Покорение Нью-Йорка: неприятности

В Нью-Йорке Саша каждый день узнает что-то новое. Например, что американскую маму можно довести до слез, подарив ей цветы.

Покорение Нью-Йорка: неприятности

Нью-Йорк

Нажми на тег Нью-Йорк и прочти весь дневник Саши Попугаевой, который она ведет для Cosmopolitan с первого дня приезда в Большое Яблоко.

Была практически идеалом

Я вдруг столкнулась с тем, что можно назвать притеснением по национальному признаку (привет людям без московской регистрации). Мне казалось, соседки меня любят. Я не доставляла им хлопот за исключением, может, случаев с курением. Но и тут максимум, что себе позволила, — завести баночку из-под консервов в качестве пепельницы и «грешить» на лестничной площадке в окошко. Моей баночкой пользовались и другие никотинозависимые, но хозяева здания пришли жаловаться в нашу квартиру. Мол, пепельницу мы изъяли, и больше так не делайте, курите на улице. Хорошо, договорились.

В остальном я была почти идеалом: дома появлялась редко, платила исправно. Представьте мое изумление, когда Абигейл вдруг заявила, что не может найти простыни, которые якобы оставляла на антресолях в своей комнате. Надо ли говорить, что последнее, что меня интересовало, — это присвоение чужого постельного белья. Но Аби была неумолима. Мол, простыней нет, а ведь они чуть ли не дизайнерские и очень любимые.

Ввязываться в этот нелепый конфликт не хотелось: «Я их не брала. Но, если хочешь, могу купить тебе другие». Ответ обескуражил: «Не надо ничего покупать. Это очень редкие простыни. Лучше ты их оплати». Думаю: ладно, ну сколько может стоит комплект постельного белья. 20 баксов? Ох, Саша, наивная. 75 долларов. Вот так, вынь да положь.

Неприятности не закончились

Что-то тут не сходится. Девушки живут в не самом благополучном районе, подрабатывают официантками, покупают еду в дешевых супермаркетах и могут себе позволить дизайнерские простыни? Я решила проверить. Давай, говорю, найду такие же. Коли они тебе так дороги, ты же помнишь их марку. Но нет: 75 баксов — и все. А простыни давно сняли с производства, раритет это. Последний экземпляр марки. Пол чуть не рассмеялся, когда я рассказала ему эту историю: «Слушай, дорогая, да тебя разводят!» Спасибо, милый, я уже поняла.

На этом неприятности не закончились. За неделю до конца месяца Мари вскользь бросила: «Убери свои личные вещи. Завтра придут смотреть твою комнату». А ничего, что я здесь живу и съезжать не планирую. «Да? — почти не удивилась Мари. — Но ты же хотела вернуться в Москву». Не спорю, я и правда подумывала, но пару месяцев назад. А сейчас у меня новые собеседования, заказы на статьи и прочее. И я об этом говорила. «Да? — опять вяло удивились сестры. — Ну мы не помним. И, кстати, как там по поводу оплаты простыней?»

Я тут же полезла в craigslist… и нашла там объявление по поводу моей скромной обители. Только сумма была выше плюс обязательное условие: взнос страхового депозита. Итого: почти 1500 долларов сестрам на руки. Тут я вспомнила, что у Мари и Аби в середине мая запланирована поездка в Европу. В голове все встало на свои места: дело не во мне и не в простынях по цене антиквариата. Как всегда, все упиралось в деньги. «Слить» русскую и взять кого-то еще — простая рокировка.


Просто это нормально

Больше всего мне хотелось спасения. Заботы. Крепкого мужского плеча. В конце концов, есть у меня бойфренд или нет? Попутно выяснилось, что у мамы Пола скоро день рождения, и на празднике суждено было состояться нашему с ней знакомству. Перед отъ­ездом (а семья Пола жила в пригороде, в чопорном Принстоне) я побежала купить цветы. «Какие нравятся твоей маме?» — спросила я своего мужчину. Он задумался и поинтересовался, зачем мне это надо. Не то чтобы я хотела «подмазаться». Просто это нормально — приходить на день рождения с цветами.

С мамой у Пола, кстати, не ладилось. Вкратце суть конфликта была в следующем: она хотела, чтобы сын устроился хоть куда-нибудь, а он мечтал работать только плечом к плечу с русскими. До того как вернуться в Нью-Йорк, Пол какое-то время трудился в Москве и попутно давал маме советы: как той грамотно инвестировать наследство, доставшееся от бабушки. Она советам исправно следовала и в результате почти удвоила состояние, что для школьной учительницы (а по совместительству и многодетной мамы) было не лишним. Теперь мама, согласно правилам американского прагматизма, выдавала сыну что-то вроде ежемесячного содержания, но впритык, чтобы хватало на оплату квартиры, телефона и еды. Пол был недоволен и считал, что она должна отстегнуть еще и процент за помощь с инвестициями.

В жизни американская мама оказалась самой типичной женщиной, в меру замотанной и совершенно не суровой. Цветы чуть не заставили ее расплакаться — верите или нет, я была единственной, кто поздравил вот таким трогательным образом. Все-таки удивительно, как же отличаются у нас культурные традиции.

Спать меня и Пола уложили, разумеется, в разных комнатах. На следующий день мы отправились гулять по окрестностям «одноэтажной Америки». Я аккуратно вступила в переговоры на тему того, чтобы съехаться, но тут Пол как-то замялся: «Знаешь, если честно, я не очень готов».

И я снова задумалась: так есть у меня бойфренд, черт побери, или нет? Очень захотелось вдруг выяснить наши отношения.

ТЕКСТ: Саша Попугаева

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить