Марокко. Восточная Атлантика

Первое впечатление поджидало в самолете. Высокий красивый парень с орлиным взором (и носом, кажется, тоже). Расположился через два ряда впереди нас. Разговаривает по‑французски с соседним креслом (как потом оказалось, обитатель этого кресла не менее прекрасен).

Марокко. Восточная Атлантика

Первое впечатление поджидало в самолете. Высокий красивый парень с орлиным взором (и носом, кажется, тоже). Расположился через два ряда впереди нас. Разговаривает по‑французски с соседним креслом (как потом оказалось, обитатель этого кресла не менее прекрасен). Мы с Олей, вымотанные столичной активностью до предела, потихоньку жуем самолетный ужин, вспоминаем французские слова и школьный курс географии.

Итак, мы летим в Марокко. То есть практически в абсолютную неизвестность. Какое оно, это Марокко (неведомое настолько, что поначалу мы говорим о нем в среднем роде)? Где оно? Это цивилизованная Африка, рассказывает мне Оля. Это там находится Касабланка — город-герой одноименного фильма и песни — экономическая столица Марокко, центр деловой активности и собрание магазинов всемирно известных брендов. Это оттуда всего-то полтора десятка километров морем до Испании. Это там экзотичный восточный пейзаж «озвучен» европейской французской речью.
Спустя три часа мы приземлились в аэропорту Агадира — лучшего курортного города Марокко. Он расположен прямо на берегу Атлантического океана, и уже одно это обстоятельство обещало нам несколько дней незабываемого отдыха.

Дворец роз
Мы поселились в замечательном отеле — тихом дворце, утопающем в разноцветных розовых кустах. Первым делом мы записались на скраб в фешенебельный SPA-центр при отеле и купили масло арагонового дерева, чтобы «нагулять» ровный интенсивный загар. А потом побежали смотреть на океан.

Океанский пляж не такой, как морской, — очень широкий, с огромной линией прибоя. Наш пляж — только часть общего, огороженная канатиками и густо заставленная лежаками. На общей части, той, что ближе к воде, отдыхают местные жители, и наблюдать за ними — отдельное удовольствие. Красивые женщины, закутанные с головы до ног в яркие шали, веселые темнокожие детишки, компания бедуинов в эффектных синих галабеях и небольшое стадо их верблюдов, уютно устроившихся на песочке неподалеку… Но главное впечатление — вид на гигантскую гору, спускающуюся прямо в океан, на зеленом склоне которой в густой африканской ночи светится огромная надпись арабской вязью. «Олимпиада-80? Дорогая моя столица?» — соревновались в остроумии русские туристы, загорающие по соседству.

Первые три дня мы вставали с мягких лежаков, только чтобы поесть. На четвертый, вдоволь отоспавшись и отлежавшись, выбрались прогуляться в город. Восток, неимоверный Восток, где все хотят обмануть — и обманывают: пыльные лавки завалены до краев сомнительными аксессуарами известных брендов, хитрые таксисты ломят баснословные цены, счет в ресторане на всякий пожарный лучше перепроверить дважды. Но главное, чем поражает Агадир, — это удивительный коктейль из Востока и Запада: здесь живут ортодоксальные мусульмане, христиане и вовсе атеисты; индусы, европейцы, арабы, французы… Занятно наблюдать очередь в «Макдоналдс» — полуголые девушки рядом с закутанной в паранджу особой!

Вернувшись в отель, мы устроились с вином в уютных диванах лобби. У бильярдного стола неподалеку расположилась компания симпатичных молодых людей. Один вдруг повернулся к нам, и… я узнала в нем того самого неотразимого попутчика из самолета. Бывает же такое! Он подошел к нам и поздоровался. На чистом русском языке. Оказалось, что Самат (так его зовут) услышал в аэропорту наш разговор с гидом и запомнил, в какой отель мы направляемся… И вот теперь приехал нас навестить вместе с компанией своих лучших друзей. По месту жительства Самат — марокканец, а по происхождению — бербер. Живет в Москве — учится в знаменитом Первом медицинском институте, домой летает на каникулы.

Последующие дни скучать нам не приходилось: с утра до ночи ребята возили нас по Агадиру. Мы обошли все лучшие дискотеки и рыбные ресторанчики, гуляли в порту, ездили к строящемуся дворцу местного принца, любовались закатом с той самой горы с арабской вязью (кстати, написано там «Аллах — король мира», что можно было предположить)…
Однако Оле все равно не сиделось на месте. Она хотела увидеть Марракеш и вечерами за ужином раскладывала передо мной красочные буклеты: «Ну посмотри, какие домики! Ну поедем! Пожалуйста!»

Дедушка из сказки

«Вы там осторожнее, в Марракеше», — напутствовали нас соседи по пляжу, когда я наконец решилась и мы собрались ехать. — Говорят, там кругом змеи!" «Представляете, хозяин одной эриады разрешил вам остановиться на пару дней у него!» — радостно сообщила нам наш гид. Эриадами называют частные дома, в которых останавливаются туристы, но в отличие от обычных гостиниц они закрыты для всех, не имеют вывесок и никогда не дают рекламы. Что-то вроде очень дорогой дачи для узкого круга посвященных.
Выехали мы после обеда, чтобы в дороге не застать самую сильную жару. От Агадира до Марракеша около 250 километров — 3−4 часа по горной дороге. Кстати, все таксисты обязательно делают во время пути остановку на полчаса у какого-нибудь кафе.

Марракеш — город, построенный из оранжевой и розовой глины, утопающий в зелени и цветах. Гостиницы, дворцы в восточном стиле, домики местных жителей…
И вот мы въезжаем в пальмовую рощу, в которой расположена эриада Dar Ayniwen, где нам предстоит провести два дня. У ворот дома нас встретил хозяин, Жак Абтан, добродушный, высокий старик в соломенной шляпе с большими полями и в белой тунике до пят. «Прямо Хоттабыч…» — шепчет Оля. Хозяин повел нас показывать свои владения. Его дом построен в начале 80-х годов на пяти акрах земли посередине пальмовой рощи. Раньше в нем жила его семья, потом Жак стал принимать гостей, а в 2002 году эта эриада попала в список 52 лучших отелей мира, и сейчас в ней останавливаются даже голливудские звезды… Мы, завороженные, ходим по дому, как по музею. Каждый предмет здесь — антиквариат, стоит безумные деньги и имеет свою собственную историю. Все детали интерьера собирались бесконечно долго, в разных уголках мира, но очень гармонично сочетаются друг с другом. Жак Абтан похвастался своей коллекцией ведерок для шампанского — она целиком занимает небольшую комнату. Именитые гости, зная об увлечении хозяина, часто пополняют эту коллекцию.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить