Дело в жизни

Ты когда-нибудь пробовала спорить с адвокатом? А петь караоке при победителе международных музыкальных конкурсов?

Дело в жизни

Ты когда-нибудь пробовала спорить с адвокатом? А петь караоке при победителе международных музыкальных конкурсов? Ну или хотя бы лихо проезжать под знак, когда рядом с тобой сидит твой бывший одноклассник-гаишник? Не советую. Работа влияет на самого человека больше, чем на его благосостояние. Некоторые даже называют этот феномен профессиональной деформацией.

Адвокат потратил бы два часа, чтобы убедить тебя в несостоятельности твоего мнения относительно свежести представленного обвинением пирожного типа «эклер» (протестую, Ваша честь!). Певец мирно грохнулся бы в обморок после первой же строчки «Катя, возьми телефон!" в твоем исполнении. А гаишник произнес бы «Нарушаем?» и выписал штраф на салфетке.
Выражение «профессиональная деформация» могло легко использоваться в лексиконе пластических хирургов. Рыбьи губы и грудь размером с купола Тадж-Махала — чем не деформация. И действительно, по части взаимосвязи между жизнью и работой врачи попадают в группу риска первыми.

Моей подруге очень нравились медработники

«Мне кажется, они такие сексуальные!" - говорила она с придыханием и шла в поликлинику что-нибудь себе обследовать. Наконец она познакомилась с молодым эскулапом. Щеки сексуального медработника часто принимали оттенок креста на «скорой помощи», он немножко заикался, но в длину, то есть в высоту, насчитывал два с лишним метра. В час «икс», когда тянуть уж было некуда и настал черед самых важных слов, он трогательно взял мою подругу за запястье, набрал в легкие воздуха и… глядя на наручные часы, начал считать пульс.
- Ты что?! - зашипела она.
- Ой! Действительно! - смутился возлюбленный и виновато пожал плечами: — У тебя 120, дышишь тяжело. Ничего не болит?
Потом они, конечно, поженились и живут долго и счастливо.

Моя другая подруга Настя тоже вышла замуж за врача
За уролога с традиционным грузинским именем Ромео. Как-то раз мы большой толпой поехали на шашлыки. В разгар веселья ко мне подошел Ромик с озабоченным лицом и двумя шампурами. «Давно это у него?» — спросил он, кивая в сторону моего друга, и протянул мне шампур. «В каком смысле?» — испугалась я. «Ты не замечаешь? — изумился Ромик. — Он же слишком часто писает!" Я подавилась шашлыком. «И зачем ты на него внимание обращаешь, — невозмутимо проронила Настя, — он же сумасшедший. У них в отделении все такие. Хотя лучше бы, конечно, твоему провериться».

Моя мама мечтала стать учительницей младших классов
Но не успела пострадать от профдемормации. В 16 лет, когда она познакомилась с папой, ей хотелось не только учить детишек, но и замуж. И первое ее желание ужаснуло папу даже больше, чем второе. Он сказал: «Только через мой труп!" Папина смерть маме была крайне невыгодна. Она поинтересовалась, что конкретно любимый имеет против педагогики. Тот хорошенько подумал и сказал: «Все!" И добавил: «Учителя как начнут на работе поучать, дома не остановишь! Вспомни тетю Свету с третьего этажа. А у меня, между прочим, тройка по поведению».
Преподавательницу русского и литературы Светлану Георгиевну боялись все. Даже я. Даже мой пес Джип ангельского характера. Даже участковый Иван Васильевич Петушков.
- Здрасти, теть Свет! - выпаливали мы, пробегая мимо старушки.
- Не «здрасти"! А «здравствуйте"! - поправляла она и добавляла: — Какие неприятные дети!
- Иван! - командовала тетя Света участковому, и тот замирал перед ней по стойке «смирно». — Ты до сих пор не ладишь с запятыми? Как это грустно! Я бы сказала, не-при-ем-ле-мо.
Мама стала инженером.

Примерно сто лет назад я решила поступить на юрфак
Папа кричал: «Бестолочь!" Мама заламывала руки и умоляла не ходить на отделение уголовного права. «На фене начнем говорить!" - уверяла она. «Не на, а по, — поправляла я. — Не говорить, а ботать». И шла готовиться к экзаменам. «Скажите спасибо, что не на актерский!" - утешала я родителей и выдерживала МХАТовскую паузу, давая понять, что бывает гораздо хуже.
На первом курсе мы познакомились с Владиленом Амвросиевичем, кото-
рый до преподавательской карьеры 25 лет проработал в прокуратуре. «Боитесь?» — спросил он перед экзаменом и плотоядно улыбнулся. «Боимся!" - признались мы. «Это правильно!" На экзамене он сажал студентов в шахматном порядке, а каждому отвечающему светил в лицо настольной лампой. «Привычка!" - пояснил он, когда я, зажмурившись, села отвечать по билету.
- Это еще что, — сказала сокурсница Леночка, получив у Владилена пятерку, — мой папочка до сих пор следователем работает и со всеми моими знакомыми заводит такую светскую беседу: «Фамилия? Год рождения? Привлекался?» По‑моему, любой папа был бы счастлив перенять такую манеру общения, особенно когда дело касается дочкиных женихов…

С судмедэкспертом я познакомилась через одноклассницу Ксению

«Ты не бойся папу, — вздохнула она. — Вообще-то он ничего». Я и не боялась: не стоматолог же и не маньяк. Валентин Николаевич встретил нас в дверях с суровым лицом. «На улице темно! - молвил он, пропустив нас в коридор. — Вы где были?!" Я непрозорливо решила оправдаться: «Но ведь шесть вечера всего…» — «Вот сегодня привезли труп девушки, — покачал головой Валентин Николаевич, — она тоже считала, что «шесть вечера всего"!
Я загрустила. Девушку было жалко. Но, как выяснилось, бывает и хуже. Муж моей знакомой, патологоанатом, например, не может оторваться от любимой профессии ни на минуту, так что трапезничать с ним — сплошное «удовольствие». «Вскрывал я нынче труп, — живо делится приятный дядечка, ковыряясь в тарелке с ризотто, — так там опарыши были, ну точно такие же, как эти рисинки!"

Совершенно неизлечимый случай — работники информацион­ных технологий
Кажется, они мыслят килобайтами и презирают все живое, в смысле не связанное с компьютерами. Признайтесь, у каждой из вас есть знакомый айтишник, который, придя в гости, прежде выставленного на стол салата и присутствующих дам замечает ноутбук и бросается к нему с криком: «У тебя какой мордотурбофуфулятор? 14356-й?»

Деформации подвергаются граждане публичных профессий (даже если они публичны только самую малость)
Недавно моя подруга Женя на «Одноклассниках» написала традиционное «как дела?» своей знакомой, которую не видела 10 лет. Та ответила: «Работаю на телевидении, в курсе жизни страны и региона, поставляем новости оперативно и качественно». Женя удивилась и решила повременить со встречей еще лет 15.

Сестра другой моей подруги всего-навсего устроилась на работу в обувной магазин
Спустя некоторое время гулять с ней по улицам стало невозможно. «Босоножки «Веселый дровосек», артикул 39672, — начинала бормотать несчастная, устремив взор на чужие ноги. — «Детская радость», сандалии…» А потом она изменила обуви с джинсами — и горячо принялась обсуждать со всеми друзьями и знакомыми низкую посадку и качество прострочки. Хорошая девушка, милая. В сентябре подруга выходит работать в отдел женского белья — повеселимся.

Если у тебя есть в запасе подобные истории, храни их при себе. И ни за что не рассказывай знакомым журналистам. Потому что они все услышанное и увиденное превращают в материал для статей. Сама видишь!

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить