ЮАР: черно-белый калейдоскоп

ЮАР — иначе и не скажешь! — настоящая страна контрастов. Контрастов между белым и черным, между современной цивилизацией и древними культурами. Только здесь идеальная европейская дорога может привести к самым настоящим горячим африканским приключениям.

ЮАР: черно-белый калейдоскоп

путешествияЮАР — иначе и не скажешь! — настоящая страна контрастов. Контрастов между белым и черным, между современной цивилизацией и древними культурами. Только здесь идеальная европейская дорога может привести к самым настоящим горячим африканским приключениям. Но нам с нашим надежным партнером — туристической компанией «Содис» — крутые повороты не были страшны.

Кейптаун
День первый-шестой.
Длинная-длинная улица Кейптауна

Границу Намибии и ЮАР мы пересекли на комфортабельном двухэтажном автобусе, даже не заметив паспортного контроля. Только переехали шлагбаум — начались поля, аккуратные, цветущие, как и вся экономика страны. Вдали засверкали небоскребы Кейптауна.

ЮАР В СТИЛЕ COSMO
Побалуй себя:

Великолепный говяжий стейк — от $5.

Вино — от $4 за бутылку.

Устрицы — $6 дюжина.

Оказавшись в городе, мы сразу же отправились на Лонг-стрит — самую подходящую улицу для независимых и молодых. Чем дольше мы шли, тем ближе становился захватывающий вид Столовой горы — главной достопримечательности Кейптауна. Туда-то мы и отправились на следующее утро. Подняться на гору можно на фуникулере, но этот вариант явно не для нас! Мы выбрали один из предлагаемых пешеходных маршрутов, двухчасовой, и начали восхождение. День был отличный, но нас предупредили, что гора опасна и капризна и часто меняет погоду, поэтому все, кто в одиночку совершает восхождение, должны иметь при себе мобильные телефоны — на случай экстремальных ситуаций.

ТВОИ РАСХОДЫ:

Виза — $47.

Билет Москва — Йоханнесбург — Москва — от $800.

Ужин на двоих — от $20.

Бюджет на 2 недели (включает проживание, питание, внутренние переезды, экскурсии и развлечения) — от $700.

На каждом повороте открывались изумительные виды, а когда мы добрались до середины горы, перед глазами раскинулся весь Кейптаун. На вершине выяснилось, что на весь маршрут ушел всего час! Но мы уже видели следующую цель — Уотерфронт, главную набережную города, место вечернего променада, роскошных кафе и магазинов. Решаем отправиться на устрично-винный фестиваль, который проходит здесь каждый год.

ПОПРОБУЙ НА СОБСТВЕННОМ ОПЫТЕ

Дайвинг (погружение в клетке) с большой белой акулой — от $50.

Тур по винным плантациям Стелленбош (с дегустацией) — $20.

Тур на остров Робен — $25.

Восхождение на Столовую гору (1−2 часа) — бесплатно, фуникулер — $10.

Смотреть на пингвинов в Саймонстауне — бесплатно.

Приворотное зелье в Эшоуэ — $4.

Городской тур по Эшоуэ — $5.

Танцы зулусов в Шакаленде (Эшоуэ) — $20.

Сафари в парке Крюгер — от $70.

Но утренний свет развеял плохое настроение, и прогулка к океану оказалась вполне приятной. Вода была довольно холодной, поэтому мы устроились на пирсе с бутылкой белого вина и сыром камамбер и полдня следили за серфингистами. Холод им был нипочем, а акул тут бояться не стоит — весь залив огорожен специальной сеткой. Впрочем, для желающих встретиться с акулами здесь есть особое развлечение — погружение в клетке. К лодке кровью и рыбой приманивают акул, а затем в специальной сетке погружают в воду аквалангистов-экстремалов…
На закате мы уже стояли у дверей отеля, полные решимости завтра же с утра уехать в Зулуленд.

Зулуленд
День девятый-тринадцатый.
Магия Зулуленда

Автобус из Дурбана довез нас до маленькой площади Эшоуэ — административного и культурного центра Зулуленда, земли зулусов.

В нашем отеле находился Центр культуры и туризма Зулуленда, поэтому у нас сразу же появился гид с чудесным именем Ричард, а заодно и программа на все последующие дни. С Ричардом мы тут же отправились на прогулку по городу: аккуратные улицы с домами и лужайками, рынок, несколько крупных супермаркетов и пара-тройка баров с неизменными столами для пула. На одной из улиц мы наткнулись на магазинчик, сплошь забитый пучками трав, корешков и гигантских клубней, склянок с мазями, сушеными ящерицами и рукописными таблицами по их применению. И нам стало интересно — а нет ли тут приворотного зелья? Вопрос совершенно не смутил пышную чернокожую хозяйку магазина. Она тут же стала уточнять, какое именно воздействие требуется — чтобы женился, не изменял, не пил. Нет, жениться не надо, а нужно, чтобы проявлял неугасающий интерес и чтобы не один только он, но и все поголовно. Мы окончательно развеселили хозяйку и гида. Однако она стала ловко смешивать травки и масла в специальной ступке, хитро посматривая на нас и рекламируя средство с помощью душещипательных историй. Средство было очень сильным. Влюблялись все, иногда так сильно, что в случае измены предмета любви доходило и до убийства. Мы тут же скорректировали задачу — убийств не надо, поэтому часть корешков в дело не пошла. Закончив приготовление зелья, хозяйка показала, как им пользоваться. Мы тут же решили проверить действие и, согласно рецепту, нанесли по капле на ладони, растерли и провели по лицу, как будто надевая маску.

В этот момент в лавку заглянул посетитель:
- О, какие у вас тут красивые девушки! Я хочу жениться!
- Ого! А на ком же?
- А мне нравятся обе!
- О’кей. Но сначала с тебя выкуп — 150 коров.
- Так много?
- За каждую.
- Ну хоть и дороговато, конечно, но по рукам!

Обсуждать детали сделки дальше мы не стали. Эффект от зелья не заставил себя ждать. Если так действуют средства, отпускаемые в аптеках без рецепта, то что же будет завтра на сеансе у сангомы — местного шамана!

Сангома у зулусов — шаман, народный лекарь, а также бизнес-консультант, сексопатолог и психотерапевт в одном лице. Сила сангомы не подвергается сомнению, ведь он владеет тайной общения с духами, в которых здесь верят все.

В горной деревушке царило оживление, до сеанса оставалось несколько минут. У входа в обмазанный глиной дом все снимали обувь, после чего ассистент сангомы каждому омывал стопы в специальном тазу.
Дом оказался просторнее, чем выглядел со стороны. Внутри уже было около 100 человек. Мы сели на циновки у стены. Зазвучали барабаны.

Наш сангома оказалась тучной темнокожей женщиной с проницательным взглядом в пышной юбке, бусах и шапке с прикрепленными к тулье банкнотами. Она сидела в углу на циновке и, как только зазвучали барабаны, стала произносить молитвы. Аудитория вторила. Cангома взяла принесенную посетителями бутылку водки, налила в большой стакан и поднесла нам, как иностранным гостям, и только потом — остальным. То ли водка на нас так подействовала, то ли общая атмосфера, но с каждым ударом барабана мы уносились все дальше от реальности…

Когда основная часть церемонии завершилась, сангома снова уселась в углу, и к ней тут же выстроилась огромная очередь. Кто-то не может устроиться на работу, у кого-то нет детей, кто-то болеет, а кто-то уже излечился и пришел благодарить. Судя по ежедневной многочасовой очереди, все это действительно работает. Но мы решили не испытывать судьбу — должны же быть приятные неожиданности! А с текущими проблемами мы и сами справимся, духи сангомы нас в этом уверили.

В Эшоуэ совершенно невозможно заскучать. По приезде нам выдали длиннющий список развлечений, поэтому оставшиеся два дня были забиты под завязку.
Итак, на следующий день прямо с раннего утра мы отправились на плантацию грейпфрутов. Заводик по сортировке и упаковке грейпфрутов выглядит как стократно усложненная машина для боулинга. После долгой толчеи на конвейере яркие желто-зеленые шары прокатываются по длинному полотну, попадая в подходящие по размеру ячейки, откуда их ловко выхватывают веселые девушки в голубых халатах и раскладывают в коробки. На каждой уже написан адрес — США, Германия, Англия. В воздухе стоит одуряющий аромат цитрусов.

После обеда программа продолжается в музее Vukani, где милая женщина-экскурсовод с любовью рассказывает про коллекцию плетеных корзин и глиняной посуды. Посуда и корзины выглядят просто потрясающе: тонкая роспись, изящное плетение, изумительные рисунки и подбор цветов. Недаром большинство здешних авторов выставляются в музеях Европы. Кстати, автор самых красивых и необычных корзин Руебен Ндвандве — единственный мужчина в Зулуленде, освоивший это ремесло.
Вечер можно посвятить танцам. Смотреть танцы зулусов можно в специально построенной для этого деревне Шакаленд. Выглядит приблизительно как «Мулен Руж» во Франции или «Тропикана» на Кубе — добротно, красиво, с соблюдением вековых традиций и патриотического духа.

ИМЕЙ В ВИДУ

Лучшее время для посещения ЮАР — с марта по май, а для визитов в национальные парки — июнь-июль, когда там прохладнее всего (местная зима).

Во всех городах страны и в большинстве кемпингов можно спокойно пить воду из крана — гигиенические стандарты тут очень высоки.

Приобретая бриллианты, помни, что вывоз необработанных алмазов запрещен, а на все остальные необходим сертификат.

В больших городах будь осторожна: не носи с собой крупные суммы денег и ценности. После наступления темноты рекомендуется пользоваться только услугами такси.

После танцев можно отправиться в бар. Как ни удивительно, в местных барах делать коктейли не принято. Конечно, если знаешь рецепт, то под твоим руководством смешают любые напитки, но обычно даже самые изысканные ликеры поглощаются так, как мы пьем водку. Под это дело играют в Fuzzy duck, duсky fuzz, повторяя эту фразу по кругу. Кто ошибся, пьет штрафную. Можно представить, чем обычно заканчивается вечер…
А утро, как всегда, начинается с приятных сюрпризов.

Только мы вышли на завтрак, как навстречу попался улыбающийся парень и с ходу спросил:
- Вы куда едете?
- В Свазиленд и Йоханнесбург.
- У меня есть машина. Поехали вместе.
Неужели сработало зелье? Или духи сангомы постарались? Теперь у нас был Лукас — замечательный чешский парень, с которым мы были вместе до самого конца путешествия!


Национальный парк Крюгер
День четырнадцатый.
Ужастики парка Крюгер

Въезд в Крюгер, самый большой в стране национальный парк, больше походит на въезд в королевскую резиденцию: огромные ворота с флагами, асфальт, разметка. Все идеально. Но с первого же момента как-то скучно, как будто ты в зоопарке.

Держишь в руках карту и ждешь появления большой пятерки: льва, леопарда, слона, буйвола и носорога. Несколько часов кружения по дорогам прошли безрезультатно. Видимо, львы предпочитали асфальтовым дорогам иные пути. День уже близился к концу, и мы поспешили из парка. До ближайшего городка было километров семьдесят. Вдоль дороги то и дело попадались смешные предупреждающие знаки с толстым бегемотом внутри треугольника. Но бегемот нам даже в Крюгере не встретился, не то что на дороге!

В этот момент Лукас резко повернул руль и мы чуть не оказались в кювете. Из кустов на дорогу вышел бегемотик в сопровождении своей гигантской мамаши. Мы замерли — бегемоты очень опасные животные! Однако озабоченное своими делами семейство просто вальяжно пересекло дорогу и скрылось в зарослях. Мы постояли немного, опасаясь появления главы семейства, но дорога была пуста.

Теперь понятно, почему почти везде дороги огорожены сетками, а ночью ездить не рекомендуется вообще. В ДТП с бегемотом легким испугом не отделаешься!

Йоханнесбург
День пятнадцатый-шестнадцатый.

Не только для белых

Йоханнесбург не показался нам таким страшным, как его описывали. Мы благополучно дошли до супермаркета, купили еды, прогулялись и вернулись до темноты в свой отель. А на следующий день отправились на экскурсию в Соуэто — бывшее гетто на 3,5 миллиона человек темнокожих. Здесь надо быть начеку и передвигаться только по строго оговоренным маршрутам. В Соуэто даже темнокожий гид не может обеспечить полную безопасность белым туристам. После окончания апартеида лишь немногие обитатели гетто перебрались в другие части города. Те же, кто остался, жить стали по‑разному: одни так и остались нищими и ютятся в картонных лачугах, сколоченных из рекламных щитов, другие заработали денег и отгрохали для своих семей фешенебельные особняки.

Гид торопит — мы еще не видели бывший дом Нельсона Манделы, а также мемориал Гектора Петерсона — 13-летнего студента, первой жертвы расправы над мирной демонстрацией в 1976 году. Студенты протестовали против введения языка африкаанс как основного языка в школах для местного населения. Демонстрация была жестоко подавлена. За год были арестованы и казнены более 1000 человек. Политика апартеида была в разгаре.

Музей апартеида — пожалуй, один из самых тяжелых моментов в путешествии по Африке. В огромном здании собрана коллекция документальных свидетельств расовой дискриминации в ЮАР. На входе выдают билеты с пометками «только для белых» или «только для черных». Входы тоже отдельные… Через несколько часов, потрясенные, выходим на улицу. Садимся на скамейку. Рядом присаживается темнокожая женщина. Смотрит приветливо, улыбается нам. Как же хорошо, что все это закончилось, а будущее зависит от нас.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить