Покорение Нью-Йорка: тест разведчика

Жизнь у Саши в большом городе кипит: на смену старым отношениям приходят новые.

Покорение Нью-Йорка: тест разведчика

Саша Попугаева

«Выяснить наконец наши отношения», — это я, конечно, слишком громко заявила. С Полом мы не ругались, не было скандалов и летающих по комнате тарелок. Просто вдруг стало понятно, по крайней мере, для меня, что отношения начинают затухать. Хорошая новость — теперь я открыта для предложений.

Нашел «свободные уши»

Предложения не заставили себя ждать — в моей жизни появился Эдик. Ладно, если честно, это был один из друзей Пола, с которым он познакомился в самолете Москва — Нью-Йорк.

Я пребывала в поисках места для стажировки. А после того как срезалась на последнем туре в Dow Jones, еще и в печали. Встреча с Эдиком должна была стать очередным шансом. Но выяснилось, что у юноши есть и своя выгода мне помогать: если меня отберут для стажировки, он как рекомендатор сможет получить денежный бонус.

Эдик нашел во мне «свободные уши» и на них присел. Я то отлынивала от встреч, то опаздывала, то давала понять, что в Нью-Йорк я приехала не для того, чтобы обсуждать Навального и судьбу русской оппозиции. Эдуард же продолжал закидывать меня ссылками про Москву.

Был скорее умным

Помимо политики Эдика, естественно, волновали еще и девушки. Мужчины, как мы знаем, делятся на умных и красивых. Эд был скорее умным. Он снимал комнату в Квинсе, а на сэкономленные деньги вывозил девушек в романтические путешествия в сингапуры и малайзии. Но он вечно отыскивал себе как минимум дочку бывшего чекиста, ударившегося в бизнес. Понятно, что дамы этого типа рождались с намертво приклеенной короной к голове и мучили бедного Эдуарда по полной программе, что, впрочем, он сносил вполне стоически. Корни этого мазохизма были мне совершенно непонятны.

Интересно, что, с точки зрения Эдика, москвички, понаехавшие в Нью-Йорк, имели нехорошие намерения, выйти замуж и приобрести законные права не столько на него, сколько на страну. Поэтому безошибочно из всех возможных вариантов выбирал самый недоступный. И теперь отчаянно страдал, как и положено еврею из бывшего СССР вдали от Родины.

Инструктаж по‑русски

Однажды он решил пригласить меня в ресторан. Это не было запланировано: после кино наша русскоязычная компания собиралась в бигмачную, но Эдик сделал большие глаза: «У меня же желудок!» И мы с ним пошли в ресторан скандинавской кухни. На меня снова полился поток политинформации, но я умело свернула беседу на обсуждение очередной номенклатурной принцессы и ее запросов. «Ну конечно, ведь у нее такой папа! Она и должна себя так вести», — доказывал он.

Здесь надо сделать лирическое отступление. Эдик как-то рассказывал про некоего дядю Сережу. Тот работал в «одном секретном месте» и, даже выйдя на пенсию, щедро делился опытом. Особенно меня потрясла история о том, как на отдыхе в Испании к их группе примкнул подозрительный тип из местных. Дядя Сережа провел инструктаж по‑русски: «Товарищи, к нам присоединился чужой. На раз-два-три все быстро поворачиваемся и молча на него смотрим!» Несостоявшийся карманник быстро ретировался. Мысленно я аплодировала бравому разведчику.

Как выяснилось, дяде Сереже девушка с «таким папой» тоже не понравилась. Ее фотографию разобрали по всем косточкам физиогномики, составили ориентировку и прогноз действий. По правде говоря, мне все больше казалось, что дело было в папе, а не в самой девушке. Как будто через вывоз московской пассии на юга Эдик пытался соприкоснуться с чем-то сакральным. Мой же женский интеллект отчаянно пытался понять: «На фига?» Но это было из серии, почему женщины открывают рот, когда красят ресницы. Необъяснимо, но факт.


Уловила сразу

Когда принесли счет, я честно была готова вложить свою тридцатку (больше наличных не было, только карта), но Эдик широким жестом отверг порыв. Мы вышли на улицу, и тут он настойчиво начал предлагать «зайти еще выпить». Предложенное место было баром в отеле Four Seasons, воспетом в путеводителях и фильмах. Мы что-то заказали, я — с прицелом на свою скромную наличность. Когда нам принесли счет, Эд вдруг замолчал и пристально на меня посмотрел. Смысл я уловила сразу. Не глядя, легко положила в папку свою пластиковую карту, стараясь не думать, сколько там. А сверху на чай. Просто я вдруг вспомнила про дядю Сережу, и мне не хотелось провалить этот, прямо скажем, простой тест.

На улице Эдик спросил, не хочу ли я продолжить отдыхать. И я поняла, что у меня, можно сказать, есть сертификат соответствия. От отдыха отказалась, но самое интересное было впереди.

Агенты родом из Сибири

Русский за границей, а особенно в США, должен привык­нуть, что к нему будут относиться как внештатному корреспонденту «кровавого режима». Путин, коррупция, особый путь России и возможная революция по оранжевому сценарию — это все вдруг оказалось ко мне.

Что характерно, такое пристальное внимание к политическим перипетиям русской действительности я наблюдала только со стороны наших бывших соотечественников. Коренным американцам, зачастую считавшим, что вся Россия — одна сплошная Сибирь, стоящая на неф­тяной реке, а Москва — ее центр, искренне на все это наплевать.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

ТЕКСТ: Саша Попугаева

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить