Покорение Нью-Йорка: свобода и одиночество

Саша Попугаева медленно, но верно покоряет не только Нью-Йорк, но и городских обитателей.

Покорение Нью-Йорка: свобода и одиночество

Покорение Нью-Йорка

Дорогой дневник, мне 29 лет, я журналист и живу в Нью-Йорке. У меня есть немного денег, а теперь еще и бойфренд, который младше меня на год, — и это плюсы. Я, кажется, не достигаю ни одной из поставленных целей, часто чувствую себя одинокой и порой не понимаю, куда плыть дальше, — это минусы. Кратко подвожу итоги для тех, кто пропустил предыдущие 9 серий.

Спали мы втроем

Встреча с Полом — моим бойфрендом, а по совместительству и соседом снизу — оказалась настоящим подарком судьбы. Всегда полезно встретить своего «астрального близнеца», чтобы увидеть кое-что со стороны. Мы были не просто любовниками, мы были сообщниками. По вечерам я спускалась этажом ниже, прихватив зубную щетку, расческу и крем для лица. Мне, девушке уже взрослой, казалось, что оставлять свои вещи у него не очень-то правильно. Поэтому все свое носила с собой. Мы смотрели кино, болтали, правили мои резюме и сопроводительные письма. Потом он звонил в Москву по поводу новых вакансий. Потом снова кино (на протяжении двух недель я освежала в памяти сериал «Бригада» и один раз — «Летят журавли»), секс — и на боковую. Спали мы, кстати, втроем: я, он и словарь русского языка для иностранцев — Пол в каждый удобный и не очень момент старательно пополнял лексикон.

Он мечтал уехать в Россию, потому что не любил Америку, я мечтала остаться в Нью-Йорке, потому что не любила Москву. «У вас удивительная страна, — говорил Пол, — настоящий рай. Полная свобода и много красивых девушек, которые любят мужчин».

Примерно то же самое я думала об Америке, только уже с женской точки зрения. Здесь дамы предпочитают больше любить себя. Однажды я наблюдала, как Абигейл (моя соседка по комнате, если кто забыл) собиралась на вечеринку. На вполне упитанной девушке были надеты: ярко-желтый топ, плотные черные колготки и короткие облегающие пятую точку изумрудные шорты. Завершал картину довольно агрессивный макияж. И никаких комплексов по поводу того, что такая попа не очень-то сочетается с такой длиной. Полное удовлетворение и чисто технический вопрос: «Ну что, как я выгляжу?» Прекрасно, дорогая!


Присущая мужчинам логика

Пола в гости я не приглашала из тактических соображений: мои соседки сразу дали понять, что наличие у меня молодого человека им не очень-то по нраву. Но однажды я все-таки собрала всех на «домашний ужин». В ходе диалога Мари (сестра Абигейл, если кто забыл), глядя на Пола, раза четыре зачем-то произнесла: «У меня бойфренд, бойфренд из Бразилии».

«Видела? Похоже, она на меня запала, иначе к чему так упорно твердить про своего бразильца. Я ж ее об этом не спрашивал», — с некоторым самодовольством прокомментировал потом мне на ухо Пол. Честно говоря, я ничего такого не заметила. Или не придала значения. Но тебе, Пол, пятерка за проницательность. Лучше бы направил ее в сторону своих, а не моих соседок. И это, поверьте, во мне говорит вовсе не ревность.

Свою комнату Пол снимал в субаренду. Соседок у него было двое. Красивая загорелая израильтянка Севан, которая все свое свободное время посвящала встречам сайентологов и дома бывала редко. И аргентинка Джорджина, ее я вообще ни разу не видела, зато много слышала о ней от Пола. Он с присущей мужчинам логикой все никак не мог взять в толк, что же с ней происходит. По его словам, она постоянно сидела, закрывшись в комнате, плакала, громко всхлипывая, и слушала Нору Джонс. «А какая девушка с нормальным состоянием психики будет круглые сутки ее крутить?» — задавал он риторические вопросы.

Все встало на свои места, когда Джорджину увидела я. Однажды вечером из комнаты вышла невысокая симпатичная девушка лет 23−24. Первое, что бросилось мне в глаза, — откровенно «беременный» живот, месяц пятый или шестой. Я решила проверить свою догадку. «Ой, кто это тут у нас?» — я шла ва-банк. «Ма-а-альчик, — ответила Джорджина, гордо выпятив пузо вперед. — Хочешь потрогать?»

Пока я нежно гладила будущую мамашу, Пол стоял как вкопанный. Я бросила ему по‑русски: «Она беременна». Он вытаращил глаза и ответил тоже по‑русски: «Как? А я думал, просто толстАя». Конечно, Пол, тут ведь все дело в странном распределении жира в женском организме — все идет в живот, а живот соответственно растет. Проходит само собой через 9 месяцев.

А где же папа?

Джорджина успела сообщить, что месяц на самом деле у нее шестой и что ребенок прибудет в июне. «Паш, у тебя есть еще пара месяцев, чтобы найти себе новую квартиру. Если ты, конечно, не хочешь стать бебиситтером», — попутно опять заметила я. Тут ему в голову пришла новая светлая мысль: «Гдe же папа?» А ответ на этот вопрос, дорогой Павлик, она как раз и ищет в песнях Норы Джонс.

Однако Пол однажды все-таки познакомился с «автором ребенка». Это был двухметровый суровый афро­американец, который зашел навестить будущую мать. После чего его никто не видел, а количество грустных песен и всхлипов из-за соседской двери увеличилось раза в два.

Но самое удивительное в этой истории то, что Пол сам из многодетной семьи — шестеро детей, включая его. Причем последнего мама родила чуть ли не в 46 лет. Вот какие чудеса творят гормоносодержащие продукты. И при всем при этом он ничего не понял.

Для меня лично этот эпизод очень красочно иллюстрирует, что же такое Нью-Йорк. Здесь люди, которые ежедневно видят друг друга, могут ничего не замечать, хоть и существуют в рамках одного коммунального общежития. Не это ли настоящее одиночество в большом городе? Или, может, это и зовется свободой? За которую, конечно, придется расплачиваться. В том числе и необходимостью решать свои проблемы самостоятельно.

Заметки бывалого

Субаренда — вполне распространенная в Америке практика. Особенно популярна среди студентов, которые уезжают на каникулы. Главное, чтобы соседи не возражали. Это, конечно, не долгосрочный вариант, зато цена на такие комнаты, как правило, ощутимо ниже, чем обычно.

Большинство американских продуктов, которые не относятся к типу organic, основательно напичканы разными гормонами, так что знаменитые груди блондинок из Калифорнии не только чудеса пластической хирургии, но и результат такого «гормо­нального» питания.

Роды в зрелом возрасте и мно­годетность — прерогатива не только голливудских звезд, но и вполне себе проза жизни самых обычных американцев. Например, у моих соседок по квартире в семье аж десять детей.

ТЕКСТ: Саша Попугаева

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить