Покорение Нью-Йорка: языковые школы

Саша Попугаева о языковых школах Нью-Йорка.

Покорение Нью-Йорка: языковые школы

«А как у тебя с английским?» — только ленивый не задал мне этот вопрос перед поездкой. Да как у всех: забытая спецшкола плюс редкие попытки вспомнить все. То, что мир сложнее диалогов из учебников, я поняла, едва ступив на американскую землю.

ВЫШЕ СРЕДНЕГО

Пороги языковых школ я обивала долго. Эта была уже третьей за вечер. Навстречу вышел улыбчивый парень, примерно мне по плечо, с ярким фингалом под глазом, и протянул руку: «Мэтт. Как насчет того, чтобы пройти тест для определения уровня?» Я закивала головой, лишь бы не отвечать, иначе пришлось бы бессовестно расхохотаться новому знакомому в лицо. Человечек с фиолетовым глазом предлагает пройти тест — ужасно смешно.

Результаты показали: у меня стабильный уровень «выше среднего». Но Мэтт определил меня в группу low advanced (то есть на ступень дальше), мотивировав решение так: «Ты справишься. Мой папа работал фотографом в Москве, и я знаю, на что способны русские женщины». Оптимистично.


ЭТО. НЕ. ТВОЕ. ДЕЛО.

Мне полагался пробный бесплатный урок, чтобы понять, что к чему, познакомиться с преподавателями. Первый, Энтони, учитель грамматики, оказался длинным мрачным канадцем, напоминающим типичного представителя семейки Адамс. Второй, ирландец Джеральд, ассоциировался у меня с таксой: рыжий, вертлявый, но с большим чувством собственного достоинства.

Джеральд попросил рассказать о себе. Решив поддержать игривый тон, я попросила его о том же. Он манерно выгнулся: «Что ты хочешь обо мне знать? Может, где я живу?» И демонически рассмеялся. «Я знаю, что все преподаватели помимо сертификата имеют еще и опыт какой-то иной работы, а часто и диплом. Вот я, например, журналист, но могу преподавать русский. А кем были вы в своей другой жизни?» Джеральд внезапно изменился в лице: «Повтори свой вопрос». Я, глупо улыбаясь, повторила. «Ты. Хочешь. Знать. Какой. У меня. Диплом?» — чеканя каждое слово и произнося все, как на аудиокнигах, переспросил Джеральд. «Да, да! Вы, наверное, актер. Угадала?» — я изо всех сил старалась быть милой. Мне искренне нравился этот человек, а еще больше его произношение. «Конечно. У меня. Есть. Диплом. Но. Это. Не. Твое. Дело. Или ты сейчас выйдешь вон, или будешь молчать до конца урока», — произнес он уже в гробовой тишине. Я онемела. Ему бы еще надеть на голову парик, поставить на каблуки — и получилась бы точная копия моей детской психотравмы. Передо мной как будто стоял фантом нашего школьного завуча.

Весь урок, как и было велено, я молчала, а по окончании решилась подойти к Джеральду. Выяснилось, что он спутал меня… с китайцами! Они очень любят скрупулезно выяснять на первом же занятии, есть ли у их учителя высшее образование и достаточно ли квалификации. А в тот день у Джеральда с утра как раз была группа китайцев.

МОСКВА — ЦЕНТР СИБИРИ

У каждого из учителей языковой школы была собственная методика и манера преподавания. Энтони придерживался классического подхода: читаем и разбираем тексты по учебнику. Только раз, когда он заменял Джеральда (а мы тогда проходили историю про мамонтенка Диму, обнаруженного в Сибири), совершенно серьезно вдруг спросил: «Я читал в газете, что русские геологи нашли и другого мамонта. Но у них кончилась еда, и они, не сразу сообразив, что мясо очень древнее, попросту его съели». Я всегда с удовольствием поддерживаю все легенды о нашей стране: что Москва — центр Сибири, а медведи разгуливают по улицам с балалайками и пьют водку с русскими мужиками. А теперь вот еще и мамонты. «Геологи, говорите? В Сибири? Да, эти еще не то могут!» — подтвердила я с видом знатока.

Джеральд на своих уроках старался донести до нашего сознания максимальное количество полезной информации: что делать, если тебя остановила полиция, как снять продажную женщину (это особенно понравилось двум итальянцам). А еще выносил на обсуждение острые политические темы, например, почему американцы мучают ни в чем не повинного Джулиана Ассанжа. «Чувствуйте себя free — я наполовину ирландец», — так он комментировал свою «свободу и демократию».

ВОПРОСЫ С СЕКСУАЛЬНЫМ ПОДТЕКСТОМ

В погоне за языком все средства хороши, даже совсем экстремальные. Еду в метро. Напротив сидит что-то явно употребивший афроамериканец и всю дорогу терроризирует вагон криками. Мирные пассажиры сгруппировались в другом конце вагона, а я осталась слушать. «Ну что ты смотришь, что смотришь? Все равно никогда не сможешь быть настоящей американкой, fuck, потому что кто такие настоящие fucking американцы? Только мы, черные. А не вы, fuck». Я внимала каждому слову. Люди же в другой части вагона испуганно жались к дверям и сочувственно посматривали на неприспособленную к жизни туристку.

Свой английский я шлифовала и с помощью глянцевых журналов, читая их опять же в метро и обводя незнакомые слова. Люди, заглядывая через плечо, должно быть, удивлялись — в тот момент я как раз изучала заметку: «Что делать, если у него маленький член». Она просто пестрела кружочками.

Однажды я увидела рекламу ресторанного каталога, но не смогла перевести слово foreplay. Словарь предлагал обтекаемую формулировку «сексуальные манипуляции». И какое отношение это имеет к кулинарии?

Я решила спросить у Энтони на уроке. Он удивился: «Почему ты задаешь вопросы с сексуальным подтекстом?» Позже выяснилось, что в каталоге имелась в виду «подготовка». Но мне еще долго припоминали: «А потом она подходит к Энтони и спрашивает: «Что такое предварительные ласки? Не могли бы вы мне на пальцах объяснить?»

СОВЕТЫ БЫВАЛОГО

Приличные языковые школы всегда предлагают первый бесплатный урок. Увы, большинство вместе с оплатой берут и обязательный «невозвратный» депозит ($100−200) как бронь за место.

Не стесняйся спрашивать про квалификацию учителей. Носитель языка — это хорошо, но у него обязательно должен быть сертификат преподавателя ESL (English as a Second Language).

Обучение в языковой школе — это еще и гарантированный шанс получить визу без лишней нервотрепки. Учебные заведения, аккредитованные местным департаментом образования, имеют право обеспечивать визовую поддержку (тип F-1) своим студентам.

Лучшие языковые школы, конечно, при университетах. Но, во-первых, не каждому приезжему они по карману, а во-вторых, набор проходит лишь пару раз в год.

Впрочем, настоящий английский изучаешь, конечно, на улице. Джеральд ставил в пример и мою привычку читать глянцевые журналы «с карандашом», и регулярные походы в кино. Главное — не подглядывать все время в словарь, а пытаться понять суть.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

А начало истории читай на сайте!

ТЕКСТ: Саша Попугаева


 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить