Покорение Нью-Йорка: квартирный вопрос

Саша Попугаева о проблемах с соседями по квартире.

Покорение Нью-Йорка: квартирный вопрос

Джорджина, некогда беременная соседка Пола, в середине июня родила. Перспектива не спать по ночам и вкушать все детские ароматы не очень вдохновила моего мужчину, поэтому за месяц до появления долгожданного бейби он решил съехать с квартиры.

$150 за ночи с Полом

Мироздание оказалось к Полу гораздо более лояльным, чем в свое время ко мне: комнату он нашел всего за неделю. Новое жилье находилось неподалеку и оказалось лучше, чем предыдущее. Да что уж там, это была просто роскошная квартира. Московские хипстеры умерли бы от счастья: раритетная чугунная ванна, прекрасная, залитая солнцем полукруглая гостиная c зеркальной стеной, а в комнате Пола — телевизор и удобная, но скрипучая кровать. Роксан, хозяйка квартиры, а точнее главная арендаторша, — 30-летняя худощавая блондинка с довольно-таки кислым выражением лица, преподающая танцы (по ее словам) и покуривающая травку (по нашим наблюдениям). Нас, вернее Пола, сразу несколько смутил тот факт, что в комнате девушки отсутствовала кровать: она спала на полу, на матрасе. График жизни Роксан тоже вызывал у нас некоторые вопросы: почему-то все ее занятия танцами проходили либо ночью, либо поздним вечером. Фактически ее никогда не было дома, что, конечно, играло только нам на руку.

Буквально спустя неделю Роксан показала характер. Она заявила Полу, что его русская подруга (то есть я) должна доплачивать 150 баксов в месяц, если хочет оставаться на ночь. Но я уперлась рогом — с какой стати я должна отчислять свои кровные в фонд Роксан за ночи с Полом? Мой мужчина задумчиво почесал в затылке, согласился со мной, и в итоге мы пришли к компромиссу — я остаюсь не чаще, чем пару раз в неделю. Бесплатно.

Ты уверен, что она русская?

Все эти споры еще раз натолкнули меня на грустные размышления: почему бы нам в конце концов не съехаться? Это гораздо дешевле, проще и вообще всячески выгодно. У каждого будет своя комната, и, да, милый, я разрешу раскидывать вещи, как тебе заблагорассудится. Но тут уперся Пол. И это неприятно удивило. «Ты — как все русские девушки», — заявил мне мужчина. Который, между прочим, еще пару недель назад настаивал на том, чтобы я увековечила его статус в моей жизни фразой «в отношениях с…» на «Фейсбуке». Почему американцам так важно быть в отношениях с… в соцсети, но почему так невозможно страшно жить вместе? В общем, Пол в ответ на мое предложение сказал, что он не готов. Я решила не настаивать.

Кстати, еще до его переезда на новое местожительство был забавный момент. Пол оставил включенным ноутбук, сам пошел в душ, а я решила проверить свою почту. И тут мигнуло окошко чата — пришло сообщение от его старшего брата Алекса. Я, конечно, не собиралась читать их переписку, но в окошке мелькнуло мое имя, и любопытство сразу сказало совести: «Заткнись!»

«Как твоя русская подруга? — интересовался Алекс. — Хочет ли замуж?» - «Да вроде нет». — «Хм, ты уверен, что она русская?» — и ужасный смайлик в конце. Мне стало очень обидно не столько за себя, сколько за мою родину. Вот он — сформировавшийся имидж нашей соотечественницы в глазах западного мира: борщ, матрешки и «хочет замуж». Спасибо, даже если бы мне предложили, я бы еще подумала. Тем более если начистоту — зачем мне это? Секса хватает, разговоров тоже, а прыгать с разбегу в семейную жизнь ради пресловутой «зеленой карточки» — себя не уважать.

Кстати, Пол однажды поинтересовался, не намерена ли я обзавестись грин-картой с помощью замужества. Но мне было чем парировать. Вообще-то, милый, если ты так любишь Россию и хочешь туда вернуться, скорее уж это я (а вернее брак со мной на моей территории) для тебя подарок судьбы. Советую зайти на сайт нашей миграционной службы и обалдеть, сколько справок надо собрать иностранцу, чтобы получить рабочую визу. А еще взглянуть на карту мира и узнать, например, что Россия — самая большая страна в мире по территории и количеству полезных ископаемых. Да, я вдруг заделалась патриоткой и даже стала слушать гимн по утрам. Вместо зарядки.

Так что с чистой совестью могу констатировать: никаких меркантильных интересов я не преследовала и любила американского мужчину просто так. Вернее, за совсем другие достоинства.

Не учительница танцев

Между тем «межкомнатные» отношения Пола с Роксан не ладились. Однажды девушка настоятельно попросила его «погулять где-нибудь» с 10 вечера до утра — у нее, дескать, должна случиться «личная жизнь». А у Роксан вообще-то имелась своя комната, хоть и без кровати, где ей никто не мешал. Почему бы личной жизни не случаться там? Объяснение, конечно, последовало, но было каким-то невнятным: «Я девушка очень скрытная, никто не должен видеть моих мужчин». Когда просьба «погулять где-нибудь» повторилась еще пару раз, Пол написал мне сообщение: «Это очень странно. Я почти уверен: Роксан не учительница танцев. Она проститутка».

Мы провели настоящее журналистское расследование: сопоставили график ее жизни, тот факт, что мы ничего не знаем о том, где именно и кем она работает. Улик, конечно, было недостаточно для каких-либо выводов, пока Пол однажды не решился на провокацию. В одной из газет была опубликована заметка о маньяке, который знакомился с «ночными бабочками» и потом жестко с ними расправлялся. Хитрый Павлик как бы невзначай оставил газету в гостиной, а потом спросил у Роксан в лоб, не страшно ли ей на работе. Глаза девушки налились кровью: «Не твое собачье дело! Выметайся! Ты просто сумасшедший наркоман. И, кстати, твоя русская подруга сперла у меня платье!» Ответ был более чем прозрачным. Только вот платья чужие я, конечно, не брала, а Пол, уж поверьте, в своем уме и уж никак не наркоман. Но логика ясна: попробуй слить кому-нибудь информацию, что я проститутка, я скажу, что вы воры и антисоциальные элементы.

Кстати, о пропажах. Мои отношения с сестрами тоже дали значительную трещину. Но об этом я расскажу в следующий раз.

О законных и незаконных связях

Девушки, приехавшие в США, не просто так мечтают выйти замуж за американского принца: такой брак дает право на получение Green card (вид на жительство).

Проституция легализована только в штате Невада. На всей остальной территории Америки это считается преступлением, за которое следует наказание — штраф в $5000 и полугодовое тюремное заключение, в том числе и для тех, кто впервые преступил закон.

ТЕКСТ: Саша Попугаева
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ… Нажми на тег «Нью-Йорк» и читай все дневники Саши о жизни в Нью-Йорке

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить