужно было отдать все полученные активы. Доигрались…

ФОТО: ВИКТОР БОЙКО



 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить