Лазурный берег

Ирина Лобачева провела неделю на Лазурном Берегу и в очередной раз обнаружила, что отдых здесь может быть познавательным, расслабляющим и совсем не пафосным.

Лазурный берег

Ницца, Канны, Сен-Тропе, Антиб… Считается, что сюда едут исключительно богатые и знаменитые — так принято, так правильно. Я тоже так думала, пока не попала в крохотный средневековый городок на живописном холме в нескольких километрах от морского берега. Друзья привезли меня сюда, ни о чем не предупредив. Просто сказали, составляя маршрут нашего пути из Грасса, что мы заедем в Сен-Поль-де-Ванс — обед в «Золотой голубке» заказан месяц назад! Тогда я очень удивилась, почему так заранее.

Очень живописно

Компания игроков в петанк гортанно выясняет, был ли последний бросок победным. Чтобы войти во двор скромного с виду отельчика, интуитивно наклоняешься, боясь удариться головой. Наверное, из-за этого я и просмотрела французское название гостиницы и ресторана. А войдя, остолбенела, обнаружив на стенах картины, картины, картины — очень много картин, без сомнения, написанных импрессионистами. И много фотографий, на них тоже знакомые все лица. Тут меня и осенило: я в La Colombe d’Or. Это сюда в начале прошлого века регулярно приезжали Модильяни, Пикассо, Кокто, Утрилло, Вламинк, Синьяк, Миро, Леже, Матисс, Шагал, ценившие Сен-Поль за обилие света и ярких красок. Славы и денег у художников не было, и они расплачивались с хозяином Полем Руо своими работами. Так сложилась бесценная коллекция — картин и постояльцев. Через полвека здесь играли свадьбу Ив Монтан и Симона Синьоре. А еще в Сен-Поле долгие годы жил Марк Шагал, он и похоронен здесь же, на крохотном кладбище.

Я это все вспомнила и сосредоточиться на заказанном за месяц обеде уже не смогла. Все бегала, боясь, что какую-то картину не увижу, какую-то подпись на фото не успею прочесть. Что до обеда, то он был по‑провансальски вкусным — не более того.
С тех пор, попадая в эти края, я всегда заезжаю в Сен-Поль. Заказом обеда в La Colombe d’Or не заморачиваюсь. Не верь, что лютые охранники не пускают людей со стороны, уверенно открывай дверь, проходи через ресторан к бару, заказывай кофе (он, кстати, очень неплох, что во Франции не часто бывает), а потом броди себе по отелю-галерее сколько захочешь. Проверено не раз.

Тайна клада

Прошедшим летом я искала место, где бы привести себя, мысли, лицо и тело в порядок после очередной сдачи номера, и подумала: поеду-ка на Лазурный Берег, в Chateau Saint-Martin & Spa. Этот отель в прямом смысле слова парит в воздухе над Вансом (и Сен-Полем, конечно). Замок, вписанный в предгорья, носит имя святого Мартина Турского — он жил здесь в IV веке. В 1115 году поместье передали прованским крестоносцам. Тамплиеры укрепили фортификационные постройки (от них остались подвесной мост и ворота) и, говорят, зарыли здесь несметные сокровища. Это забавно, потому как самые достоверные сведения о богатствах тамплиеров мне были пересказаны раз 20 в самых разных местах Европы.

Я, однако, приезжаю в Chateau Saint-Martin не за сокровищами, а за уютом и покоем. С балкона номера видны дрожащие в морском мареве огни Антиба. Воздух напоен ароматом лаванды и неведомых мне трав — да-да, тех самых, прованских, что мы покупаем в пакетиках как приправы. Здесь отличное спа, где за три процедуры, которые разработали специалисты La Prairie, делают тебя на 10 лет моложе — может, не всех, но меня определенно делают! Здесь открытый бассейн работает круглые сутки — однажды я проплыла назначенные себе 2 километра в три утра, а когда поднялась на бортик, обнаружила у себя на лежаке теплую махровую простыню — кто-то невидимый побеспокоился, чтобы я не замерзла. Здесь в отмеченном двумя звездами Мишлен ресторане колдует на кухне кудесник Янник Франк. Здесь удивительные рассветы и невиданной красоты закаты, впрочем, знакомые всем по полотнам тех самых импрессионистов.

Что удивительно

Я каждый раз открываю на Лазурном берегу что-то новое. В последний приезд — капеллу в Вансе, построенную Матиссом. В ней тихо и безлюдно, и можно долго смотреть, как отблески цветных пятен от витражей ложатся на пол.
А как-то утром меня восхитил рынок Форвиль в Каннах. Много сыров, зелени, овощей и фруктов, в рыбных рядах — различные моллюски на ледяных глыбах. Вырвавшись из пряно пахнувшего плена, обалдевшая от впечатлений, со смешным букетом из ярких перчиков в руках, я наконец-то нашла знаменитую тратторию Le Pastis. «Все блюда и напитки южного Прованса» — кривоватая надпись мелом на аспидной доске у входа. Седло барашка и местное вино оказались выше всех похвал. А сухощавая, как англичанка, и насмешливая, как француженка, девушка, приносившая еду, прощаясь, вручила мне визитку и пообещала, что будет ждать новой встречи со мной. Хорошо бы.
Неужели в этом милом провинциальном городе есть пафосная набережная Круазетт? И Дворец фестивалей? И звезды в бриллиантах? Ноги вынесли меня на эту самую набережную. Прошла через Аллею Звезд — самих звезд замечено не было. Вышла к кинодворцу, похожему на заштатный Дом культуры. На его лестнице фотографировались туристы. Я иду к стоянке такси. Впечатлений в этой поездке, кажется, у меня уже было в избытке. Даже без звезд.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить