Мальорка. Остров, чтобы влюбиться

По-моему, острова — как люди. Тот, где живут твои друзья, становится своим, как дом родной. Незнакомые соблазняют невиданной экзотикой, манят новизной и обещают блаженство. Встречу с Мальоркой я предвкушала, как свидание вслепую: как будто знакомы, только еще не виделись. Признаюсь сразу: была смущена, ошеломлена влюбилась. Это чувство здесь — неизбежность.

Мальорка. Остров, чтобы влюбиться

Почти осязаемое ощущение влюбленности тут, похоже, поселилось давно. Свидетельство тому — одна древняя легенда.
Король Мальорки привез себе жену из дальних северных стран. Он любил ее нежно, всем сердцем, как умеют короли, но она все равно затосковала по своей далекой заснеженной стране, стала грустить и чахнуть на глазах. Не радовало ее ни синее море, ни зеленые пальмы, ни яркое солнце. Тогда безутешный король отдал королевский приказ. И однажды, выглянув в окно, северная красавица увидела чудо: весь остров был запорошен белым снегом. Радость и любовь вернулись к королеве, когда по всему острову зацвел миндаль и ветер устроил настоящую метель из нежных лепестков — мудрый и влюбленный король велел засадить свои земли миндалем.
Полюбоваться на это чудо на Мальорку каждую весну приезжает вся Европа и тонкие ценители прекрасного — японцы.
Впрочем, кого только на острове не было! Сюда устремлялись и римляне, и мавры, три столетия на пути в святую землю тут останавливались крестоносцы. И, конечно, повсюду остались их следы: арабские бани, римские мосты, акведуки, амфитеатр. Только в XIII веке остров оказался под властью испанской короны. Переплавив и впитав все разнообразие вековых традиций, культур и стилей, он и по сей день реальная часть Испании. Лакомый кусочек посреди Средиземного моря, остров даже ленивых манил как магнит, его жители постоянно держали круговую оборону (наверное, поэтому слывут расчетливыми гордецами), ухитряясь даже от судов контрабандистов отбиваться примитивной рогаткой. Древнему защитнику теперь есть памятник — бронзовый юноша с пращой стоит в самом центре столицы, Пальмы-де-Мальорка, у подножия дворца Ла-Альмудайна.

Архипелаг на одном острове Невероятно, до чего многолик этот небольшой, тем более по нашим меркам, остров. По‑моему, он вместил все, чем так привлекают Балеары: тут есть и укромные уголки Форментеры, и заповедная тишина Менорки, и сумасшедшее веселье острова-праздника — Ибисы. Стоит отправиться на ночь в курортный район Магалуф (в двух шагах от Пальмы), и увидишь, как улицы превращаются в одну грохочущую дискотеку. Когда танцующие
и гогочущие толпы сплошным потоком перетекают из одного бара другой, мелькают и меняются ритмы, карнавальные наряды, фейерверки и лица. И только стражи порядка с мускулатурой Терминатора в проводах переговорных устройств надежно стоят на перекрестках — несокрушимые, как утесы.

Парадоксы
Пальмы

С высоты дворца, построенного на древней арабской крепости, еще со средних веков наблюдает за городом бронзовый архангел Гавриил. Просторные и прохладные дворцовые залы служат летней королевской резиденцией, откуда прекрасно видна фантастически красивая гавань: сюда заходят белоснежные красавцы — круизные лайнеры, и здесь стоит на якоре яхта короля Хуана-Карлоса I.
А буквально в двух шагах, чуть ли не впритык, — знаменитый Кафедральный собор, выстроенный на месте мавританской мечети. Ни на каком другом острове в мире нет такого грандиозного гимна готике. Начали его строить сразу, как только тут появились испанцы, и за пять столетий воздвигли такое, что в начале ХХ века епископ Мальорки вынужден был призвать великого Гауди, чтобы тот вернул собору гармонию и величие готического прошлого.
Собор и дворец — самое сердце Пальмы, а над ней, над сказочной гаванью и опоясывающим ее тенистым бульваром, возвышается замок Бельвер. И никогда не догадаешься, что эта великолепная смотровая площадка, эта цитадель с изящными портиками во внутреннем дворике на самом деле тюрьма. Вот уж действительно наказание — знать, какая красота вокруг, и не видеть ее!

Рай для художников
Игра света при мягком средиземноморском солнце обретает на острове какую-то самостоятельную мистическую силу. Каждый, кто умеет рисовать, не может не почувствовать себя живописцем. Стоит заглянуть в дом-музей Торрентса Льядо — художника, дизайнера, путешественника и коллекционера, чтобы убедиться: остров — неиссякаемый источник вдохновения. Потому сюда и тянутся художники со всего света. Между прочим, выставка «Золотые дети», что прошла в Москве зимой, приехала отсюда, с Мальорки.
Замечательную коллекцию портретов детей XVI—XIX вв.еков уже много лет собирает удивительная чета скульпторов: она француженка, он венгр, оба в свое время не смогли расстаться с островом, поженились и основали свой художественный фонд. Здесь полотна хранятся в подземном бункере, оборудованном по последнему слову музейных технологий, а над ним — розовый сад: больше 200 сортов роз пахнут так, что аромат ощутим еще на шоссе.
И вообще тут будто только тем и занимаются, что украшают все вокруг, и разве что слепой может не проявить художественный вкус. И так, похоже, тоже было всегда.

Обыкновенная роскошь
Тем, кто сомневается, не мешает заехать в «Ла-Гранжу». В принципе, это этнографический музей. А на самом деле — усадьба-заповедник, пример того, как тут раньше жили. В ботаническом садике с собственным родником, водопадом, фонтанами и солнечными часами, утопая в прохладной зелени, стоит себе особняк. А в нем — абсолютно все, что нужно, чтобы никак не зависеть от всего остального мира: от динамо-машины, аптеки, ткацкой, сапожной и скобяной мастерских — до ювелирной. Натуральное такое хозяйство.
Как пройдешь по галерее во флорентийском стиле, полюбуешься антикварной мебелью, удивишься миниатюрному театральному залу для кукольных спектаклей, как отведаешь свежеиспеченного хлеба с домашними колбасками и продегустируешь разные вина и наливки, так и размечтаешься. Кому же не захочется пожить в таком идиллическом и экологически чистом уголке?!
А тут и показывают туристам домашнюю тюрьму с инквизиторскими орудиями пыток — чтобы от реальности не отрывались.

Пляжная жизнь
Она и есть реальность и восторг туристов. За ней, собственно, начиная с апреля, сюда и едут, да так, что за год отдыхающих бывает на острове в 20 раз больше местного населения. И это правильно! Потому что уже на карте видно: побережье острова до того изрезано, что напоминает мелкие оборки, а они на самом деле — 550 км заливов, больших и маленьких бухт, диких каменистых и роскошных песчаных пляжей. Большинство из них отмечено голубым флажком Евросоюза — знаком полной безопасности, чистоты и ухоженности (по секрету: спасатели здесь такие, что в Малибу еще поискать). И курсируют между ними морские катера: загораешь на палубе или следишь через стеклянное днище за подводной живностью и ощущаешь себя чуть ли не Туром Хейердалом. Потому что получается не прогулка даже, а экскурсия.
На восточном побережье есть уголки — точь-в-точь Прибалтика: дюны, сосны и поляны, заросшие медуницей. А еще тут есть пещеры. И какие! Пещера Дракона, к примеру (по легенде, ее вход охраняло огнедышащее чудовище), — это анфилада уходящих в глубину залов, ведущих к самому большому в мире подземному озеру и амфитеатру на несколько сотен зрителей: подсветкой имитируют рассвет, из-за сталагмитовых колонн выплывает лодка, и слышен нежный голос скрипки. Эффект поразительный. Только когда выходишь наверх, сознаешь, что музыка тебе не померещилась, а пещерный скрипач — просто редкая такая профессия.
Северный берег — совсем другая картина. Скалы и эвкалиптовые рощи еще 20 лет назад покорили сердце Майкла Дугласа. Он не просто купил здесь виллу и открыл классный ресторан (феерическая кухня, специализация — морепродукты), а стал настоящим краеведом.
Не хуже австрийского эрцгерцога, который, отказавшись от короны, посвятил свою жизнь изучению Мальорки. И не только: он практически жил на яхте и, превратив ее в исследовательское судно, скитался по морям и океанам. Сюда, на Мальорку, к нему приезжала кузина Сиси, любимица всей Австро-Венгрии.
И это уже не легенда и не предание, а та самая неправдоподобная романтическая история, которая переходит от дедов к внукам: только любовь к простой мальоркинке неизменно приводила яхту эрцгерцога обратно — на север острова, к мысу Форментор.
Я же говорю, тут влюбиться — пара пустяков. А кто не верит, тот еще не был на Мальорке.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить