Путешествие на Кубу

Море на кубе почти везде, но пляжи почему-то километрах в двадцати от города, а девушки-полицейские ходят в колготках в сеточку.

Путешествие на Кубу

Каждый раз, собираясь куда-то ехать, обещаю себе и заодно всем, кто хочет слушать: все запишу, как только вернусь, иначе забуду. Приезжаю и сразу сажусь писать — статьи про гормоны, ответы на рабочие мейлы, комментарии в «Фейсбук» и прочие «Одноклассники».

И начинается обзвон попутчиков: «А в каком отеле мы жили в Гаване?», «А как назывался музей, в который мы не пошли?», «А где мы с девчонками ходили купаться ночью — в Сьенфуэгосе, что ли?».

Можно, конечно, в очередной раз себя обругать или залезть в Интернет, чтобы сообщить читательницам то, о чем сама понятия не имеешь («Гавана была основана в 1519 году и в прошлом называлась Ла Вилла де Сан Кристобал де Ла Хабана» — исключительной полезности информация). А можно просто записать свои воспоминания, которые еще не успели выветриться. Раз не выветрились, значит, самое интересное. И вообще, если мало что помнишь, значит, отдых удался!

Эпизод с местными ценностями

Когда приезжаешь в Гавану, все сразу начинают говорить: «Дома у нас в колониальном стиле. Музеи — в колониальном стиле. Полюбуйтесь колониальным стилем!..»

Мы ходим и любуемся. И немного боимся пройтись под балконами зданий колониального стиля: есть ощущение, что они сейчас рухнут прямо на тебя, как «капитошка» из шарика с водой. Кубинцы меж тем не боятся на этих балконах томно восседать. И вообще, похоже, к какой-либо рефлексии не склонны. Девушки-полицейские разгуливают в очень неполицейских мини и, как я говорила, в колготках в сеточку. Остальные девушки тоже предпочитают мини или бриджи в облипку. Облипать там причем есть что. Кубинка Хулия поясняет: «У нас ценятся женские формы. Главное, чтобы попа была большая!» Некоторые участники группы заметно приободряются и начинают вилять тем, что особо ценится на Кубе.

И пока мы тестируем колониальный стиль, бродя по Plaza de Armas, Plaza Vieja, Plaza de la Catedral, пока пьем сок из неизвестного красного фрукта, поглядывая на Кафедральный собор, пока прикидываем, стоит ли купить в подарок детям шоколадные фигурки из шоколадного магазина или они растают уже на следующем перекрестке, мозг постепенно одолевает вопрос: почему кубинцам так хорошо?

Они ходят, как будто слегка пританцовывая. Улыбаются постоянно, причем не только нам, но и вообще друг другу, и просто так, никому, идя по улице. Предлагают себя сфотографировать (один дедушка потащил нашего фотографа к себе домой, чтобы она запечатлела его жену. Жена смущалась, фотограф тоже. Кадр все равно получился хорошим). И еще кубинцы не кричат на детей…

А меж тем здания в колониальном стиле выглядят, честно говоря, запущенно. Как тетеньки, которые когда-то были красавицами, но давно махнули на себя рукой (внутри домов и дворов тоже бывает жутковато — эдакий бандитский Петербург в хронические плюс тридцать пять, населенный темнокожими радостными людьми). А в магазинах — полупустые полки с ценами в конвертируемых песо (куках, пишутся CUC), расплачиваться которыми может себе позволить далеко не каждая семья… Да и вообще, этим бесконечным плакатам с социалистическими лозунгами эти люди явно не верят. Но во что-то же они верят. Чему-то радуются.

Так почему же им хорошо?

К вечеру, наведавшись в Музей рома и избежав похода в Музей города (его мы променяли на местное пиво из кафешки на набережной Малекон), мы решили поискать приключений.

И побрели к Капитолию. Капитолий в Гаване ничуть не хуже вашингтонского. Кубинцы говорят, даже лучше, богаче внутри. Я была в американском, даже застряла там в лифте для сенаторов, и кубинское мнение подтверждаю: в Гаване Капитолий как минимум веселее.

Правда, за Капитолием начинается не слишком веселый район. Старые дома с открытыми окнами (кажется, в них не было стекол), все те же магазины, на прилавках которых раскиданы порой пачки макарон, и очереди на автобусы, в которых стоят все еще довольные, но уставшие к вечеру кубинцы.

Темнело, мы заглядывали в окна, дошли до Китайского квартала, где не обнаружили ни одного китайца, и тут случилось странное: нам захотелось вернуться в туристический район. Кажется, со мной такое случилось впервые за всю мою жизнь путешественника. Обычно мне нравится ходить по задворкам, искать местные кафе, наблюдать за жизнью нормальных, обычных людей. И не нравится фотографировать очередную крепость XVIII века или людей в национальных костюмах, позирующих на центральной площади. А тут c периферии снова потянуло в центр. Потому что хотелось вернуть ощущение уже привычного кубинского праздника, потому что не хотелось вспоминать о советском прошлом, читать плакаты и думать о том, далеко ли ехать тем людям из автобусной очереди…

Мы пошли обратно в «причесанные» районы. И случайно увидели вывеску знаменитого на весь мир бара Floridita. Все знают, что там любил пить дайкири Хемингуэй (справедливости ради, писатель любил пить не только там, известно, что он предпочитал это делать в любом месте и помногу). В путеводителе бар смешно позиционируется как «место встречи любителей творчества Хемингуэя» — как будто туда читать приходят. В статьях, которые я просмотрела для вдохновения, «Флоридиту» почему-то ругали: мол, насквозь туристическое место, ничего аутентичного. А мне там понравилось. И дайкири там был самый вкусный за всю поездку. И публика очень приятная. Не туристы, а скорее экспаты — много американского вида бодрых дедушек, один даже в майке Hard Rock Cafe. Дедушка Хемингуэй в виде памятника в углу бара тоже выглядел молодцом. Мы просидели там всего-то часа три, и добрые чувства к Кубе вернулись.

Эпизод с кубинским роком

В Сьенфуэгос мы попали после Гаваны и сразу заметили разницу. Улицы поспокойнее, дома попроще и без колониального налета, люди тоже другие, посерьезнее, одеты менее кричаще. Сьенфуэгос — эдакий академгородок. Здесь расположен университет, что, соответственно, гарантирует наличие большого количества думающей молодежи.

Вскоре мы поняли, что молодежь здесь «надумала» много полезного. Вечером, слегка ошалев было от «Гвантанамеры» и «Команданте Че Гевара», раздающихся из каждого ресторана (живая музыка здесь в почете, или считается, что она в почете у туристов), мы вдруг ожили. Откуда-то доносилась музыка. Хорошая. Без всяких «Команданте». Это был рок!

Мы пошли на звук и оказались на самом настоящем рок-концерте. Всего в двух шагах от нашего отеля молодежь скакала под песни Led Zeppelin, Nirvana и прочих, исполняемые кубинской рок-группой. Юноши-рокеры были хороши: и с гитарой обращались правильно, и прыгали экспрессивно, и пели хорошо. В общем, стало понятно, что не одни только ром и сигары рождают кубинский драйв. Вдохновленные этим открытием, мы побежали купаться ночью. Пляж, как всегда, был где-то далеко, и мы нырнули так, с берега. Нас это уже давно не волновало.

Эпизод с философией

Варадеро — самый известный курорт. Iberostar — самый известный там пятизвездочный комплекс. Все включено, в том числе странный японский ресторан по‑кубински, итальянский ресторан (тоже с местным акцентом), коктейль-бар и удивительный пляж, откуда не хочется уходить даже в коктейль-бар.

Здесь мы прожили три дня и постигли кубинскую философию. Причем как-то интуитивно, неформулируемо.

У человека есть море. Солнце. Тридцать градусов как минимум. Живет человек не в Москве, где теперь то смог, то мороз, а на острове, где можно ходить в эротичных майках и бриджах круглый год и очень себе нравиться. И все это не на три дня или неделю, как у туристов, а на постоянной основе.

Мы лежим, думаем о том, что Москва далеко, большая попа — это и впрямь красиво, что море здесь, пожалуй, самое лучшее на Земле, а за ужином, наверное, можно выпить безалкогольную пина-коладу. Более сложных мыслей нет как нет. Ты просто улыбаешься и против воли начинаешь мурлыкать про себя «Гвантанамеру». Рома и сигар по‑прежнему не хочется.

А зачем, если и так хорошо?

Несколько хороших мест

  • Отель Melia Cohiba в Гаване — там вкусно кормят. Вообще, на Кубе с разнообразием еды дело обстоит не очень, поэтому питаться в отеле — хорошая мысль. Номера нам тоже понравились.
  • La Bodeguita DeMedio — бар в Гаване, в который хорошо бы заглянуть. Пока мы пили дайкири во «Флоридите», наши друзья потребляли мохито в «Бодегите». Говорят, очень неплохой.
  • Tropicana — знаменитое кабаре в Гаване, где устраивают сумасшедшие шоу.
  • Санта-Мария-дель-Мар — красивый пляж с белоснежным песком в 28 км от Гаваны.
  • Отель Jagua в Сьенфуэгосе. Из всех номеров — вид на море. Очень красиво вечерами. А еще там самые добрые бармены и не отказывают в чае ночью. Хотя и удивляются, конечно.

Мы придумали!

На Кубе мы почему-то постоянно выдумывали новые слова. То ли журналистская привычка, то ли заразились весельем, то ли дайкири было многовато.

  • Сигарны дивчины — девушки, которые скручивают сигары бедрами (есть тут такой вид «промышленности») и/или вообще все красивые кубинки с широкими бедрами.
  • Ром-бабы — девушки после четвертого дайкири.
  • Ром-н-ролл — тот самый рок по‑кубински в Сьенфуэгосе.
  • Кастроном — магазин, в котором ничего нет.
  • Время Че — часы работы музея Эрнесто Че Гевары в Санта-Кларе. Там на входе охрана и все всерьез, а внутри — много фотографий Че в самых разных ракурсах при разных обстоятельствах. Он очень симпатичный. Будь Клуни помоложе, мог бы его сыграть. Из юношей разве что Джош Хартнетт в сложном гриме справится.
  • Кубизм — особое состояние умиротворения (мозг отключен, руки по швам, смотришь на море, никуда не хочешь). Накрывает обычно в Варадеро.

Антонина Козлова
Фото: LEGION-MEDIA

Благодарим компанию «Натали Турс» за отличное путешествие и хорошее кубинское настроение.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить