Норвегия: северный полюс

Норвегию называют страной викингов, островов, полярного дня и сушеной трески. Что еще интересного можно найти на краю света?

Норвегия: северный полюс

Край света

В самолете до Осло я волновалась как перед первым свиданием. В голове крутилась единственная фраза из трехлетнего курса норвежского: «Unnskyld, er det en minibank her?» («Извините, есть ли здесь банкомат?») Все остальное будто стерли из памяти. Нервозности добавлял сосед: чистокровный викинг из скандинавских саг, двухметровый, с платиновыми волосами и льдисто-голубыми глазами. Я бы и пофлиртовала с ним, но не привлекать же его к поискам банкомата в самолете! В аэропорту викинг улыбнулся мне и зашагал к выходу. А я побежала на рейс до Тромсё — городка, почти на 400 км севернее Полярного круга. Там с декабря по март в небе видны зеленые вспышки света — знаменитое северное сияние, ради которого приезжают толпы туристов. Где-то в середине ноября на арктический город спускается ночь длиною в два месяца.

Я бы точно не выдержала столько без солнца, но местным жителям все нипочем — пьют рыбий жир и танцуют в ночных клубах. Веселая зимовка! Впрочем, летом — а мы попали сюда в начале июня, в разгар полярного дня, — в барах Тромсё тоже веселье. До полуночи по центральным улицам ходит молодежь, семейные пары выгуливают собак, катаются велосипедисты, а на верандах кафе суровые моряки с пришвартованных неподалеку кораблей НАТО потягивают пиво самой северной в мире пивоварни.

На меня вся одежда

Ночью в городскую гавань зашел круизный лайнер из флотилии Хуртирутен. Исполинских размеров красавец! Получив ключи, я на лифте поднялась на нужную палубу, поплутала по длинным коридорам и, наконец, нашла свою каюту. За окном было по‑прежнему светло, и заснуть оказалось непросто.

Утром мы с группой встретились за завтраком в ресторане. Кроме нас и персонала, все вокруг выглядели не моложе шестидесяти. За столом справа — кружок немецких пенсионеров, слева — английских. Для пожилых людей круизы — самая удобная форма путешествий. В порту те, у кого нет сил или желания гулять, остаются принимать воздушные ванны в шезлонгах, а бодрые и энергичные отправляются на экскурсию.

Мы, конечно, жаждали новых впечатлений. И получили желаемое — впереди были Лофотенские острова.

Пока мы пересаживались на маленькое, более маневренное судно, погода испортилась: подул пронизывающий до костей ветер и полил дождь. Но нет плохой погоды, есть плохая одежда. К моей радости, хорошая быстро нашлась в трюме. И пусть в непродуваемом и непромокаемом комбинезоне я превратилась в телепузика, зато сразу стало тепло и удобно. Теперь можно было если не фотографировать (фотоаппарат намок), то наблюдать за потрясающей природой. Мы вошли в бухту, с трех сторон окруженную высокими скалами. На вершинах гордо восседали морские орлы. Норвежка в таком же бесформенном комбинезоне, как у меня, достала ведро, полное рыбы. Ее тут же окружили громкоголосые чайки. Но для них был припасен хлеб, а рыбину она бросила далеко в море. Тут же с неба камнем упал орел, подхватил на лету гостинец и скрылся за скалами. Девушка кидала рыбу, пока ведро не опустело, а орлы все так же ловко ловили ее.

В порту нашу группу посадили на узкие резиновые лодки-бананы. Подпрыгивая на волнах, мы поплыли к уединенному дикому пляжу с белоснежным песком — полюбоваться издали. О том, чтобы купаться в ледяной воде, не было и речи. На обратном пути высадились на крохотном каменистом островке, где для нас приготовили бутерброды с семгой и грог — то что нужно после насыщенного дня на морском воздухе.

Без купюр

На следующий день корабль незаметно для нас пересек Полярный круг. Было несколько остановок в маленьких городках, по сравнению с которыми Тромсё кажется как минимум Парижем. Один из таких я обошла за полчаса, искала пресловутый банкомат. На улицах — ни души, тишина, машин не видно, и лишь в магазинах ветронепродуваемой одежды наблюдалось какое-то движение. Потом выяснилось, что это туристы скупали норвежскую экипировку.

Я дошла до пустынной площади и присела на лавочку. Рядом остановился велосипедист. «Привет, — поздоровался он на норвежском. — Как дела? Откуда ты?» Обрадовавшись, что все понимаю, бойко отвечаю ему. И очень кстати вворачиваю свое коронное — про банкомат. Увы, он есть, но в банке, который сейчас закрыт. На этом наша дружба народов и закончилась, но я, по крайней мере, попрактиковалась в норвежском.

На третий день мы высадились в Трондхейме, третьем по величине городе королевства. Его основал конунг викингов Олаф в 997 году. Широкие улицы, старинные каменные здания, монументальные церкви — здесь была первая столица Норвегии, поэтому в кафедральном соборе Нидарас до сих пор коронуют монархов.

Впечатленные величием древнего собора, мы возвратились на корабль. После обеда выехали на трассу 64, она известна как Атлантическая дорога. По мнению газеты The Guardian, это самая живописная автострада в мире. Весь путь я напряженно смотрела то в правое, то в левое окно автобуса, боясь пропустить что-то важное. С обеих сторон от нас сверкал на солнце Атлантический океан, впереди меж двух островов причудливо извивался мост. «Ну же, почувствуй восторг!» — уговаривала я себя. Однако ярких эмоций не было. Да, красиво — синяя вода, зеленая трава, пейзажи напоминают байкальские, но не более.

Прощальный ужин

На обратном пути заехали в ресторан, попробовали норвежское пиво и треску, которую сначала долго сушат на ветру, а затем вымачивают в щелочи. Блюдо на любителя, но мне понравилось.

Вечером был торжественный капитанский ужин. Нарядные официанты и повара выстроились в шеренгу и хором пели песни, а капитан чокался со всеми желающими — желающих было много. Европейские старички в выглаженных рубашках и старушки в бриллиантовых колье веселились до упаду. Мне тоже представился случай раз достать из чемодана коктейльное платье. Все остальное время я проходила в двух толстовках, ветровке и пледе поверх всего — так холодно на море!

После ужина мы рискнули искупаться в открытом бассейне на палубе. Вода в нем с подогревом, и плавать было комфортно, но выходить мокрым на ветер — то еще испытание. Пришлось отогреваться в сауне и баре.

На следующий день почти все пассажиры вышли в порту Бергена, а лайнер с новыми туристами поплыл дальше на юг.

Кукольный город

Если бы у меня была возможность пожить в Норвегии, я бы поселилась в Бергене. Это самый колоритный и веселый норвежский город, где живут студенты, художники и музыканты. Здесь много музеев, театров и концертных площадок, каждый год проводятся масштабные театральные, джазовые, балетные фестивали. А вот провинциальной затхлости, от которой изнывал когда-то Генрик Ибсен, давно нет. У театра меж тем стоит памятник драматургу.

На старинной ганзейской набережной Брюгген с разноцветными деревянными домами гуляет праздная публика. На первых этажах магазинчики с дизайнерскими вещицами.

Я случайно набрела на бутик ювелирных украшений в саамском стиле. Ими можно любоваться часами, но времени было в обрез, и, записав адрес сайта, я побежала дальше — мимо качающихся на воде лодочек, мимо прилавков с вязаными шапками и оленьими рогами, мимо рыбных деликатесов. Я спешила на фуникулер, больше похожий на трамвай. Он поднял меня на гору Флёйен, с которой открывается вид на город и фьорды.

Берген называют воротами в царство фьордов. Если бы мы приплыли не с севера, а с юга, увидели бы захватывающие дух норвежские пейзажи, которыми украшен каждый путеводитель. Но наше путешествие заканчивалось здесь. Как сериал — на самом интересном месте! Значит, продолжение следует, ведь я по-прежнему влюблена в Норвегию.

ТЕКСТ: Ольга Жилина

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить