12 греческих подвигов

Впервые в моей жизни случилась замечательная поездка, о которой не хотелось писать ни строчки. На греческих островах Родосе и Крите мне было настолько хорошо, что выносить это на бумагу казалось кощунством. Но я все же совершила свой ДВЕНАДЦАТЫЙ ПОДВИГ — описала все как было. А вот и еще одиннадцать, уже совместных.

12 греческих подвигов

Впервые в моей жизни случилась замечательная поездка, о которой не хотелось писать ни строчки. На греческих островах Родосе и Крите мне было настолько хорошо, что выносить это на бумагу казалось кощунством. Но я все же совершила свой ДВЕНАДЦАТЫЙ ПОДВИГ — описала все как было. А вот и еще одиннадцать, уже совместных.

РОДОСное начало


Наутро мы все же смогли насладиться пейзажем уютного отеля Atlantica Aegean Blue.

«Dobro pozhalovat' v Gretsiyu!.. »
«Какой же ты у меня некреативный, написал бы „Добро пожаловать или посторонним в…“, например», — заговорила я с собственным телефоном. Нет, я пока не наблюдаюсь у психиатра, просто из всей пресс-группы в 10 человек я знала одну лишь Настю, однокурсницу другой Насти, нашего постоянного автора.
«Nas 10!» — написала я подруге.
«Negrityat?» — ответил более креативный, чем телефон, собеседник.
«Ili 8 zhencshin!» — Нет, я вовсе не феминистически настроенный редактор глянцевого журнала, я просто мирный человек: в «Негритятах» погибают все, а в «Женщинах» только один… мужчина. Хм, или все-таки феминистически?

В первый же вечер русскоязычный гид Катя повезла нас на экскурсию по Старому и Новому Родосу. ПОДВИГ ПЕРВЫЙ, географический: мы видели место, где сливаются Эгейское и Средиземное моря (и это возле небольшого в общем-то островка!). ПОДВИГ ВТОРОЙ, опять географический: мы видели еще одно место, откуда до Турции рукой подать — 45 минут на катамаране. ПОДВИГ ТРЕТИЙ, гурманный: мы побывали в кафе, где подают вкуснейший кофе по‑гречески (в России он зовется «кофе по‑турецки», тссс!).


В гончарной мастерской.

Вечером я совершила свой личный, ЧЕТВЕРТЫЙ ПОДВИГ — сагитировала всех на ночное купание, кажется, в Эгейском море на пляже отеля Atlantica Aegean Blue. Мы не увидели впотьмах ни жемчужно-белых камней, ни чистейшей воды, ни отвесных скал, но зато после купания стали откликаться на свои имена. Ну то есть эти имена все запомнили. Следующий день мы почти весь провели на палубе, точнее, на палубах. У нашего корабля их было три. Верхняя, оккупированная престарелыми немцами, жадными до приключений и не боящимися морского бриза. Средняя — с немцами помоложе и китайцами, жадными до сидячих мест, на которых они расположились с ногами и с сумками (видимо, предыдущая ночь у них не ограничилась трезвым купанием). И нижняя — занятая в основном нами. На нашей сильно укачивало и пахло корабельным топливом. Как ни странно, эта атмосфера располагала к общению под хрустящие трубочки Popodopoulos.

На острове Сими, куда мы прибыли через два часа, заботливый гид нас пересчитал. Как только прозвучало финальное «девять!», я начала душить в себе «негритянскую» мысль. Моя внутренняя борьба продолжалась минут 10, пока недостающий член группы не был найден… спящим на нижней палубе. Все время посещения монастыря Панормитис с иконой Архангела Михаила мы, конечно, радовались воссоединению с десятым членом. К слову, на острове с площадью 69 кв. км находятся 280 православных церквей. Все греки, понятное дело, уважают православных русских, в особых случаях могут даже спеть что-то вроде «Волга — русская река».

ПОДВИГ ПЯТЫЙ совершают каждый день греки, достающие со дна морского мягкие, натуральные и почти живые (а точнее, дикие!) губки. Так называемые «шерстяные» — для глубокого пилинга, на глубине 35−69 метров и более нежные «шелковые" — на глубине 70−80 метров…


За губками греки плавали не на таких кораблях…

Последний день на Родосе прошел под знаком новизны. До недостроенного, но при этом реконструированного акрополя с храмом Афины Линдской мы предпочли добраться на осликах — за 5 евро. Если соберетесь повторить наш ШЕСТОЙ ПОДВИГ, будьте осторожны: ослики по пути, простите, какают и весьма фривольно покачивают задом в сторону пропасти. Дальше наш путь лежал к православной церкви Богородицы Цамбики (в переводе — «искра»), запомнившейся мне двумя вещами. Во‑первых, невероятно древним деревом-гибридом у выхода (если я не путаю, оно появилось в 102 году н.э.). И во-вторых, преданностью главной церковной иконы, которую упорные греки пытались перевезти на Кипр и которая потом чудесным образом возвращалась домой (чтобы удостовериться, что это именно она, ее край поджигали). СЕДЬМОЙ ПОДВИГ.

А мы тем временем исследовали центральную часть острова. И, надо сказать, чем глубже в остров, тем больше дров: впечатляющие величавые сосны после равнинных песчаных пляжей на западе и горных каменистых с изумрудной водой на востоке. Так вот, в самой глубине острова находится оросительный канал «Семь источников» длиной 187 метров. Сверхидея следующая: ты проходишь босиком по узкому длинному тоннелю, хватаясь за стены, тоскуя по обществу и изнывая от клаустрофобии, а потом выходишь свеженькая, обновленная и заново родившаяся. Отличное времяпрепровождение, я бы плату за перерождение брала. А что? «Помогаем совершить ВОСЬМОЙ ПОДВИГ. 100 евро».
«Ya rodilas!» — был мой посыл креативному sms-собеседнику. — «V Sibiri?» — был его отклик.

Уменьшительно-ласкательное
Интересно происхождение греческих фамилий типа Даманакис (Костас, генеральный менеджер отеля Aquilla Porto Rethymno): когда турки завоевали Крит, они специально называли критян унизительно-ласкательными именами, чтобы указать им их место. А вот если ты захочешь на греческий манер приласкать, например, маму, просто добавь к ее имени суффикс -нуля: Ануля, Иннуля. Правда, с моей знакомой Настей будет сложнее: на нежном языке она… Тасула.

Теперь поКРИТикуем?


Мы с коллегой по пресс-туру были упрямее ослов — слезать не хотели.

Вторая часть нашего путешествия — остров Крит. Настало время ДЕВЯТОГО ПОДВИГА: 40-минутный перелет над морем в очень маленьком самолете. Ощущение — будто зашли в скромный рейсовый автобус и не успели съесть положенный бутерброд/дослушать альбом Земфиры/довести до конца спор о вкладе Андрея Битова в пушкиноведение (нужное подчеркнуть), как пришла пора выходить. А на выходе — о ужас! — нас ждали не только греки. Но еще и показатели греческого гостеприимства — рюмки с узо (греческая анисовая водка). И это в 11 утра! Не обнаружив рядом кадки с фикусом, я опорожнила свой стакан в ближайшую напольную пепельницу.

Обед по‑критски:
Корзина с булочками с пастой из мятых оливок (подаются с ракией — виноградной водкой).
Закуска Аристи: «замок» из печеных помидоров, травы рока, творога, мяты и приправ.
Голубцы, фаршированные чечевицей и мятой (с белым вином).
Скьюфихкта — домашнее тесто в мясном бульоне, с тертым овечьим сыром и зеленым перцем.
Фуриарико — мясо дикой козы с медом и тимьяном, печеный картофель (с красным вином).
Горячий пирог из инжира, с мороженым и корицей. Кали орикси! (Приятного аппетита!)

Наш новый гид — на этот раз русскоговорящая гречанка — очень интересовалась всем русским. А именно: роком и обсценной лексикой. Первый свой интерес она подкрепляла диском любимого русского исполнителя, «выпивающего интеллигента на «М». Позже мы узнали, что заслушивается она не Мазаевым, не Мумий Троллем и даже не группой «Мальчишник», а… (минуту внимания!) Борисом Гребенщиковым. Возможно, она просто читала справа налево — «АквариуМ». Ммм… «В… p… Oh… Vot eto nomer!» — почему-то второй интерес нашего гида использовала я, посылая очередную порцию коротких сообщений из собственного (о да!) бунгало в отеле Aquila Rithymna Beach. Я была потрясена широтой своих познаний (даже записала несколько выражений для любознательной гречанки), но по-другому описать происходящее со мной, увы, не могла. Гостиная в стиле… ну просто в стиле, огромная спальня с вместительной ванной и прозрачными стенами, собственный бассейн, собственный выход к морю и… слишком насыщенная экскурсионная программа.


Неюноша, поющий по‑русски в замке Франгокастелло, в кадр не попал.

Кинув сумки, мы побежали осматривать отель. И снова достойный ДЕCЯТЫЙ ПОДВИГ. По весне маленькие черепашки с милым названием карета-карета (столь же милы для моего уха лишь Баден-Баден, чао-чао и иланг-иланг) ползут вдоль берега в далекие края откладывать яйца. И вот тогда на первый план выступают смотрители отеля: они выключают все освещение на побережье и просят постояльцев плотно задергивать шторы. Дабы микрочерепашки не сбились с пути. Ну как? Я была потрясена…"IQ Shakiri — 120!!!» — обо мне вспомнил креативный абонент, когда мы гостили уже в другом отеле, Aquilla Elounda Village. Не знаю, отдыхала ли тут Шакира (у нас был не тот уровень секретности, менеджер отеля не кололся), но определенно здесь, неподалеку от курорта Элунда на берегу чарующего залива Мирабелло, есть где укрыться от назойливых папарацци и отдохнуть достойно.


Они были моими — море и бассейн! В отеле Aquila Rithymna Beach.

Путешествуя по извилистым критским дорогам, мы обнаружили много чудных мест. Это и замок Франгокастелло, построенный венецианцами в XIV веке, где, как рассказывают, каждый год 17 мая вновь разыгрывается битва между греками и турками, произошедшая в 1828 году, и где колоритный греческий неюноша споет вам песню на нечистом русском языке. И портовый городок Ханья. И Кносский дворец, ровесник пирамид, с лабиринтом Минотавра, троном Минотавра и наверняка поцелуем Минотавра. Только вот лабиринт — это и есть сам дворец (минойцы не владели искусством симметрии), а для поцелуя «минотавра» лучше приводить с собой. Минойцам присуждается ОДИННАДЦАТЫЙ ПОДВИГ
«Vash dolg sostavlyaet…» — начал было аппарат.
«Какой же ты негуманный!» — успела я его одернуть. Уже дома.


Фото: автор

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить