Баия без правил

Сколько нужно страсти для драки и брака, сколько можно съесть острого перца и сколько юбок полагается уважающей себя даме на родине капоэйры…

Баия без правил

На родине капоэйры, в первой столице Бразилии Салвадоре, Анна Москвитина узнала, сколько нужно страсти для драки и брака, сколько можно съесть острого перца и сколько юбок полагается уважающей себя даме.

Поехать в бразильский штат Баия меня подбил брат Петя из Калифорнии, мастер капоэйры. Мне хотелось не только увидеть уличные бои, но и открыть тайны местного культа «кандомбле», о котором я читала у Умберто Эко. Но в последний момент планы брата сорвались — он помирился с невестой-японкой, промотал все сбережения на родине карате, а мне сказал: «Прости, так уж вышло». И все же, несмотря на предрекаемые подругами опасности, я решила довести семейный проект до конца!

Святая земля
«…В Салвадоре, этом волшебном городе, все на грани игры и смерти, безмятежный тропический воздух напоен опасностью…» — вещал мне в самолете молодой писатель-историк из города на юге Бразилии, где живут в основном выходцы из Германии и Австрии.
За восторженными метафорами и непредвзятыми историческими выводами с трудом скрывалось заветное желание южан навсегда отделиться от бедных северных штатов, избавиться наконец от всей этой непонятной афроиндейской мистики.
Полное название бывшей столицы Бразилии — Сан-Салвадор да Баия де Тодос ос Сантос — в переводе «город Святого Спасителя на Заливе всех Святых». Столь витиевато столица была названа набожными португальцами в XVI веке в честь католических праведников и мучеников. Но для местного населения христианские святые стали воплощением африканских богов.
В этом «городе тысячи церквей» — или, как его еще называют, Африканском Ватикане — божества и духи предков из Конго, Анголы и Бенина регулярно вселяются в людей на церемониях в сотнях террейро. Террейро — здания, а иногда — священные рощи, где отправляются афробразильские культы.
Из окна самолета место силы выглядит как мегаполис с огромными массивами небоскребов среди пальм и сейб (очень толстых деревьев, похожих на баобабы). При ближайшем рассмотрении небоскребы оказываются бетонными многоэтажками с выщербленными от влажного ветра стенами.
Первые живые существа, которых я встречаю на пути из аэропорта, — огромные грифы. Стервятники с тонкими лысыми шеями — по сути наши серые дворовые голуби-мутанты — здесь почти домашняя птица. Полет у этих санитаров помоек, правда, совсем не голубиный. Меня бросает в холодный пот от вида десятка стервятников, кружащих над автострадой в ожидании обеда.
Пальмовые рощи вдруг сменяются лабиринтами дорожных развязок. Домишки и лачуги с незастекленными окнами, которые, как ласточкины гнезда, облепили склоны холмов, сплошь разрисованы граффити.
Мультипликационного вида телефонные будки в виде плодов гуавы и манго, горы кокосовой скорлупы, стаи одичавших собак. Знаменитые бразильские трущобы «фавелы» запросто соседствуют с роскошными городскими парками, где бьют фонтаны и гуляют по вольерам длиннохвостые ягуары и броненосные черепахи.

Делать стойку на голове салвадорцы учатся раньше, чем ходить
На пляж выходи максимум в бикини, здесь ценят откровенность

Былая роскошь
Исторический центр города — холм Пелоуриньо — оказывается скоплением обветшавших дворцов и фонтанов. Сегодня там, где когда-то творилась колониальная история, царит живописное безвременье. Сквозь изразцы, покрывающие купол собора, по стенам фортов ползают ящерицы. На улицах, названных в честь португальских принцесс и королей, ремонтируют ржавые «Нивы». Воздух наполняют упругие звуки барабанов и пения. Время от времени кто-то из толпы подходит и повязывает яркую ленту (верное средство от сглаза) мне на руку. А на бывшем рынке рабов Меркадо Модело продают сувениры потомки африканцев. Бойкий торговец тычет мне в лицо куклой в баиянском костюме. Улыбаясь беззубым ртом, резким рывком задирает ей юбку, под ней оказалась такая же кукла — мистический реализм, одним словом!

Салвадор стал столицей Бразилии благодаря удобному и безопасному порту на берегу Атлантического океана


Танец смерти
«Танец, ранящий в сердце» — помню гласила афиша выступления бразильской труппы капоэйристов в холодном Санкт-Петербурге. Но в Салвадоре в школах капоэйры мне отчаянных схваток увидеть не пришлось. Сходки капоэристов «рода» происходят на городских улицах в сопровождении ритма «говорящих барабанов» и выглядят совсем не воинственно: задача — не расквасить сопернику нос, а пронести ногу в миллиметре от него. Двое парней идут передо мной, болтая и жестикулируя, и вдруг спонтанно начинается поединок — один из них делает пять сальто подряд, из шестого приземляется в набежавшую волну, пропадает под водой и выныривает уже в десяти метрах от берега. Рядом четырехлетние малыши, хихикая, делают стойку на голове и непринужденно растягиваются на шпагат в воздухе — очевидно, преодолевать гравитацию здесь умеют с детства.

КАК ДОЕХАТЬ
Авиабилет (со стыковкой в Европе) — от 40 тысяч рублей (Airfrance, KLM); Москва/Санкт-Петербург — Сан-Пауло — от 600 евро (Air France, KLM);
в Бразилии внутренний перелет Салвадор — Сан-Пауло — от 150 долларов (от 300 реалов) — местные бюджетные авиалинии TAM, GOL или BRA.
ГДЕ ЖИТЬ
Проживание в гостиницах — от 50 долларов в сутки (100 реалов), в частных гостиницах типа «поусада» — от 15 долларов в сутки (30 реалов).

Частный сектор
Благодаря невероятной красоте, Салвадор считается самым привлекательным туристическим центром в Бразилии наравне с Рио и Сан-Пауло. Пятизвездочных отелей и здесь немало: это VIP-резервации с частными пляжами с привозным песком. Пряностями, жареным мясом, благовониями тут и не пахнет, не мешают звуки уличных барабанных оркестров — и кому-то, наверное, такой отдых в кайф.
Остальным стоит селиться в «поусаде» — маленькой частной гостинице. Например, в районе Барра, на мысе, разделяющем океан и гигантский Залив Всех Святых. В ста пятидесяти метрах — городской пляж. Моей «поусадой» владеет итальянец, на фасаде — изразцы с житием Дон Кихота, на террасе — хозяйская приемная дочь-мулатка безуспешно пытается делать уроки, в комнатах мраморные балконы и мебель «Икея» — очень бразильское сочетание. «Ее (мебель) пришлось из Европы заказывать, в этой стране такое не достать», — с гордостью подчеркнул хозяин. Поневоле задумаешься: а так уж это и плохо?.. Но стоит заметить, что ценники в «поусадах» так же дружелюбны, как и в «Икее».

Зачем портить лицо ритуальными шрамами, когда есть лейкопластырь
Без чувства юмора вход на карнавал запрещен

Торгуют все!
Улицы главного торгового квартала — большой африканский рынок. На скамейках, бордюрах, оградах люди сидят вплотную, болтают и наблюдают за народным трафиком. Под ногами — на развернутых газетах — самодельные мышеловки, щипцы для распрямления волос, связки пупсов-негритят — то два по цене одной, то пять по цене трех. Кто-то сидит на асфальте с кулем зеленой фасоли и лущит стручки, кто-то — с большим пакетом силиконовых бретелек и пришивает к ним стразы.
На каждом углу лотки со встроенными кастрюлями и сковородками, над которыми восседают афробразильянки вроде Жануарии из «Рабыни Изауры». Они с вдохновением весь день напролет колдуют над блюдами знаменитой и обжигающей баиянской кухни. Таких же импозантных дам в кружевных тюрбанах, пышных юбках из ярких африканских тканей, панталонах с рюшами и килограммами бус на шее можно увидеть в центре города. По цвету бус нетрудно определить, дочерью кого из африканских божеств она является. Подобным же образом одеваются «матери святых» на церемониях в священных домах кандомбле. Портреты наиболее авторитетных из них висят по всему городу, видимо, чтобы салвадорцы и гости города не забывали, кто здесь всем рулит.

НА КАРНАВАЛ!
В Салвадоре проходит самый большой уличный карнавал в мире, он попал в Книгу рекордов Гиннесса. В 2009 г. карнавал пройдет с 19-го по 24 февраля. Пик безумия придется на ночь с пятницы на субботу. На это время власть в городе обычно переходит «толстому королю», которого избирают из числа самых массивных афробразильцев — салвадорцы считают, что хорошего человека должно быть много. Оставив ценные предметы в отеле и запрятав деньги ближе к телу, окунись в пучину веселья. Если до сих пор самбу ты не танцевала, научишься прямо на карнавале, ты быстро попадешь в ритм танцующей толпы, двигаясь с ней по течению (специальных трибун для туристов, как в Рио, здесь не предусмотрено). Поэтому, чтобы не заблудиться в толпе, заплатив символическую сумму (карнавальный взнос), присоединись к одному из блокос, это даст тебе возможность идти с музыкантами и танцорами в охраняемой зоне.
Но если ты не успела на карнавал, не отчаивайся: празднества с многолюдными процессиями в Салвадоре проходят круглый год. Второй четверг после Крещения — грандиозный праздник Лавагем до Бонфин — омовение лестницы собора Бонфин. Баиянские матроны в разноцветных бусах и многочисленных юбках моют ее водой из ритуальных сосудов и усыпают цветами под песнопения на древнем африканском языке йоруба. Не менее зрелищный праздник Феста да Иеманжа посвящен богине океана, в это время памятники в виде русалок стоят по всему городу. В темноте народ собирается на берегу и в воду опускает жертвоприношения (цветы и зажженные свечи) богине Иеманже, Матери Вод, властительнице пристаней.

Шашлык-башлык
На пляже после километрового заплыва меня одолевает голод. Но не успеваю я опомниться, как ко мне подруливает ароматный лоток с шашлыками «шурашка», креветками и жареным сыром на деревянных шампурах. Его колоритная хозяйка, одетая как кукла на самовар, кричит мне в самое ухо «кежу!» (сыр) или «камарау!» (креветка). В Салвадоре тебя зауважают, если ты съешь, не поморщившись, кусок «шурашки», облитый соусом пименто из ядреных перцев.
Когда речь заходит о национальной бразильской кухне, все бразильцы вынуждены признать, что это кухня баиянская, хотя не каждый житель Сан-Пауло сможет одолеть без слез настоящий баиянский обед. Меня же просто завораживает эта афроиндейская алхимия с ее похожими на кораллы белоснежными лепешками из хлопьев клубней маниоки, чечевичной похлебкой с цельными креветками, тефтелями с молотыми орехами, отшибающими память пряностями и нежным соусом из кокосового молока.

Пышные юбки женщины-жрицы носят как знак своей избранности
Красота в Баие —
норма жизни

Здесь был Вася
Ни одного русского лица за все две недели мне не встретилось. Зато салвадорцы охотно делились воспоминаниями о легендарном бедном русском эмигранте Васе из Верхнего города, который взял и основал больше века назад один из главных банков страны. Но в алкогольных отделах супермаркетов рядом с ромом и тростниковой кашасой всегда стоит русская водка бразильского розлива. Сорт Яajskaja чуть дороже, чем сорт Nataxa. Некоторые бразильцы также знакомы с метким выражением Наполеона — «Смелый, как пьяный русский». Они цитировали его каждый раз, встречая меня, хотя при этом никто ничего не пил. Наверное, имели в виду, что я смелая, раз добралась сюда.

Огонь страстей
«Страстный итальянец» — звучит, «темпераментый мексиканец» — тоже вполне, «знойный бразилец» — как-то не очень. Хотя салвадорцы — люди, несомненно, горячие, но в своих кругах. В рекламе кока-колы или местного энергетического напитка «гуараны» обязательно присутствуют слоганы типа «Целуй меня всю ночь». И что это, как не отражение менталитета?! Торговец этнической бижутерией и продавщица кокосов, пока нет покупателей, включают самбу на старом магнитофоне, приплясывая, выходят из-за прилавков и, шлепнувшись друг об друга задами, возвращаются на места. Выходя на переменку из школы, старшеклассники не идут курить «мальчики направо, девочки налево», а распределяются по парам. В результате целующихся подростков приходится обходить по проезжей части.

Иногда Салвадор очень напоминает тихий европейский город,

…но первое впечатление обманчиво


Это не карнавальный
костюм, а повседневная
одежда истинной
баиянки


Супруги целыми днями лежат на пляже. Если купаются, то зайдут в воду по колено и в двух шагах от берега лениво, в обнимочку качаются на волнах, либо бок о бок ходят по дну руками, как маленькие дети. Или все-таки, оставив многочисленных курчавых отпрысков лепить котлеты из песка, заплывут за камень у форта и вернутся оттуда минут через сорок. А сцены ревности в духе бразильских сериалов закатывают прямо на улицах. Вот атлетичного сложения муж в майке-алкоголичке вырывает жену мулатку из объятий стареющего белокожего плэйбоя. В ответ разгневанная жена со страшными ругательствами раздирает мужу лицо длинными ногтями. Ошеломленный гринго предусмотрительно отходит в сторонку, боясь подвернуться под горячую руку. Но прошла минута, и, кажется, страстные супруги забыли об упитанной причине ссоры, они жарко сливаются в экстазе поцелуя, прерываемого то ли проклятиями, то ли признаниями в любви.
На обратном пути моим соседом по креслу оказался немец, летевший из Салвадора в Европу повидать родню. На мой вопрос о том, как он оказался в Баия, иронично замечает: «Был я когда-то давно женат на женщине родом из Салвадора. Это длилось целый год!». Почти как в книге Умберто Эко — герой со слишком хорошим образованием попадает в Салвадор из-за любви, а остается там, полюбив Бразилию. Попутчик с пристрастием расспрашивает меня про впечатления о стране: «Ну и как, хоть раз-то ограбили?» — «Да вроде нет». — «Так за такое короткое время и не успеешь нормально нарваться. Приезжай еще. Бенвенида кэрида!»


 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить