Покорение Нью-Йорка: блат и репутация

Саша Попугаева продолжает отважно покорять Нью-Йорк.

Покорение Нью-Йорка: блат и репутация

В предыдущих главах я все хорохорилась и настолько искрилась энергией, что мои непутевые заметки можно, пожалуй, использовать в качестве целебных манускриптов. Прикладывать, скажем, ко лбу и головную боль снимать. Поэтому в этот раз, считаю, будет справедливо, если я уравновешу карму и позволю себе немного поныть.

По поводу «этой девочки»

Жизнь работает на контрастах. Да, я нашла квартиру, худо-бедно справляюсь с бытом. Но мечта, которая подвигла меня сесть в самолет и улететь фактически в никуда, — стажировка в солидной газете, — все не сбывалась. Даже несмотря на то, что у меня, можно сказать, был блат. Через своего бывшего коллегу Сашу я добыла телефон журналиста заветного издания, американца Эрика, который когда-то работал в Москве, был женат на нашей соотечественнице и знал язык. А как любой русский человек, я свято верю в блат и связи, что один позвонит другому по поводу «этой девочки», и все сложится.

Знакомство с Эриком, однако, случилось, когда у меня сперли кошелек. Тогда я забыла про свои наполеоновские планы: позвонить ему, когда буду уверенная, выспавшаяся и морально подготовленная. Впрочем, он оказался приличным человеком и не только вселил в меня надежду, что все будет хорошо (а кошелек, если помните, нашелся), но и пообещал поспособствовать стажировке. Я отправила ему по e-mail свое резюме и примеры публикаций и уселась ждать, когда же все случится.

Бах!

Эрик не спешил отвечать. Я нервничала. Несколько раз ему о себе напомнила, и однажды вечером мы даже встретились попить пива. На прощание договорились, что пойдем на годовщину смерти Джона Леннона в Центральный парк. И это была не моя инициатива.

В день годовщины я позвонила Эрику узнать, идем или не идем. Он, немного смущаясь, сказал, что приехала жена, и он пас. Потом в трубке возникла секундная пауза, и я услышала суровый женский голос: «Александра? Вы нашли свой кошелек? Эрик сказал, что вас обокрали». К такому напору я была не готова и пробормотала, мол, спасибо, все уже в порядке, а звоню я совсем по другому поводу. «Просто я вернулась из Вашингтона», — произнесла она с таким нажимом, что я совсем растерялась. Хотя чего удивляться, если суммировать всю информацию обо мне, то выглядело это так: «Здравствуйте, я молодая незамужняя журналистка из Москвы, и ваш муж позвал меня на встречу битломанов в Центральный парк». Извинившись за вторжение, я повесила трубку. На следующий день от Эрика пришло письмо с кучей эмоций и грамматических ошибок: «Не звонить и не писать мне больше не надо. Я буду отправлять твои документы». Бах!

Я ответила — вежливо, но холодно. И ринулась звонить Саше в Москву. Тот мне не поверил, решив, что «была какая-то история, о которой я не хочу рассказывать». Оказывается, очень коротка дистанция между «покорительницей больших городов» и «девушкой с подмоченной репутацией». Больше контактов в профессиональной среде у меня не было. А самое обидное, что я действительно не делала ничего «такого», возжелание чужого мужа совершенно не вписывалось в мой to do list.

Соберись, тряпка!

Я купила консервов и яблок, завалилась на диван и лежала, наверное, неделю — с перерывами на поесть и попить. Я действительно не видела выхода. Вопросов было два, чисто женских, конечно же: почему мир так жесток? и что делать?

«Саша, ты распустилась!» — выслушав по «Скайпу» долгий скулеж, вынесла вердикт моя, между прочим, сердобольная мама. «Соберись, тряпка!» — сказала я себе и, несмотря на снег (в новостях его тут же приравняли к национальной катастрофе), встала с дивана и отправилась к писателю Чарльзу. Да, тому «мастеру Йоде», у которого я пару серий назад чуть было не сняла комнату.

Он оказался похлеще моего противного учителя математики: ежедневно писал длинные письма на таком английском, что я понимала только предлоги, и заставлял тысячу раз переделывать резюме. Если в начале я была в его глазах «сибирской тигрицей», то скоро стала «лентяйкой» и «дурочкой». Мне было нужно сочувствие и «на ручки», а вместо этого сверху включали холодный душ. Ситуация требовала сойти с облаков и принять реальность, а мне требовалось чудо.

Как в домике

И его, чудо, я все-таки нашла. Каждому человеку, особенно гастарбайтеру вроде меня, просто необходимо место, где он будет чувствовать себя хорошо. Уютно, как в домике. Таким местом стал магазин Диснея на Таймс-сквер. Когда я туда заходила, время будто останавливалось. Я надевала уши Микки-Мауса (это, кстати, делали практически все, даже солидные люди) и поднималась на второй этаж. За все время я купила лишь пару-тройку игрушек для детей друзей, но сами походы были почти ритуалом. И успокаивающая музыка — очень подходит для детей до восьми лет и дамочек на грани нервного срыва.

А еще я кое-что о себе поняла. Помимо игрушек в магазине продавались костюмы сказочных персонажей, причем взрослых размеров. Миниатюрные девушки могли бы быть принцессой, русалочкой или Белоснежкой. А моего размера был только костюм Супермена. И это, знаете, многое объясняет из того, что случилось со мной за последние 29 лет.

Все устаканилось. Эрик извинился в письме. А через полтора месяца активной бомбардировки письмами и резюме (у работы мечты, конечно, был сайт, а там и контакты) меня наконец позвали на первое собеседование.

Путёвые заметки

В Америке блат уважают, но он никак не является гарантией попадания на работу или стажировку.

Да, репутация русской девушки, причем именно в крупных городах, безнадежно испорчена стереотипами. Больше всего русских «новобранок» не любят их же соотечественницы, которые замужем за местными, они ведь точно знают, что «нужно этим залетным птицам». Надо просто принять это как аксиому и постараться их не провоцировать.

Неважно, неделю или месяц назад ты отправила резюме. Можно и повторить. Американцы любят настойчивых, но не навязчивых. Поэтому звонить в офис сразу после отправки документов не советую. Рынок труда там диктует наниматель, и если ты его заинтересовала, поверь, он тебя найдет.

Магазин Диснея находится на 7-й авеню, между 45-й и 46-й улицами, работает до полуночи. Самый большой размер женских сказочных костюмов — 46-й.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

ТЕКСТ: Саша Попугаева

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить